1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1382

Дождется ли денег реальный сектор

Господдержка промышленности не доходит до производителей. В чем причина?
Дождется ли денег реальный сектор

После того как в ноябре 2008 г. произошел резкий спад производства практически во всех отраслях отечественной промышленности, стала окончательно очевидной необходимость оперативного выделения денежных средств реальному сектору экономики из государственного бюджета. Правительством было обозначено несколько путей оздоровления предприятий, однако наиболее приоритетным направлением распределения господдержки были избраны все же банки. Стремление регуляторов убить двух зайцев сразу, то есть не только спасти реальный сектор, но и реанимировать банковскую систему, пока, к сожалению, не привело к положительным результатам.

 

Жесткие критерии проблему не решили

Уже в декабре ушедшего года, когда глава Правительства Владимир Путин озвучил совокупную сумму зарезервированных бюджетных средств для направления в банковский сектор на уровне 9 трлн руб., стало понятно, что ключевой проблемой является организация четкой системы контроля над многоэтапным распределением этих денег. Действующих механизмов мониторинга в нынешних условиях оказалось явно недостаточно, поэтому было принято решение сформировать институт специальных комиссаров Банка России в кредитные организации, привлеченные к процессу рефинансирования.

Также включилась в процесс разработки необходимых изменений в законодательство, регулирующее банковскую деятельность, Госдума. В свою очередь, сформированным для борьбы с кризисом Советом при Президенте РФ по финансовому рынку и Центробанком были определены критерии отбора банков, которые могут рассчитывать на получение государственных средств и участие в беззалоговых кредитных аукционах ЦБ РФ. Именно данные критерии вызвали наибольшее недовольство в банковском сообществе, поскольку основывались, главным образом, на наличии у банков рейтинговых оценок международных агентств Fitch, Moody’s и Standard & Poor’s.

По мнению банкиров, международные рейтинги недостаточно объективно характеризуют российскую банковскую систему в целом и финансовое состояние ее участников в отдельности, у большей части которых подобных рейтингов попросту нет. С другой стороны, действия властей в этом направлении тоже вполне объяснимы — скорее всего дело далеко не только в обеспечении максимальной информационной прозрачности финансовых институтов, без которого получение указанных рейтинговых оценок невозможно. По-видимому, таким образом Правительство еще и подстраховалось от вполне предсказуемых обвинений со стороны бизнес-сообщества в излишней «нерыночности» методов регулирования.

Тем не менее все многочисленные принятые меры не стали помехой для возможности манипулирования государственными средствами еще на этапе их прохождения через банки. Условия рефинансирования предприятий по-прежнему ужесточаются, а в отдельных случаях кредитование де-факто попросту свернуто, в то время как средства из господдержки либо конвертируются в валюту в спекулятивных целях, либо вообще выводятся из России за рубеж. При этом схемы «растворения» средств из господдержки в банках не перестают совершенствоваться и есть основания полагать, что, даже если механизм отслеживания их целевого использования наконец-то заработает, многие участники рынка уже будут готовы к тому, чтобы его обойти. Например, путем более сложных схем с мнимым финансированием отдельных предприятий с последующим перенаправлением этих средств в «дружеские» финансовые структуры.

Сами же банкиры такую печальную ситуацию объясняют в лучшем случае краткосрочностью кредитов, предоставляемых ВЭБ, и недостаточной проработанностью механизмов регулирования, а в худшем — тем, что, по их мнению, поддержка государством банковской системы куда более значима для страны.

 

Что предлагает ФАС

Процессом дохождения денег до реального сектора еще задолго до его практической реализации озаботилась и Федеральная антимонопольная служба (ФАС), предложившая в конце 2008 г. собственный метод минимизации нецелевого использования средств банками. В качестве панацеи заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров видит дополнение планов счетов кредитных организаций специальными счетами, особо тщательно контролируемыми ЦБ РФ. Такая инициатива стала основой целой программы соответствующих изменений во взаимоотношениях между регуляторами, банками и предприятиями.

