1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1145

Кто на свете всех милее?..

Нет, для прямых иностранных инвестиций Россия, конечно, не самое милое местечко. Самый привлекательный для них, известно, Китай. Впрочем, слыть мировым инвестиционным «пылесосом» и быть им — вещи разные, стремится доказать международная компания «Эрнст энд Янг» в своем пятом ежегодном исследовании «Открытый мир», посвященном инвестиционной привлекательности стран Европы относительно других регионов мира. Но для нас главное, что в этом исследовании нашлось несколько добрых слов в отношении России.

 

Насколько исследование «Эрнст энд Янг» репрезентативно, судить сложно: оно охватило мнения 834 руководителей международных компаний, что по меркам социологии несколько меньше «нормы». Впрочем, судя по национальной структуре опрошенных, исследователи хотели услышать голос прежде всего европейских (56%) компаний и особенно западноевропейских (52%). Остальное досталось североамериканцам (33%) и азиатам (11%).

По размеру бизнеса респондентов их структура выглядит вполне логично: 34% — компании с оборотом до 150 млн евро, 41 — от 150 млн до 1,5 млрд и 25% — свыше 1,5 млрд евро. Достаточно разнообразна и оправданна отраслевая их структура, где основу составили предприятия промышленности и энергетики (37%).

Но перейдем к результатам. Судя по данным исследования, между инвестиционной привлекательностью той или иной страны и реальными вложениями в нее имеется большая разница. Привлекательность — это имидж, доверие инвесторов, оценка ими преимуществ и возможностей в конкретном государстве или регионе, а прямые иноинвестиции — это уже реально вложенные суммы, количество реализованных проектов и вновь созданных рабочих мест. Причем «Эрнст энд Янг» не учитывает не только портфельные инвестиции, что естественно, но и сделки по слиянию и приобретению. Иначе говоря, у нее на карандаше инвестиции самые что ни на есть прямые.

Так вот, по привлекательности, как и ожидалось, выше всех стоит Китай (47% отданных ему голосов), далее следуют Центральная и Восточная Европа (42), Западная Европа (33), Индия (30%). У нас, как можно было догадаться, самый низкий показатель (21%), но чего не ожидалось даже с поправкой на финансовый кризис — ровно такой же результат у США вкупе с Канадой.

Однако совсем иная картина с реальными прямыми инвестициями (см. диагр. 1). Обратите внимание: у любимца инвесторов Китая, да и то в сумме с Гонконгом, в 2007 г. доля инвестиций не превысила 8%, а в целом по Европе этот показатель — 42% — превзошел среднее значение ее привлекательности. Не стоит скромничать и нам: прямыми вложениями иноинвесторы нас не балуют, тем не менее в России в 2007-м по этой части имеется прибавка 1 процентный пункт. А посмотрите, что с Индией, и вспомните, какая у нее инвестиционная привлекательность.

Кстати, за 2 последних года в некоторых местах с привлекательностью произошли интересные вещи, и для пущего удовлетворения стоит к ней вернуться: Западная Европа в глазах иноинвесторов «обесценилась» почти в 2,1 раза, США и Канада — в 2,3. И ведь не скажешь, что этот обвал случился именно в прошлом году, когда разразился мировой финансовый кризис. Да, в 2007-м, к примеру, Северная Америка потеряла 17 пунктов инвестиционной привлекательности, но и годом раньше «пикировала» основательно (– 10 п.п.).

На таком фоне наши успехи смотрятся просто блестяще: для прямых инвесторов за 2 года мы стали любимее в 4 с лишним раза, это лучший показатель среди всех рассмотренных стран и регионов. Причем наибольшая прибавка (+ 9 п.п.) получилась у нас в кризисном 2007-м, что тоже стало рекордом. Естественно, все это принесло достижения и по другим показателям. Так, в первой двадцатке стран по числу инвестпроектов Россия поднялась с 13-й на 8-ю строчку (см. табл.), а по количеству созданных рабочих мест — на 4-ю (+ 85%).

Мы даже вошли в число 9 наиболее динамичных стран по инновациям и образованию (см. диагр. 2) и делим хотя и последнее место, но с самими шведами. Правда, шведам уже хорошо…