1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1963

О чем молчит рыба

Минсельхоз закончил разработку Стратегии развития аквакультуры России на период до 2020 года.

Фермы для осетра

Еще в конце 70-х годов прошлого века эксперты многих рыбодобывающих стран пришли к выводу, что резервы увеличения добычи рыбы и морепродуктов за счет их естественного воспроизводства в морях и внутренних водоемах фактически исчерпаны и дальнейший рост объемов возможен лишь за счет промышленного выращивания и искусственного воспроизводства водных биоресурсов. В связи с этим развитие новых технологий разведения морских и пресноводных культур (аквакультура) становится стратегическим приоритетом в мире.

Если в 1970 г. на разведение товарной аквакультуры приходилось лишь 3,9% мирового улова, то в 2006 г. этот показатель составил 43%, или 55,5 млн тонн (без водорослей) общей стоимостью 69 млрд долл. По прогнозам экспертов, доля выращиваемой рыбной продукции уже в 2010 г. превысит 50% мирового улова. При этом следует отметить, что стоимость продукции аквакультуры в мире практически сравнялась со стоимостью добываемых в морях и океанах биоресурсов.

Сегодня в развитых странах происходит быстрое замещение потребления выловленной рыбы и морепродуктов продукцией аквакультуры. Она признана одним из основных факторов, улучшающих состояние экономики, обеспечения продовольственной независимости страны, насыщения внутреннего рынка, повышения занятости населения, увеличения экспортных поступлений.

Важным направлением мирового рыбоводства является выращивание на специальных подводных фермах осетровых, лососевых и сиговых видов рыб, наиболее ценных в пищевом отношении. Сотни таких ферм действуют в Китае, Норвегии, Японии. В Китае таким образом производят порядка 39 млн тонн продукции в год, или около 70% общего уровня уловов. В небольшой по территории Норвегии в прошлом году фермерские хозяйства поставили на рынок свыше 600 тыс. тонн рыбной продукции.

«Аквакультура в настоящее время стала самым быстрорастущим и динамично развивающимся сектором мировой экономики, – говорит заместитель министра сельского хозяйства РФ Владимир Измайлов, курирующий в отрасли рыбопромышленный комплекс. – Россия, к сожалению, в этом плане значительно отстает от других стран. И на то имеются объективные и субъективные причины».

Отрасль вне закона

В России в 2007 г. выращено и поставлено на рынок 105,2 тыс. тонн рыбы и морепродуктов, что составляет менее 4% от общего улова водных биоресурсов. По этому показателю Россия занимает одно из последних мест среди рыбодобывающих стран. Меньшие показатели имеют только рыбодобывающие страны Африки.

Между тем Россия располагает самым крупным в мире фондом рыбохозяйственных водоемов. В федеральной собственности находится 22,5 млн га озер, 4,3 млн га водохранилищ, около 1 млн га сельскохозяйственных водоемов комплексного назначения, 142,9 тыс. га прудов и 523 тыс. км рек. Прибрежная зона морей России включает участки общей площадью 400 тыс. кв. км (Баренцево море, Белое море, Курильские острова, остров Сахалин, Приморье, Черное, Азовское и Каспийское моря), пригодные для искусственного воспроизводства и выращивания морских рыб, беспозвоночных и водорослей.

Основные водные ресурсы внутренних водоемов сосредоточены в Сибирском, Уральском, Северо-Западном и Дальневосточном федеральных округах, на долю которых приходится около 90% от общего рыбохозяйственного фонда России. В то же время для развития аквакультуры на сегодняшний день используется не более 5–6% этого фонда.

Между тем ситуация с запасами биоресурсов в морской экономической зоне России, по данным Госкомрыболовства, далеко не благополучная. В первую очередь речь идет о Дальневосточном бассейне, обеспечивающем 2/3 общероссийского улова. Особенно тревожное положение наблюдается в Охотском море, где запасы минтая, краба и других основных промысловых объектов крайне истощены.

Не лучше промысловая обстановка и в Каспийском море. По данным заместителя председателя аграрной комиссии Астраханской областной Думы Николая Кабикеева, ситуация в бассейне «очень тревожная». С 2005 г. запрещена промышленная добыча осетровых. Почти в четыре раза – с 120 до 35 тыс. тонн – сократилась за последние 2 года добыча кильки. До 1 тонны – сельди. В то время как в прошлые годы ее вылавливалось порядка 200 тыс. тонн.

По мнению депутата, главная причина заключается в том, что в регионе полностью прекращены работы по обустройству естественных нерестилищ, дноуглубительных работ, финансирование которых до 1993 г. осуществлялось централизованно из федерального бюджета.

