1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1327

Пазл инновационной системы

Сегодня в России есть предпосылки для создания эффективной национальной инновационной системы. Но процесс ее формирования тормозится нестыковками отдельных элементов системы и диспропорциями в параметрах их развития.

Внашем государстве накоплен высокий потенциал в научно-технической сфере, поэтому Россия занимает 6-е место в списке стран, имеющих отличные возможности для выполнения заказных научно-исследовательских работ. Кроме того, 12% мирового научного персонала до сих пор сосредоточено у нас.

Последнее время к этим благоприятным условиям добавились административный ресурс и бюджетное финансирование, что позволило начать формирование национальной инновационной системы (НИС). Наша газета уже писала о ее структурных составляющих (см. «ЭЖ» № 21, стр. 4). Ее основными элементами являются поле генерации знаний, в котором реализуются научно-исследовательские разработки (НИР) научных и учебных заведений, довенчурные или посевные фонды, бизнес-инкубаторы и технопарки и, наконец, венчурные фонды.

К сожалению, уже сейчас, на начальной стадии, возникают нестыковки между отдельными элементами НИС и диспропорции в их параметрах, которые могут привести к кризисным явлениям в развитии всей системы.

 

Хотели как лучше и быстрее

Несбалансированность в работе начинается уже при передаче новых технологий на второй уровень системы — инновационным компаниям, которые находятся на посевной стадии развития.

На «круглом столе», организованном ТПП России, представители инновационного сообщества отмечали, что законодательная база не создает условий для эффективного трансфера новых технологий из поля генерации знаний в реальный сектор экономики.

Подавляющее большинство НИР в нашей стране делается за счет государства, поэтому их результаты являются собственностью державы. Подготовленный в сжатые сроки по инициативе премьер-министра Владимира Путина законопроект «О передаче технологий», по мнению независимых экспертов и ряда депутатов Госдумы, был разработан в спешке и не дает решения многих задач, ради которого он создавался.

Законопроект определяет порядок распоряжения правами на технологии, принадлежащие Российской Федерации и субъектам РФ. Документ устанавливает процедуру проведения конкурсов и аукционов, условия заключения договоров о передаче технологий (лицензионных договоров и отчуждения прав на технологию), среди которых обязанность внедрения технологии в практическую деятельность.

Комитет Госдумы по экономической политике и предпринимательству считает, что необходимо уточнить положения, направленные на создание предпосылок для ускорения внедрения технологий в практику. Депутаты подчеркивают, реализация права на единую технологию с обязанностью ее внедрения по плану, предусмотренному договором, потребует больших финансовых вложений. Поэтому господдержка лиц, приобретающих право на технологию и обязанных ее внедрить, могла бы ускорить процесс реализации результатов НИР на практике.

По мнению депутата Ильи Пономарева, документ не вносит ясности в очень важный вопрос, нерешенность которого тормозит трансфер новых технологий от государственных научных учреждений бизнесу: каким образом будет определяться стоимость передаваемых результатов НИР.

Законопроект прошел первое чтение в Госдуме, и до окончания срока внесения поправок перед вторым чтением остается несколько дней. Если депутаты основной парламентской фракции не услышат мнения независимых аналитиков и своих коллег из других фракций, то закон может получиться, что называется, как всегда.

 

Не посеешь...

При впечатляющем объеме финансирования НИС в целом налицо несбалансированность денежных потоков, направляемых на разные уровни системы, и соответственно недостаточное развитие некоторых элементов.

По оценке экспертов ТПП РФ, для поля генерации знаний предназначено порядка 200 млрд руб. Довенчурным или посевным фондам достается всего лишь 1 млрд руб. На бизнес-инкубаторы и технопарки затрачивается около 30 млрд руб. Совокупное предложение венчурного капитала с учетом средств Российской венчурной компании (РВК), частных и государственных фондов равняется 80 млрд руб.

То есть большинство правительственных программ и усилия частных структур в инновационной сфере направлены на развитие поля генерации знаний и формирование венчурных механизмов инвестирования, при котором деньги вкладываются в уже созданные предприятия. Посевные же проекты зачастую лишены государственного финансирования и поддержки специализированных инкубирующих инфраструктур, помогающих развить их до уровня требований венчурного бизнеса.

В результате такого дисбаланса ощущается острая нехватка российских компаний, готовых осваивать венчурные инвестиции. Складывается парадоксальная ситуация, когда государство и бизнес готовы предоставить ресурсы для венчурного финансирования, однако почти не принимается мер для создания собственно объектов венчурных инвестиций — малых инновационных компаний. Другими словами, на инновационном рынке есть много покупателей, но существует дефицит товара.

Единственным выходом из ситуации, по оценке экспертов Международного фонда технологий и инвестиций, является ускоренное начало работ по созданию «посевного» проектного сектора в российской экономике.

Нужно учитывать, что посевной проект — это формирующийся бизнес, когда новый продукт только создается, активно ведется научно-конструкторская работа и рыночные перспективы товара не совсем ясны, а значит, риски инвестора максимальны. Развитие таких проектов без поддержки государства невозможно, о чем свидетельствует не только российская, но и мировая практика.

 

По городам и весям

По словам руководителя Департамента государственного регулирования в экономике Минэкономразвития Андрея Шарова, уже создано порядка 40 бизнес-инкубаторов, 60 находятся на стадии строительства, и в министерство уже поступили заявки из разных регионов на формирование еще 40 инкубаторов.

Однако инновационное сообщество беспокоят некоторые особенности работы по созданию бизнес-инкубаторов, которые могут привести к тому, что станут плодиться предприятия, только внешне похожие на инновационные компании.

Расширение географии строительства бизнес-инкубаторов радует, но не в каждой местности можно создать такую инновационную структуру. Для ее эффективного функционирования необходим мощный поток инновационных проектов, количество которых должно исчисляться тысячами. Ведь из 100 проектов коммерчески успешным становится 1. Поэтому создавать бизнес-инкубаторы можно лишь в регионах, где есть крупные научные центры и вузы с развитыми исследовательскими подразделениями.

МЭР рассчитывает, что создаваемые сейчас инкубаторы смогут превратиться в течение 1—2 лет в успешный бизнес, на поддержку которого государство уже не будет тратить бюджетные средства. Такая целевая установка вызывает сомнения у независимых экспертов. Говорить о скором завершении бюджетного финансирования, учитывая ограниченное число посевных проектов и совсем небольшое количество (около 1%) малых инновационных компаний, явно преждевременно.

Инновационное сообщество, наоборот, считает необходимым разработать специальную федеральную целевую программу «Развитие инфраструктуры поддержки и обеспечения реализации инновационных проектов».

Чтобы пазл национальной инновационной системы превратился в целостную картину, нужно расширять финансирование тех элементов, которые сдерживают ее развитие. Только так можно ликвидировать диспропорции в параметрах, составляющих НИС, и обеспечить их стыковку.