Куда пойти… судиться?

| статьи | печать

По статистике рассмотрения судебных дел нагрузка на одного судью составляет примерно 120 дел в месяц! Кроме того, нередко спор по делу продолжается во второй и третьей инстанциях, так как проигравшая сторона предпринимает попытки обжалования судебного акта. При этом далеко не всегда конфликт разрешается по существу. Спорящие неохотно исполняют законное судебное решение, нередко считают его несправедливым. Один из альтернативных методов разрешения гражданско-правового спора — добровольное обращение в третейский суд, который в силу закона наделен правом вынесения обязательного для сторон решения.

 

Один из способов разрешения экономического спора между гражданами, организациями и индивидуальными предпринимателями состоит в передаче конфликта на разрешение конкретному третейскому суду. Само название «третейский» происходит от словосочетания «третья сторона».

Разумеется, судьи третейского суда охотно расскажут вам о преимуществах третейского разбирательства, но умолчат о дополнительных рисках, которые берут на себя стороны. Итак, попробуем во всем разобраться.

 

Альтернативный вариант

Традиционно мы привыкли к тому, что государство в лице судебных органов разрешает споры, причем даже в тех случаях, когда спор не связан ни с налоговыми отношениями, ни с уголовными преступлениями. Между тем роль посредника по урегулированию спора может взять на себя, например, третейский суд. Закон допускает такую возможность, если стороны согласны на передачу спора на разрешение конкретного третейского суда. Этот суд, как и арбитражный, вправе выносить решения, обязательные для исполнения сторонами.

 

ВАЖНО

На рассмотрение третейского суда может быть передан только экономический спор между организациями, предпринимателями и гражданами при условии, что спорящие достигли третейского соглашения. Налоговые споры, а также дела, вытекающие из административных споров, не могут быть предметом разбирательства в третейском суде. 

Итак, рассмотрение спора происходит при условии достижения сторонами третейского соглашения по правилам, установленным регламентом третейского суда. Третейский суд может быть как постоянно действующим, так и создаваться для разрешения конкретного спора (ст. 3 Федерального закона «О третейских судах в РФ»; далее — Закон).

Достижение компромисса интересов и даже сотрудничества спорящих сторон — главная цель третейского разбирательства. Рассмотрев дело, суд принимает решение, в котором устанавливает срок его добровольного исполнения. Если решение не будет исполнено ответчиком добровольно, истец вправе обратиться за выдачей исполнительного листа в компетентный суд (ст. 2 Закона).

 

ВАЖНО

Решение третейского суда обязательно для сторон и обеспечивается в случае необходимости силой государственного принуждения.

 

 

На решение третейского суда участник спора может получить исполнительный лист в компетентном суде (общей юрисдикции — для граждан или арбитражном — для организаций) и заставить должника заплатить, передать имущество и т.д. силой государственного принуждения, то есть в рамках исполнительного производства при помощи службы судебных приставов (ст. 45 Закона).

 

Когда нельзя, но очень надо…

Рассмотрим пример. Акционеры крупного машиностроительного предприятия ОАО «Дизель-автомотор» на общем собрании приняли решение о реорганизации общества путем выделения из его структуры ОАО «Карданные валы». Решением собрания был утвержден разделительный баланс. Однако из-за российской привычки откладывать все в долгий ящик фактическая реорганизация не состоялось. Имущество, подлежащее передаче, выбыло в процессе хозяйственной деятельности ОАО «Дизель-автомотор», состав дебиторов и кредиторов претерпел значительные изменения. Поскольку базой для начисления налога на имущество является имущество, находившееся в собственности предприятия, ОАО «Дизель-автомотор» должно было уплатить налог на имущество, подлежащее передаче, которое оценивалось в 20 млн. руб.

Между директорами общества-правопредшественника и общества-правопреемника возникли разногласия по вопросам передачи активов и уплаты налога на имущество. При этом оба руководителя опасались, что из-за затяжных процедур и невозможности передачи имущества реорганизация будет признана несоответствующей требованиям закона. Аудиторы предлагали осуществить зачет с доначислением налога на прибыль и НДС. К сожалению, расчетная сумма налогов превзошла разумные ожидания.

Внимательно ознакомившись с проблемой, консультанты по управлению настоятельно рекомендовали не править разделительный баланс «руками» директоров. Более того, идеи провести повторное собрание акционеров ОАО «Дизель-автомотор», а также объединенное общее собрание компаний «Дизель-автомотор» и «Карданные валы» были подвергнуты справедливой критике: гражданское законодательство предусматривает определенный порядок выделения юридического лица, и разделительный баланс утверждается единожды.

