1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Россия активизирует присутствие в g20

В преддверии Лондонского саммита стран «Большой двадцатки», запланированного на начало апреля, глава Минфина России Алексей Кудрин принял участие во встрече министров финансов ведущих мировых держав 13–14 марта в столице Великобритании.

Ключевые приоритеты дальнейшего развития международного сотрудничества, обозначенные российским министром финансов, состоят в усилении позиции стран группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) в мировой экономике, а также большей интеграции глобальных финансовых ведомств в рамках Форума финансовой стабильности (ФФС), в который сегодня входят Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк и центральные банки ряда государств.

По мнению А. Кудрина, для вхождения России в ФФС на данный момент не существует каких-либо серьезных препятствий и соответственно вопрос членства РФ в этой организации будет решен в самое ближайшее время. Кроме того, Россия наряду с остальными союзниками по БРИК получила приглашение войти и в Базельский комитет по банковскому надзору, также интенсивно взаимодействующий с ФФС и объединяющий сегодня США, Канаду, Японию и десять европейских стран. Это, в свою очередь, позволит нашей стране стать полноправным участником процесса реформирования мировой финансовой системы.

В то же время глава финансового ведомства поделился с коллегами и основными прогнозами относительно дальнейшего экономического положения России и предполагаемых перспектив преодоления кризисной ситуации. Так, впервые за последние несколько лет может возникнуть дефицит госбюджета как минимум на уровне 8%. По этой причине Минфин России не планирует принципиальных изменений в налоговой политике. В частности, снижения НДС по примеру стран Евросоюза ожидать не следует.

Кроме того, не исключена возможность и существенного повышения единого социального налога (ЕСН). Столь жесткие намерения А. Кудрин объяснил спецификой отечественной экономики и исчерпанием потенциала снижения налогов. Впрочем, вполне очевидно, что отказ от налоговой либерализации связан скорее с желанием наполнить бюджет, нежели с самобытностью финансовых решений российского регулятора.