1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

ЕС нас съест?

Повышение ставок субсидирования экспортеров странами Евросоюза и рост активности европейских поставщиков зерна спровоцировали серьезный международный скандал. И неудивительно. Для многих стран, в том числе и России, падение объемов экспорта, несомненно, отрицательно скажется на финансовом состоянии всего аграрного сектора.

На днях Евросоюз увеличил объемы экспортного возмещения поставщикам зерновых, повысив размер субсидии на 1 евро за тонну. В итоге европейские трейдеры заметно усилили свою активность на рынке. По информации СовЭкон, всего за две недели объем поставок пшеницы по выданным экспортным лицензиям вырос почти вдвое и составил 628 тыс. тонн. А всего с начала сезона субсидируемый экспорт поставщиков из ЕС составил свыше 3,7 млн тонн. Такой мощный выброс зерна на мировой рынок может крайне негативно сказаться как на ценовой конъюнктуре, так и на объемах экспорта стран Восточной Европы и России, занимающей сейчас 5-е место в рейтинге ведущих зерновых экспортеров. Тем более что, судя по всему, размер субсидии 8 евро далеко не окончательный. Не исключено, что, пытаясь избавиться от «хлебных излишков» (переходящие запасы стран ЕС оцениваются в 25 млн тонн), Евросоюз согласится на требования экспортеров и поднимет субсидии до 12 евро.

В прошлом году в этот период ЕС вообще не выдавал экспортных лицензий, и цены уверенно росли. Сейчас на рынке наблюдается прямо противоположная тенденция: мировой индекс на пшеницу Международного совета по зерну снизился с 1523 до 1442 пунктов, и цены оказались даже ниже прошлогодних.

В России – обратная картина. По данным СовЭкон, индекс цен на продовольственную пшеницу за последний месяц вырос на 106 пунктов. За тонну пшеницы 3-го класса трейдеры дают 3,1 тыс. руб., а 5-го класса – 2,4 тыс. При этом, как полагают игроки, если повышенный спрос на пшеницу сохранится, то она может подорожать еще на 10–15%. С начала сезона отечественные экспортеры вывезли свыше 7 млн тонн зерна, что превысило рекордный уровень 2002–2003 гг., когда за это же время было вывезено всего 3,9 млн тонн. Помогло то, что в этом году достаточно слабо выступил на зерновом рынке наш ближайший конкурент – Украина, а также хороший урожай (по данным Росстата, 78,2 млн тонн).

Благоприятная мировая конъюнктура вкупе с растущим экспортом позволила Минсельхозу сделать оптимистичные прогнозы. Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев заявил, что теперь поставки пшеницы могут вырасти до 10 млн. Этому способствует то, что в стране накопились солидные переходящие запасы (11 млн тонн), основную долю которых составляет продовольственная пшеница. А замминистра сельского хозяйства РФ Александр Козлов выдал прогноз, что экспорт российского зерна к 2010 году может вырасти до 13 млн тонн.

Активизация европейских зернотрейдеров грозит поставить крест на всей этой блестящей перспективе. При существующей мировой цене на зерно 140С142 дол. за тонну разрыв в 8–12 дол. окажется для наших экспортеров фатальным. Тем более что экспансия европейских экспортеров уже затронула такие традиционные для них рынки, как Средиземноморье и Ближний Восток. Аналитики прогнозируют, что экспорт российского зерна может сократиться на 25%. Увеличение субсидирования ЕС своих экспортеров, кроме того, означает, что российским трейдерам придется снижать закупочные цены на внутреннем рынке. В итоге при себестоимости 1,9–2 тыс. руб. цена тонны продовольственной пшеницы может упасть до 2,1 тыс.

Прогнозы на сезон 2006–2007 гг. еще хуже. По данным компании Strategie Grains, производство зерна в ЕС вырастет с 254,9 до 268,7 млн тонн, в том числе мягкой пшеницы – на 6%, ячменя – на 7. Таким образом, вопросы субсидирования экспортеров в ЕС не потеряют своей актуальности. Итоги прошедшего саммита ВТО в Гонконге это лишний раз подтвердили: экспортные сельскохозяйственные субсидии будут действовать до 2013 года.

Для России прогнозы относительно урожая-2006, напротив, весьма пессимистичные. В Минсельхозе считают, что валовой сбор зерновых может оказаться ниже уровня этого года. Это связано, во-первых, с цикличностью сельского хозяйства (как правило, падение урожайности происходит раз в семь лет), а во-вторых, с плохим состоянием озимых. Поэтому российская пшеница может оказаться неконкурентоспособной на мировом рынке. Трейдерам нечего будет предлагать, а значит, спрос на внутреннем рынке также упадет.

Чтобы поддержать производителей, Минсельхозу придется либо проводить более масштабную интервенцию, либо по примеру ЕС субсидировать своих экспортеров. Хотя понятно, что соревноваться с бюджетами европейских стран нам не по силам. Увеличить за столь короткое время внутренний спрос при нашем состоянии животноводства – просто утопия. Поэтому в любом случае сельское хозяйство понесет огромные убытки, а следовательно, есть риск, что все глобальные планы по его возрождению, включая и один из национальных проектов, предложенных Путиным, окажутся на грани провала, причем даже еще не начавшись.

В Минсельхозе утверждают, что будут бороться до конца, хотя реально ответить Европе Россия вряд ли в состоянии. Тем более не будучи членом ВТО. Единственными инструментами влияния на внешнеторговый оборот пока остаются квоты на импортное мясо и птицу. Как было заявлено на прошедшей в ноябре коллегии Минсельхоза, система регулирования импорта мясной продукции будет действовать и дальше. В 2006 году мясная квота составит 2,69 млн тонн, в том числе на поставки птицы – 1,13 млн тонн (в 2005 г. – 1,09 млн тонн), причем ставки таможенных пошлин будут снижены. Кроме того, согласно договоренности с США с 1 января отменяется запрет на импорт куриного мяса вне квот. Таким образом, российское правительство, видимо, надеется на скорейшее решение вопроса о вступлении в ВТО, «смягчив» одного из главных оппонентов.

Что же касается зернового вопроса, то Минсельхоз, очевидно, все-таки рассчитывает на госбюджет. Во всяком случае, Алексей Гордеев уже заявил о необходимости проведения массированных закупок зерна в резерв государства. Осталось только уточнить «мелкие детали»: что делать с этими закромами дальше? В отличие от тех же Штатов, где также существует система госзакупок, служащая «буфером» для экспорта излишков сельхозпродукции, в России ничего подобного просто нет.