 

ВАЖНО

Налицо коллизия требований закона: разделительный баланс не может быть изменен, но передать имущество без внесения изменений невозможно!

 

Для разрешения противоречия консультанты по управлению подготовили исковые заявления в третейский суд от обоих предприятий, где подробно изложили требования каждой стороны (см. табл.).

Первоначальный и встречный иски рассматривались в третейском суде в силу достигнутой сторонами третейской оговорки. Суд выслушал доводы и возражения сторон: «Дизель-автомотор» не может передать имущество, которое уже выбыло, и обязательства, которые прекратились. Тогда ОАО «Карданные валы» потребовало представить перечень имеющегося в наличии имущества и список дебиторов-кредиторов на текущую дату. Ознакомившись с новым составом активов и обязательств ответчика (ОАО «Дизель-автомотор»), истец изменил свои требования: предоставить новый перечень имущества, имеющегося в наличии. Данное требование суд удовлетворил. Что касается встречного иска ОАО «Дизель-автомотор» о возмещении убытков в размере начисленного налога на непереданное имущество, в его удовлетворении суд отказал, сославшись на ст. 19 Налогового кодекса РФ: налоговые обязательства каждый налогоплательщик исполняет самостоятельно.

Это позволило:

  • уменьшить материальные издержки: третейский сбор был в 5 раз меньше госпошлины для данной цены иска;
  • сберечь время — спор был рассмотрен в одной инстанции в течение 10 дней, решение суда имело силу окончательного согласно условиям третейского соглашения.

Главное опасение заключалось в возможных санкциях со стороны налоговых органов за неправильное исчисление налога на имущество — весомой суммы для фондоемкого машиностроительного предприятия. Проблему решил исполнительный лист арбитражного суда. Фактически разделительный баланс был «переписан» заново и утвержден компетентным судом. Заметим, что судебные акты обязательны для исполнения всеми государственными органами, включая налоговые.

 

Проблемный подрядчик

В следующем примере продемонстрированы преимущества рассмотрения спора в третейском суде по сравнению с арбитражным. Они заключаются в широте подхода к рассмотрению конфликта и гибкости методов, применяемых для его разрешения.

Светлана приобрела в бизнес-центре офис для редакции газеты и решила сделать в нем ремонт и установить климатическое оборудование, обратившись к специализированным подрядчикам. Все подрядчики работали хорошо, и только поставщик климатического оборудования нарушил сроки работ. Сначала он задержал поставку комплектующих. Техническую документацию к оборудованию не передавал до момента приемки работ в целом (а когда она произойдет, неизвестно). Затем подрядчик ошибся с габаритами оборудования, из-за чего перестало свободно открываться окно. Воздуховоды были проведены так, что упирались в каркас подвесного потолка. Наконец, подрядчик стал жаловаться на неточный проект, слишком низкую цену договора и невозможность высверливания отверстий в потолке в рабочие часы бизнес-центра из-за жалоб соседей на шум перфоратора.

В итоге сроки работ были нарушены, неготовность монтажа климатического оборудования задерживала другие работы: монтаж подвесного потолка, оштукатуривание стен, электропроводку. Кроме того, строительный мусор грудами лежал на новом линолеуме. В ходе переговоров подрядчик находил тысячи объяснений, почему работа не была сделана вовремя…

Для разрешения проблемы пригласили конфликтологов. Сначала они наладили информационные коммуникации между разработчиками проекта и подрядчиками. Оказалось, что по существующему проекту у потолка выделен слой, в границах которого можно провести монтаж воздуховодов любым образом, как было бы удобно подрядчику, но с условием, чтобы выход воздуховодов не мешал каркасу потолка. Работа проводилась в такие дни и часы, чтобы это не мешало соседним компаниям. Таким образом, подрядчик безвозмездно устранил недостатки работ.

Затем стала обсуждаться неустойка за нарушение сроков работ и поставки комплектующих (в частности, технической документации к оборудованию). И тут подрядчик выбрал метод позиционного торга в переговорах: не оплатите стоимость работ — не передадим техническую документацию. Конфликтологи помогли Светлане составить иск в арбитражный суд о расторжении договора купли-продажи оборудования и возмещении убытков, связанных с нарушением сроков работ.

Обращение в суд рассматривалось как повод для продолжения переговоров. После обмена юридическими документами в ходе предварительного судебного заседания и обоснования причиненных убытков на сумму, сопоставимую с полной ценой договора поставки и монтажа оборудования, подрядчик смог оценить наилучшую альтернативу обсуждаемому соглашению.

