Санкции и конфликты оказались более слабым триггером мирового голода, чем COVID-19

| статьи | печать
Санкции и конфликты оказались более слабым триггером мирового голода, чем COVID-19

Экономические ограничения против России и военный действия на Украине, по оценке ООН, увеличат число голодающих в мире на 15 млн человек. Это существенно меньше количества людей, пострадавших от голода в результате пандемии, — 120 млн. Тем не менее для снижения рисков продовольственной безопасности в мире необходимо провести разблокировку морских портов, перевозок и банковских платежей. Для России нужна более активная господдержка аграрного сектора экономики, особенно малого и среднего бизнеса.

Одним из последствий военного конфликта на Украине, по мнению директора Аграрного центра (АЦ) МГУ им. М.В. Ломоносова Сергея Шобы, озвученному в МИА «Россия сегодня», стало увеличение рисков для продовольственной безопасности России, Украины и тех стран Азии и Африки, которые находятся в зависимости от ввоза российского и украинского продовольствия. Причем риски обусловлены как разрастанием и затягиванием конфликта, так и санкциями, введенными многими странами мира в отношении России.

В секторе зерновых (пшеница, кукуруза, ячмень) вклад России и Украины в мировое производство значителен. В совокупности на эти две страны приходилось в период с 2016/17 по 2020/21 сельскохозяйственные годы 19% мирового производства пшеницы, 14% производства кукурузы и 4% производства ячменя.

Вклад России и Украины в мировое производство подсолнечного масла в этот же период составлял более половины.

В прошлом году либо Российская Федерация, либо Украина (или обе страны совместно) вошли в тройку крупнейших мировых экспортеров пшеницы, кукурузы, семян подсолнечника и подсолнечного масла.

Россия, занимающая лидирующие позиции по экспорту пшеницы, вывезла в 2021 г. 32,9 млн т пшеницы, или 18% мировых поставок. Украина, пятый по величине экспортер пшеницы, в 2021 г. поставила на мировой рынок 20 млн т пшеницы, или 10% мировых поставок. Заметны доли двух стран на мировых рынках кукурузы, ячменя и рапса. Совокупная доля двух стран в мировом экспорте подсолнечного масла близка к 64%.

Кроме того, Российская Федерация в 2021 г. заняла первое место по экспорту азотных (N) удобрений и была вторым поставщиком калийных (К) и фосфорных (Р) удобрений. Ограничения на экспорт удобрений приведут к снижению урожайности в странах — импортерах российских удобрений.

«Анализ потенциальных последствий внезапного и резкого сокращения производства и экспорта зерна и семян подсолнечника из России и Украины показывает, что возникающий дефицит может быть лишь частично компенсирован за счет альтернативных поставок из других стран в течение 2022/23 маркетингового года», — отмечает замглавы АЦ Дмитрий Хомяков.

Вместе с тем количество людей, которые пострадают от голода в результате нынешних проблем — военных действий и санкций, составит, по расчетам ФАО ООН, около 13—15 млн, что значительно меньше числа жителей планеты, попавших на грань выживания из-за нехватки продуктов питания во время разгула коронавируса (120 млн).

«Если взять статистику голода в динамике, то в 2019 г. — последнем допандемийном году — в мире голодало 690 млн человек, — комментирует ситуацию представитель ФАО в России Олег Кобяков. — На следующий год эта цифра достигла 811 млн. То есть 120 млн пересекли „красную черту“ от состояния продовольственной обеспеченности до состояния голода во время глобальной эпидемии коронавируса. В этом году, по нашему прогнозу, ситуация в связи с военными действиями на Украине выведет за эту черту еще порядка 13—15 млн человек».

Не украинский кризис, по словам г-на Кобякова, породил голод на планете, еще до него цифры уже измерялись сотнями миллионов, но, конечно, он обострил ситуацию. Особенно в странах, которые либо были в зоне голода, либо балансировали на этой хрупкой границе, на которой они оказались в силу разных причин: вооруженных конфликтов, пандемии, экономических встрясок, природных и стихийных бедствий.

Раскрутка темы грядущего голода, по словам президента Российского зернового союза (РЗС), представляет собой информационную волну, которая провоцирует необоснованный рост мировых цен на продовольствие. На самом же деле серьезных угроз его нехватки нет.

«Эта накачка и информационная истерия на тему грядущего голода на самом деле играют только на рост цен, — подчеркнул в ходе своей пресс-конференции в МИА „Россия сегодня“ А. Злочевский. — С моей точки зрения, это не лучшая игра, которая довольно плохо закончится в конечном итоге».

Если бы сейчас не нагнетался этот ажиотаж в отношении продовольственной безопасности и не стояли барьеры на логистических путях в виде стоимости транспортировки и страхования грузов, то мировая цена на пшеницу, по оценке главы РЗС, не превышала бы 300 долл. за тонну против сегодняшних 450 долл.

Для преодоления проблемы дефицита продовольствия в мире, по мнению главы МВФ Кристалины Георгиевой, необходим ряд последовательных мер.

Во-первых, нужно противостоять ограничениям на экспорт продовольствия, которые ввели уже почти 30 стран. Во-вторых, предстоит более эффективно использовать имеющееся продовольствие. В-третьих, целесообразно предоставить бедным странам финансовые ресурсы, необходимые им для обеспечения поставок продуктов.

В России, по оценке замдиректора АЦ Романа Ромашкина, крупный агробизнес, действуя напрямую и через отраслевые союзы, сможет быстрее адаптироваться и встроиться в альтернативные схемы поставки импорта. Малому и среднему бизнесу будет значительно сложнее найти свое место в новых технологических и логистических цепочках. Лоббирующие возможности союзов типа АККОР представляются более слабыми.

Правительство обозначило намерение сосредоточиться на поддержке крупного системообразующего бизнеса в промышленности, АПК и ретейле. На эти цели будут направлены финансовые резервы, хотя обозначенный объем средств незначителен. Малый аграрный бизнес почти не фигурирует в качестве бенефициара мер государственной поддержки. Это чревато значительными экономическими и социальными издержками.

Ведь малый бизнес не только производит значительную долю аграрной продукции, но и обеспечивает занятость большей части сельскохозяйственного населения. В этой связи целесообразно использовать опыт поддержки малого бизнеса, давший положительные результаты в период пандемии COVID-19.

В начале 2020 г. малые сельскохозяйственные производители получали «подушевые» дотации из бюджета при условии сохранения численности занятых и докризисного размера заработной платы. Такая мера актуальна и в настоящее время.

«В целом контуры грядущего просматриваются пока туманно. Тем не менее опыт, полученный в период преодоления ковидного кризиса, может быть востребован, — считает С. Шоба. — При этом следует отметить, что для АПК пандемический кризис прошел сравнительно легко и не привел к системным потрясениям. Новый кризис обещает быть более жестким».

День
Неделя
Месяц