Надеяться на быстрое естественное восстановление запасов биоресурсов в российской экономической зоне не приходится. Поэтому в данной ситуации единственно верным направлением является интенсивное развитие аквакультуры. Это вроде бы начали понимать и в федеральных органах власти. Подвижки в решении этой задачи начались после проведенного в сентябре 2006 г. тогда первым вице-премьером РФ Дмитрием Медведевым Всероссийского совещания «О развитии аквакультуры в РФ». Спустя некоторое время аквакультура была включена в приоритетный нацпроект «Развитие АПК». У компаний, занимающихся рыбоводством, появилась возможность получать субсидированные кредиты на строительство, реконструкцию и модернизацию комплексов промышленного рыбоводства, а также на приобретение племенного материала рыб, техники и оборудования для рыбоводных ферм. В 2007 г. субсидированные кредиты получили десятки компаний на сумму около 1,4 млрд руб. И все же рост объемов промышленного производства биоресурсов в заводских и фермерских хозяйствах составил всего 5 тыс. тонн.

В справке, предоставленной редакции «ЭЖ» Минсельхозом РФ, названы основные причины, сдерживающие интенсивное развитие аквакультуры в России. Это низкие конкурентоспособность и инвестиционная привлекательность рыбоводных предприятий, высокая степень износа основных фондов, слабая обеспеченность хозяйств высокопродуктивными породами объектов аквакультуры.

Но основная причина заключается в отсутствии правового статуса аквакультуры в российском законодательстве, считают в Минсельхозе. Во многих странах аквакультура является полноправным сектором сельского хозяйства, в частности животноводства, со всеми вытекающими из этого правилами деятельности юридических и физических лиц в этой сфере бизнеса. В России же аквакультура до сих пор находится вне закона.

Впрочем, не стоит этому удивляться. До 2004 г. в России, например, не было закона о рыболовстве вообще, разработкой которого депутаты Госдумы и специалисты отрасли занимались более 12 лет. Как бы такая же участь не постигла и проект закона об аквакультуре, разработка которого поручена Минсельхозу РФ.

Бизнес для терпеливых предпринимателей

В большинстве стран с развитой аквакультурой политика функционирования этого сектора экономики строится на принципах стимулирования развития отрасли. В частности, путем льготного кредитования, финансирования научных исследований, обеспечения хозяйств посадочным материалом, бесплатного выделения компаниям водоемов для выращивания рыб и других водных биоресурсов. При этом учитывается, что этот вид бизнеса никак не отнесешь к разряду сверхприбыльных. Инвестиции в лучшем случае окупаются через 3-10 лет, рентабельность не превышает 10-12%. Ну и ко всему прочему различные административные барьеры. Раз Законом и другими правовыми актами не определены основные правила деятельности фермерских хозяйств и рыбоводных компаний в сфере искусственного производства товарной рыбной продукции, то в силу вступает воля российского чиновника.

Яркий тому пример – выделение водного объекта в пользование компании, которая решила заняться рыбоводством. Территориальные управления Росводресурсов МПР РФ предъявляют к организациям аквакультуры требования о необходимости заключения договоров водопользования при осуществлении рыбоводства. По мнению чиновников этого ведомства, при приобретении права пользования водными объектами необходимо исходить из технологической схемы выращивания товарной рыбы, при которой используются гидротехнические сооружения, а также производится забор и сброс воды из прудов для рыбоводных целей. При этом под требования чиновников подпадают практически все рыбоводные хозяйства.

Между тем, отмечают в Минсельхозе РФ, приводимые чиновниками Росводресурсов аргументы не имеют законодательного основания и противоречат Водному кодексу РФ, согласно которому (ст. 11, ч. 3) не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование, в случае если водный объект используется для целей рыбоводства.

С подобными чиновничьими «рогатками» сталкивается в своей деятельности дальневосточная компания «Неренды», специализирующаяся на садковом выращивании морского гребешка в большом морском «огороде», созданном в Хасанском районе Приморского края. Исполнительный директор компании Евгений Тарасов сетует, что потенциальные инвесторы не хотят вкладывать деньги в марикультуру. Главное препятствие притоку инвестиций – препоны чиновников. Водные участки под этот вид деятельности выдаются на пять лет. Предприятиям же надо и пирсы построить, и оборудование приобрести, которое в России не выпускается. Вложив в это все деньги, можно прогореть, если, например, через пять лет «морской огород» у вас заберут. Хотя в том же Водном кодексе предполагается, что водную акваторию можно отводить на 25 лет.

Другая проблема – это землеотвод. Земельный участок, прилегающий к бухте, на котором находятся промысловые постройки, компания не может оформить в свою собственность.

 – И в налоговой службе, и в других ведомствах приходится доказывать, что мы выращиваем продукцию, а не добываем, – говорит менеджер. – Вот почему компания, способная в год выращивать до 10 тыс. тонн морского гребешка, поставляет на рынок не более 500 тонн.

Судя по поступающим в Минсельхоз материалам с мест, с такими же проблемами сталкиваются компании¸ работающие в сфере аквакультуры, в Астраханской, Волгоградской, Ленинградской, Ростовской областях, в Краснодарском, Ставропольском, Приморском, Хабаровском краях, республиках Дагестан и Карелия.

 

К СВЕДЕНИЮ

Аквакультура – вид деятельности по разведению, содержанию и выращиванию рыб, других водных животных и растений, осуществляемой под контролем человека, с целью пополнения промысловых запасов водных биоресурсов, получения товарной продукции или рекреации.

(Из стратегии развития аквакультуры Российской Федерации на период до 2020 года)

Полный текст статьи