 

Альтернатива переговорам для подрядчика — проигрыш дела в суде на крупную сумму, сопоставимую с ценой договора (возможно, и превышающую ее)! Качество юридических документов об убытках оценил юрист, которому подрядчик доверяет. Переговоры возобновились.

 

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Очень часто даже самые несговорчивые стороны приходят к мировому соглашению в суде, как только понимают, что дешевле выйти из конфликта, чем продолжать его любой ценой. Как говорится, худой мир лучше доброй ссоры.

 

В описанном случае руководитель подрядчика возобновил переговоры. После нескольких сессий стороны пришли к мировому соглашению. Однако арбитражный суд отказался его утверждать (пусть у читателей не создастся ложного впечатления о якобы экономном и быстром разрешении спора в системе арбитражных судов). Отказ суда был мотивирован тем, что условия мирового соглашения вышли за пределы заявленных исковых требований. Логика понятна: суд должен разрешить спор в рамках заявленных предмета и основания иска. Как истец Светлана требовала взыскания убытков, а не штрафа.   Между тем условия мирового соглашения предусматривали выплату подрядчиком неустойки (штрафа) в пользу Светланы в размере всего 1500 руб.

Светлана и подрядчик уже приступили к исполнению условий мирового соглашения: стали осуществлять платежи, взаимозачеты и т.д. Цена вопроса составила 500 тыс. руб. Однако арбитражный суд, следуя букве закона, отказом утвердить мировое соглашение недвусмысленно порекомендовал сторонам переписать его…

Трудно изменить сделку, которая уже исполняется, выполняя формальные требования суда. Поэтому стороны передали дело в третейский суд.

По соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда (п. 6 ст. 4 АПК РФ).

Третейский суд утвердил мировое соглашение в течение 2 дней. Регламент этого суда позволял в ходе рассмотрения дела изменять предмет и основание иска. В отличие от арбитражного суда третейский не был «связан» судебной практикой, постановлениями пленумов ВАС РФ. В данном конфликте стороны проявили настойчивость в неукоснительном соблюдении достигнутых ими условий мирового соглашения.

 

Ложка дегтя

Нельзя сбрасывать со счетов такой аспект, как человеческий фактор. Третейские судьи — тоже люди, со своими недостатками, симпатиями и антипатиями. Кто-то может не соблюдать принципов этики, кто-то — завидовать стороне спора, преследовать личный интерес, разгласить содержание спора третьим лицам, выражать личное отношение в ходе рассмотрения спора язвительными замечаниями, давать нелицеприятные оценки действиям сторон. Как поступить в таком случае?

 

Столкнувшись с подобной ситуацией, любая из сторон может немедленно прекратить спор, как только почувствует недоверие к медиатору. Однако в случае достигнутого третейского соглашения такой возможности в общем случае уже нет: спор будет рассмотрен до конца, даже если одна из сторон, будучи извещенной, не явится на судебное заседание или заявит отвод судье, либо демонстративно уйдет в процессе разбирательства. К сожалению, «родимые пятна» государственного правосудия легко обнаружить у многих третейских судей (пусть не обидятся на автора судьи третейских судов, для которых этика и профессионализм — не просто красивые слова, произносимые с трибун).

 Итак, при помощи третейского суда можно банально заработать, как в приведенном далее случае. Небольшому продовольственному магазину предложили приобрести коробку пряников с отсрочкой платежа, попросив при этом подписать несложный договор. Магазин задержал платеж поставщику — вполне обычная ситуация, стоит ли бить тревогу из-за суммы 400 руб.? Тем более что реквизиты поставщика для безналичного перечисления в договоре отсутствовали, а сам поставщик и не думал являться за получением оплаты. И вдруг в магазин пришло исковое заявление о взыскании с него задолженности 400 руб.

Само по себе исковое заявление бесспорно, и требование денег вполне справедливо. Деликатность ситуации заключалась лишь в сумме третейского сбора: он составил 20 тыс. руб.! Оказывается, стороны, подписывая договор, указали в качестве суда некий третейский суд, оказавшийся дружественным поставщику пряников.

 

Формулировки третейских оговорок

Разумеется, судьи третейского суда охотно предложат формулировку третейского соглашения, дающую суду карт-бланш. Ее примерное содержание может быть таким: «Все споры, связанные с настоящим договором, в том числе касающиеся его существования, действительности, прекращения или исполнения, подлежат рассмотрению в Н-ском третейском суде в соответствии с его Регламентом. Решение Н-ского третейского суда является окончательным». Необходимо иметь в виду последствия такой формулировки (см. табл.)

