1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 240

Электронная реальность переписки, или о том, в каких случаях она влечет за собой юридические последствия

Переписка между контрагентами посредством электронной почты обычно представляет собой обмен информацией, которой стороны могут не придавать особого значения. Такой обмен происходит в рамках обычая делового оборота. Данная информация может содержать коммерческие предложения, гарантии исполнения обязательств, заявки и спецификации и т.д. Иногда переписка влечет за собой вполне реальные последствия, неочевидные для сторон, например требование одного контрагента к другому об исполнении договоренностей, достигнутых в переписке. Другая сторона в такой ситуации ожидаемо может возражать и против условий соглашения, и против самого факта согласования договоренностей. В связи с тем, что процедура заключения договора по электронной переписке не урегулирована законодательно, стороны при возникновении споров сталкиваются с необходимостью обращаться к косвенным доказательствам в обоснование своих позиций. В материале рассмотрим критерии, которые указывают на факт заключения договора в переписке по электронной почте.

В последнее время судебная практика стала уделять много внимания электронной переписке: она признается в качестве доказательств, выработались критерии достоверности и обеспечения электронных доказательств и определенные правовые позиции по таким делам, при рассмотрении которых значение имеют обстоятельства, свидетельствующие о заключении договора и т.д.

В электронной переписке может содержаться не только информация об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения судом спора о заключении договора, но и указания на достижение каких-либо иных договоренностей.

Отметим, что в общих случаях возможность заключения договора с помощью электронной переписки в законодательстве прямо не предусмотрена. При заключении договоров посредством электронной почты стороны обычно руководствуются обычаями делового оборота, в особо сложных случаях — законом (п. 65 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 25).

В соответствии с п. 1, 4 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма или законом или соглашением сторон не предусмотрено, что договор в письменной форме был заключен только путем составления одного документа, подписанного сторонами договора.

Это обстоятельство в значительной мере осложняет рассмотрение этой категории дел тем, что какой-либо однозначной правовой позиции относительно установления квалифицирующих признаков той или иной формы сообщения не встречается, как и прямой нормы закона.

Статья 165.1 ГК РФ о юридически значимых сообщениях и ч. 1, 2 ст. 434 ГК РФ об обмене документами посредством электронной почты опосредованно обуславливают возможность заключения договора подобным способом. При этом электронная передача — это только средство обмена документами, осуществляемое как в форме сообщений, так и в форме электронных документов, скан-образов документов или проектов договоров, которые могут прилагаться к сообщению.

Регулирование электронной переписки

Юридически значимым сообщением может признаваться заявление, уведомление, извещение, требование или иное сообщение, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица с момента доставки ему или его представителю соответствующего сообщения (ст. 165.1 ГК РФ).

Такое сообщение, передаваемое посредством электронной почты, как правило, не имеет какой-либо установленной формы. В нем может содержаться информация о сделке и иная информация, имеющая правовое значение (п. 66 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

В то же время согласно п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

В силу п. 3 ст. 154 ГК РФ для признания соглашения заключенным необходимо выражение согласованной воли (в самом простом случае) двух сторон. Из этого следует, что неотъемлемым условием признания договора заключенным является наличие согласия двух сторон с целью установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей.

При таких условиях, исходя из абз. 2 п. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 420, ч. 2 ст. 434 ГК РФ, п. 65 Постановления Пленума ВС РФ № 25, письмо или сообщение может:

  • быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи;

  • осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении;

  • позволять достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано.

Тем не менее судебная практика рассматривает такие дела исходя из соблюдения сторонами комплекса условий. Учитывая это, при наличии спора о признании договора заключенным значение имеет оценка судом обстоятельств дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной ст. 10 ГК РФ (Определение ВС РФ от 31.01.2019 по делу № 305-ЭС18-17717, А40-185188/2017).

Установление существенных условий

Письмо должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к договорам, с особенностями, характерными для электронного способа обмена информацией. Если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то договор считается заключенным (ст. 432 ГК РФ).