По мнению А. Кашеварова, средства, выделяемые государством ВЭБ на оздоровление российской экономики, следует разместить под 8% в тех кредитных организациях, которые бы предложили дальнейшее кредитование других банков максимум на уровне ставки рефинансирования Банка России, то есть под 13%. В свою очередь, критерием отбора первоначальной линейки банков, претендующих на деньги из ВЭБ, стали бы специальные «маржинальные» аукционы, в соответствии с которыми право на размещение средств получает тот банк, который предложит наименьший процент своего дохода при последующем кредитовании.

Таким образом, предполагается формирование своего рода рыночной вилки процентных ставок от 8 до 13%, с помощью которой можно было бы обеспечить равные конкурентные условия и заинтересованность банковского сектора в минимальной марже. В текущей ситуации, когда беззалоговые аукционы осуществляются в привязке к довольно высокой ставке рефинансирования и стоимость пассивов в последующем межбанковском кредитовании в результате достигает 23% в рублях и 16% в валюте, подобная схема действительно могла бы оптимизировать финансовый сектор. Но опять же только в случае жесткого условия конечного финансирования реального сектора под доступные процентные ставки.

Однако даже невооруженным глазом видно, что процесс организации данного механизма, отладки всех его ступеней и необходимой модернизации регулирования ЦБ невероятно трудоемок и потребует слишком много времени. К тому же существует риск очередного банковского лобби в целях удержания вышеуказанного процентного коридора на максимальном уровне и еще более серьезный риск возникновения «откатных» схем, посредством которых компенсировалась бы низкая маржа.

Кроме того, ФАС и Ассоциация российских банков настаивают на отказе от критериев государственного рефинансирования банков в соответствии с международными рейтингами и призывают вернуться к показателям, предусмотренным Указанием Банка России от 30.04.2008 № 2005-У, согласно которому все банки подразделяются на классификационные группы экономического положения.

 

МАЛОМУ И СРЕДНЕМУ НЕ ВЕЗЕТ ПО-КРУПНОМУ

В отличие от ФАС перманентные сетования банковского сообщества на несовершенство механизмов регулирования как основную причину «растворения» средств, предназначенных для поддержки экономики, не во всем находят понимание у представителей малого и среднего бизнеса (МСБ). В частности, президент ассоциации «ОПОРА России» Сергей Борисов считает, что условия, в которые сегодня поставили предпринимательство кредитные организации, превышают все возможные пределы адекватности: ставки по кредитам уже зашкаливают за 30%, а сделки, уже согласованные ранее на менее жестких условиях, просто-напросто отменяются банками.

Фактически речь идет о том, что малому бизнесу включен «красный свет» и все многочисленные разговоры о приоритетной поддержке этого самого уязвимого сегодня сегмента не имеют ни малейшего отражения в реальности. В то же время, как отмечает вице-президент «Опоры России» Александр Бречалов, первопричиной такого катастрофического положения предпринимателей является невнятная политика власти в отношении МСБ. Подавляющее большинство муниципальных образований никаким образом не стимулируют импортозамещающие производства.

Еще более радикального мнения о сложившейся ситуации придерживается президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов, полагающий, что действующее налоговое администрирование МСБ совершенно неприемлемо и предпринимателей вообще следует освободить от налогов, что уже само по себе было бы куда более эффективной поддержкой со стороны государства, чем развитие системы микрокредитования.

С позиции специалиста по регулированию валютных операций А. Мамонтов утверждает, что государство вполне имеет возможность пойти на подобный шаг, предполагающий «вымывание» банковского сектора из МСБ, поскольку банки от одних только валютных свопов получили доход несравнимо больший, чем все те бюджетные средства, которые планируется направить на спасение предпринимательства.

Те же кредитные организации, которые останутся на рынке обслуживания данного клиентского сегмента в результате освобождения МСБ от налогового бремени, будут вынуждены в борьбе за клиентов значительно снизить процентные ставки по кредитам, что, в свою очередь, косвенно окажет позитивное влияние на экономику в целом.