Хотя в теории возможно обжалование решений третейского суда в случае нарушения основополагающих принципов российского права, на практике компетентный суд просто будет игнорировать такое обращение (как, например, в приведенном ниже случае).

Заявитель-истец потребовал уплаты премии за оказанные услуги по примирению сторон в ходе коллективного трудового спора. Вместо рассмотрения спора по существу третейский суд рассмотрел устав истца, не обнаружил там слов «юридические услуги» и признал договор недействительным. Возникают вопросы: при чем здесь устав и разве можно считать услуги по трудовому посредничеству юридическими? Несогласный с решением суда заявитель подал заявление об отмене данного решения в компетентный суд, в данном случае — суд общей юрисдикции (поскольку ответчиком был гражданин). Заявитель прошел все ступени судебной власти, и вот результат, изложенный в виде надзорной жалобы.

В декабре 2005 г. Н-ский третейский суд отказал в иске заявителю- истцу. Тот обжаловал решение третейского суда в суд общей юрисдикции (областной суд). В феврале 2006 г. суд вынес определение о прекращении дела, а жалобу заявителя оставил без удовлетворения, одновременно взыскав с него 9 тыс. руб. расходов на представителя. 30 марта 2006 г. областной суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения, а сумму судебных расходов снизил до 5 тыс. руб. В сентябре 2006 г. областной суд отказал в передаче дела в суд надзорной инстанции.

Заявитель-истец считает, что кассационное определение областного суда, определение об отказе в передаче дела в суд надзорной инстанции от сентября 2006 г. и определение федерального суда общей юрисдикции от февраля 2006 г. подлежат отмене как незаконные.

Суды абсолютизировали формулировку третейской оговорки, проигнорировав при этом существо и предмет заявления об отмене решения третейского суда. Они не применили ст. 34 и 35 Конституции РФ, ст. 421 ГК РФ, дающие истцу права: на свободное использование способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности; свободное заключение договора; собственности на имущество истца в виде целевых взносов.

Судебные акты нарушают не только ст. 421 ГК РФ, но и принцип автономии субъекта, закрепленный в международном частном праве. По мнению заявителя, принцип его автономии относится к основополагающим принципам российской правовой системы. Суды 1-й и 2-й инстанций неправильно применили ст. 40 Закона «О третейских судах в РФ». Гражданский процессуальный кодекс РФ не предусматривает возможность обращения с заявлением об отмене решения третейского суда либо отказа от такого обращения в зависимости от формулировки третейской оговорки. В этой ситуации суды общей юрисдикции 1-й и 2-й инстанций должны были руководствоваться ст. 418 — 422 ГПК РФ, а не нормами Закона «О третейских судах». Это подтверждает ст. 41 Закона «О третейских судах», которая ссылается на гражданское процессуальное законодательство.

Суды не должны ограничиваться исследованием формулировки третейской оговорки. К примеру, обратное решение третейского суда вынесено без участия и надлежащего извещения сторон, при этом формулировка третейского соглашения предусматривает окончательность такого решения. Если исходить из самой формулировки, решение отменить невозможно. Налицо нарушение базовых принципов правосудия.

Оспариваемое решение третейского суда содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения — исследование устава истца. Суды должны были руководствоваться Общероссийским классификатором видов экономической деятельности при оценке вида договора.

При рассмотрении дела об отмене решения третейского суда суды 1-й и 2-й инстанций должны были исследовать наличие или отсутствие оснований для его отмены. Ст. 422 ГПК не допускает возможности прекращения дела, поскольку Закон требует вынесения конкретного определения суда по спорному вопросу. Заявитель считает, что оспариваемые судебные акты содержат грубейшие нарушения норм как материального, так и процессуального права.

Обжалуемое решение третейского суда не содержит указаний на последствия недействительной сделки. Обжалуемые судебные акты нарушают единство судебной практики в части:

—        вынесения решений третейским судом по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения;

—        нарушения принципа автономии субъекта и свободы заключения договоров;

—        прекращения рассмотрения спора вместо законного вынесение определения суда по спорному вопросу.

И каков результат? Килограммы судебных бумаг и полтора года ожидания. Так что оспорить решение третейского суда, вынесенного в окончательной форме, весьма проблематично. Об этом говорит и судебная практика.

День
Неделя
Месяц