Так, если стороны не согласовали существенное условие договора, но затем совместными действиями по исполнению договора и его принятию устранили необходимость согласования такого условия (например, сдача результата работ исполнителем и принятие их заказчиком), то договор считается заключенным (см. постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.12.2015 № Ф01-5106/2015 по делу № А43-6912/2015).

Опросный лист, направленный истцом ответчику при первоначальном обращении и содержащий все необходимые существенные характеристики оборудования, также привел к признанию договора заключенным (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.02.2016 № Ф04-29058/2015 по делу № А45-455/2015).

Однако, например, переписка, которая предшествует заключению договора и содержит информацию о переговорах относительно принятия условий договора, не свидетельствует об определении сторонами предмета договора и его существенных условий, что приводит к отказу в признании до­гово­ра заключенным (постановление ­ФАС Московского округа от 26.12.2013 № Ф05-16485/2013 по делу № А41-45523/12).

Из этого следует вывод, что достижение сторонами согласия по всем существенным условиям (п. 1 ст. 432 ГК РФ) является основным критерием для признания договора заключенным, даже если нарушены требования к форме договора (например, переписка вместо простой письменной формы).

В случае несоблюдения формы договора последствия определяются в соответствии со специальными правилами для отдельных видов договоров, а при их отсутствии — в соответствии с общими правилами о последствиях несоблюдения формы договора и формы сделки (ст. 162, п. 3 ст. 163, ст. 165 ГК РФ) (см. п. 3 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 49).

Направление оферты (предложение о заключении договора)

В большинстве случаев электронная переписка не содержит стандартных положений, которые принято фиксировать в договорах. В некоторых случаях формулировки из переписки сложно отличить от предложения заключить договор (оферты) или принятия предложения (акцепта) (п. 2 ст. 432 ГК РФ).

По смыслу п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 49 в оферте должны содержаться условия, достаточные для заключения такого договора, намерение отправителя заключить договор с адресатом, если иное не указано в самом предложении или не вытекает из обстоятельств, в которых такое предложение было сделано.

Эти условия договора могут быть определены:

  • путем отсылки к примерным условиям договоров (ст. 427 ГК РФ);

  • путем отсылки к условиям, согласованным предварительно в процессе переговоров сторон о заключении договора;

  • в ранее заключенном предварительном (ст. 429 ГК РФ) или рамочном договоре (статья 429.1 ГК РФ);

  • из уже сложившейся практики сторон.

Для того чтобы установить истинную волю стороны, требуются «маркеры», или действия, указывающие на достижение соглашения между сторонами.

Например, в одном деле суд со ссылкой на п. 2 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК РФ перечислил последовательность действий, которые квалифицировал как направление оферты и получение акцепта, а именно: направление истцом заявки и ответ ответчика на заявку, направление на подписание договора, выставление счета, оплаты за выполненные работы (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2010 по делу № А43-39816/2009).

О намерении заключить договор также свидетельствует направление файлов, необходимых для выполнения работ, и передача исходных данных (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.10.2019 № Ф04-4449/2019 по делу № А70-18025/2018).

В этом случае договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ).

Таким образом, из анализа правоприменительной практики положений ст. 432, 433 ГК РФ следует, что в электронной переписке нет признаков оферты только тогда, когда в ней не определен предмет договора, отсутствуют существенные условия, требуемые для данного вида договоров (см. постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.10.2020 № Ф04-4074/2020 по делу № А45-28956/2019). Аналогично в деле № А41-28151/18 суд пришел к выводу о том, что электронное письмо не соответствует требованиям об оферте, так как к нему не был приложен проект основного договора, текст электронного письма не содержал в том числе ссылки на реквизиты предварительного договора, которым эти существенные условия были бы установлены (постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.12.2018 № Ф05-18262/2018 по делу № А41-28151/18).

Полное или частичное исполнение по договору

Еще одним критерием для определения того, был ли заключен договор, является совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) (ч. 3 ст. 438 ГК РФ).

При этом по смыслу ч. 3 ст. 438 ГК РФ, п. 13 Постановления Пленума ВС РФ № 49 для целей квалификации конклюдентных действий в качестве акцепта не требуется выполнение всех условий оферты в полном объеме (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.05.2021 № Ф01-1684/2021 по делу № А82-18600/2019).

