1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Финансовый инструментарий в кризисный период

Финансовый инструментарий в кризисный период

В ситуации, когда на традиционные формы кредитования бизнесу рассчитывать уже не приходится, необходимо пересматривать стратегии взаимодействия с финансовыми институтами либо искать альтернативные решения. На конференции «Особенности финансирования в условиях кризиса», состоявшейся в конце февраля, обсуждались те немногие инструменты привлечения средств, которые пока еще присутствуют на рынке.

Как полагает вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов, принципиальных изменений в позиции кредитных организаций относительно реального сектора ожидать не стоит. Беззалоговые кредиты, получаемые банками в ЦБ РФ, по-прежнему направляются не в экономику, а на ликвидацию кассовых разрывов, в то время как остатки на банковских счетах юридических лиц упали уже на 20%, а уровень проблемной задолженности предприятий к концу 2009 г. вряд ли будет соответствовать оптимистичному прогнозу Минфина в 10%.

Не следует надеяться и на преобразование тактики регуляторов: максимум, на что может пойти Центробанк, – еще большее расширение ломбардного списка предприятий, которые получат госсподдержку путем залога ценных бумаг. Но в любом случае данный механизм ориентирован, главным образом, на крупные системообразующие предприятия. Компании же среднего уровня оказываются, мягко говоря, в куда более трудном положении.

Такие формы рефинансирования долгов, как выпуск еврооблигаций и синдицированное кредитование для компаний со средней капитализацией, недоступны изначально. Получение же предприятием долгосрочного рублевого кредита на 5 лет по относительно приемлемым ставкам 15–20% сегодня возможно исключительно в основной четверке таких госбанков, как Сбербанк, Россельхозбанк, Газпромбанк и ВТБ. В свою очередь, частные кредитные организации если еще и не полностью приостановили кредитование юрлиц, то сильно ужесточили условия предоставления финансирования – кредиты не выдаются более чем на 1 год, а ставки уже пробивают уровень 30%.

Сами банки обычно объясняют данную ситуацию невозможностью объективной оценки активов, принимаемых в обеспечение, в нынешний период, когда не вполне ясно, что именно будет с национальной валютой. Осложняет положение и жесткая позиция иностранных банков, чьи «дочки» присутствуют на российском рынке, они кредитуют исключительно компании, в капитале которых участвуют акционеры из той страны, в которой находится головной банк. В подобных условиях ни о каком развитии отечественного бизнеса с помощью финансовых инструментов, конечно, речь не идет и единственная цель использования заемных средств – рефинансирование уже имеющейся задолженности.

В связи с этим все чаще в финансовых кругах обсуждают внедрение такой смешанной (между классическими акционерной и долговой моделями) формы финансирования, как мезонинное кредитование (Mezzanine Loan).

Специфика мезонинного кредита подразумевает довольно сложное структурирование залога ценных бумаг, а также гарантированное участие кредитора в прибыли заемщика. Подобный формат существенно минимизирует риск неисполнения заемных обязательств и облегчает процедуру возможного взыскания на обеспечение.

Однако потенциальным претендентам на мезонинный кредит нужно быть готовыми к тому, что критерии анализа их деятельности в данном формате финансирования акцентируются не только на показателях устойчивости даже в кризисный период и безупречной ликвидности активов, но и на фактически гарантированной успешности того или иного инвестиционного проекта. То есть проблему рефинансирования такой вид кредитования определенно не решает.

Все более привлекательными становятся и прямые инвестиции в капитал. Если ранее этот традиционный инструмент финансирования казался реальному сектору слишком дорогим и жестким по условиям, то сегодня стоимость денег в фондах прямых инвестиций уже вполне сравнялась с ценой пассивов у кредитных организаций. Является преимуществом и «длина» таких денег – период привлечения средств в фондах составляет, как правило, не менее 23 лет, а именно такой срок и требуется предприятиям, чтобы относительно стабилизироваться и пережить кризис.

В то же время к уже имеющимся классическим минусам прямого инвестирования добавились и новые сугубо «кризисные»: фонд вряд ли ограничится залогом акций кредитуемого предприятия и наверняка потребует в обеспечение все возможные ликвидные активы, а также поручительства и возможность участия в приросте стоимости компании через варранты или опционы. Кроме того, такой инвестиционный кредит сегодня невозможно получить в рублях, что подвергает потенциального заемщика серьезному валютному риску.

Весьма специфичны и требования фондов прямых инвестиций к рассматриваемым проектам: базовой характеристикой в данном случае является как минимум готовность выхода предприятия на IPO или к размещению на долговом рынке в предкризисный период. Крайне ограниченно на текущий момент и количество самих таких фондов в России, фактически можно говорить о том, что к ним уже выстроились очереди.

Довольно долго рассматриваются и заявки на подобное финансирование, что в нынешних условиях нередко ставит под сомнение целесообразность использования такого инструмента. Например, в компании NewRussiaGrowth, работающей с фондом прямых инвестиций, размер которого – 300 млн долл., сегодня рассматриваются всего 10 проектов, а на стадии завершения находится только один из них.

Не стоит окончательно списывать со счетов и лизинговое финансирование, где отношение к залоговому обеспечению фундаментально отличается от банковского: если для банка-кредитора ключевым критерием при анализе заемщика является платежеспособность предприятия, а ликвидность залога рассматривается второстепенно только лишь потому, что недостаточно институциализирована реализация обеспечения, то лизинговая компания, как правило, не испытывает трудностей с продажей объекта лизинга либо направления оного в лизинг другому клиенту.

Положительной особенностью лизинга является и микроуровень сделок, что особенно актуально как раз для терпящих настоящее бедствие в кризис среднего сегмента и малого предпринимательства. Во многих отраслях лизинг может быть действительно эффективен как инструмент преодоления нестабильности, поскольку оперативное наращивание производственных мощностей часто позволяет сократить убытки и улучшить финансовое состояние предприятия.

Немаловажным фактором является и возможность использования лизингополучателем в качестве обеспечения гарантий фондов поддержки малого бизнеса, что, по сути, делает лизинг сегодня по-настоящему реальным инструментом, позволяющим осуществлять господдержку реального сектора на региональном уровне.