1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 954

Загрязнил природу — плати!

Загрязнил природу — плати!

Предприятие арендует землю у физических лиц по договору, согласно которому плату за загрязнение окружающей среды (водных объектов) должны производить названные лица. Прав ли контролирующий орган, требуя указанную плату с данного предприятия?

ООО «Кант», Ставропольский край

 

Можно предположить, что предприятие, являясь арендатором земельных участков, осуществляет на них производственную деятельность, в результате которой оказывается вредное воздействие на окружающую природную среду. Из этого и будем исходить, отвечая на вопрос.

Порядок определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия (далее — Порядок) утвержден Постановлением Правительства РФ от 28.08.92 № 632 и действует в настоящее время в редакции от 14.06.2001 № 463 с изменениями, внесенными Решением ВС РФ от 12.02.2003 № ГКПИ 03-49.

Согласно п. 1 Порядка данный правовой акт распространяется на предприятия, учреждения, организации, иностранных юридических и физических лиц, осуществляющих любые виды деятельности на территории России, связанные с природопользованием (природопользователи), и предусматривает взимание платы за:

·      выброс в атмосферу загрязняющих веществ от стационарных и передвижных источников;

·      сброс загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты;

·      размещение отходов;

·      другие виды вредного воздействия (шум, вибрация, электромагнитные и радиационные воздействия и т.п.).

Из приведенных положений следует, что обязанность по уплате обсуждаемой платы возникает именно у природопользователей, которые осуществляют загрязнение окружающей среды путем, в частности, сбросов загрязняющих веществ в водные объекты.

В Письме УФНС по г. Москве от 28.06.2007 № 20-12/060976 сообщается следующее. Конституционный Суд РФ в Определении от 10.12.2002 № 284-О разъяснил, что платежи за негативное воздействие на окружающую среду носят индивидуально-возмездный и компенсационный характер и являются по своей природе фискальным сбором, вносимым природопользователем. Они относятся к обязательным платежам неналогового характера, взимаемым в публично-правовом порядке. Поэтому их плательщиками являются организации-природопользователи, в том числе осуществляющие хозяйственную деятельность на арендованных площадях. При этом согласно подп. 7 п. 1 ст. 254 НК РФ для целей исчисления налога на прибыль платежи за предельно допустимые выбросы, сбросы загрязняющих веществ, размещение отходов в пределах утвержденных лимитов могут включаться в состав материальных расходов.

С приведенными разъяснениями, согласно которым обязанность уплаты вышеуказанных платежей лежит именно на природопользователе-арендаторе, необходимо согласиться.

Имеет ли в данном случае значение то обстоятельство, что стороны договора аренды условились о том, что обсуждаемые платежи будет уплачивать арендодатель, который не оказывает своей деятельностью негативного воздействия на окружающую среду и в целях Порядка не признается природопользователем? По нашему мнению, нет, не имеет. Обоснуем свою позицию.

Договор аренды, являясь гражданско-правовым договором, регулируется нормами Гражданского кодекса РФ. Отношения, регулируемые гражданским законодательством, определены ст. 2 данного Кодекса. Из положений этой статьи не следует, что отношения, связанные с обязательными платежами за негативное воздействие на окружающую природную среду, входят в сферу гражданских правоотношений. Такие отношения регулируются нормами правовых актов, которые условно можно отнести к экологическому праву. Поэтому договор аренды не может изменять правила, установленные Порядком.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения. Иначе, как это следует из ст. 168 указанного Кодекса, сделка признается ничтожной. При этом в соответствии со ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительность прочих ее частей, если можно предположить, что такая сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. В силу приведенных положений условие о возложении на арендодателей обязанности уплаты «экологических» платежей изначально не имеет юридической силы.

Таким образом, требования контролирующего органа об уплате обсуждаемых платежей предприятием-природопользователем являются правомерными.