Из пункта 3 ст. 432 ГК РФ следует, что сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания его незаключенным (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ № 49).

Идентификация отправителя и получателя сообщения

При электронной переписке презюмируется, что стороны заранее осведомлены о лице, с которым происходит обмен письмами по электронной почте. Однако представление о личности адресата — не единственный критерий для признания переписки юридически значимой. Адресат должен обладать определенными полномочиями в силу закона или договора.

Согласно ч. 1 ст. 160 ГК РФ требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон может быть предусмотрен специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю.

В связи с этим принципиальное значение в целях признания договора заключенным посредством переписки имеет также возможность полной идентификации отправителя и получателя сообщений (п. 65 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

При осуществлении обмена юридически значимыми сообщениями требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.05.2021 № Ф01-1684/2021 по делу № А82-18600/2019).

К таким способам определения лица, выразившего волю на совершение сделки, можно отнести:

  • идентификацию администратором доменного имени (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.11.2020 № Ф01-14027/2020 по делу № А82-24394/2019) или передачу документов, необходимых для проведения работ, в том числе техническую документацию, то есть документов, которые должны находиться только у собственника объекта (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2010 по делу № А43-39816/2009);

  • идентификацию посредством протокола осмотра нотариусом письменных доказательств страниц в сети Интернет на сайте в части входящей переписки с адресатами, содержащих электронную переписку сотрудников стороны. Такие электронные письма с адресов могут содержать указания для контрагента по выполнению конкретных работ (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.03.2017 № Ф03-626/2017 по делу № А51-2996/2016);

  • устранение сомнений относительно документов, содержащих противоречивую информацию об отправителе писем и владельце электронного адреса (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.11.2018 № Ф08-10215/2018);

  • идентификацию прямого последующего одобрения сделки (письменное или устное признание представляемым претензии контрагента; конклюдентные действия и т.д.) согласно п. 5 информационного письма ВАС РФ от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Например, ведение переписки истца по электронной почте с неуполномоченными лицами не подтверждает факта заключения такого договора. В отсутствие одобрения сделки нельзя говорить о возникновении между сторонами обязательственных отношений (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2021 № 07АП-1150/2021 по делу № А45-12588/2020, постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2016 № Ф05-21003/2015 по делу № А40-48269/15).

Другие виды электронных переписок: есть ли разница?

Заключение договора может подтверждаться не только электронной почтой. Очевидное отличие переписки по электронной почте от иных видов электронной переписки — это не только формат идентификации (электронный адрес и номер телефона соответственно), но и возможность отправки приложения в виде проекта договора, подписанного электронной подписью.

Переписка в мессенджере, свидетельствующая о заключении договора, представляет собой юридически значимое сообщение, в котором возможно установить создание и направление ответчиком по избранному способу общения на согласование результата работ в избранный сторонами мессенджер и использование их на конкретных объектах, полномочия лиц, включенных в названный мессенджер, основания их включения в данную группу и возможности использования ими размещенной в нем информации (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 09.02.2021 № Ф06-69728/20 по делу № А65-18190/2019).

Однако в судебной практике встречаются решения с противоположным мнением. А именно о том, что переписка в мессенджере не позволяет установить принадлежность номера истцу, так как из нее невозможно идентифицировать стороны и стоимость работ (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.01.2021 № Ф07-15530/20).

Возможность идентификации сторон может предусматриваться по аналогии с п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 22.06.2021 № 18 «О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства» нормативным правовым актом; явно и недвусмысленно предусмотрена в договоре; либо способ переписки является обычной сложившейся деловой практикой между сторонами и ранее обмен корреспонденцией осуществлялся в том числе таким образом.

Таким образом, судебная практика в настоящее время идет по пути признания договоренностей, согласованных посредством электронных способов связи (электронная почта, мессенджеры). Вместе с этим обобщение практики на уровне Пленума Верховного суда РФ по таким делам пока коснулось только досудебного урегулирования споров, но не заключения соглашений посредством электронной почты, что существенно влияет на единообразие судебной практики в этом вопросе.