1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Эстоппель при признании сделки недействительной: в каких ситуациях недобросовестный контрагент останется без судебной защиты?

| статьи | печать | 484

Противоречивое и недобросовестное поведение контрагента может принимать различные формы, но наиболее распространенная — это оспаривание недействительной сделки. В гражданском законодательстве закреплено три блока норм, касающихся запрета стороне недобросовестно ссылаться на недействительность сделки, которые друг друга по большей части дублируют. Два из них касаются любых договоров, а третий — лишь предпринимательских. Например, суд откажет стороне в признании сделки недействительной, если: сторона своими действиями демонстрирует, что имеет намерение сохранить сделку, но при этом знала или должна была знать об основании для оспаривания; сторона ссылается на недействительность сделки, но при этом сама действует недобросовестно. Особенностью договора с предпринимательской спецификой является то, что о его подтверждении может свидетельствовать не только принятие исполнения, но и другие действия сторон, например переписка, которая подтверждает силу договорных отношений, или предоставление стороной обеспечения договорных обязательств. Подробнее о том, как защититься от недобросовестных действий контрагента по оспариванию заключенной сделки, читайте в материале.

Представьте, что вы заключили договор с надежным и проверенным контрагентом, передали ему товар или результат работ, несколько месяцев ожидаете оплаты, договариваетесь об отсрочке, но вместо оплаты получаете исковое заявление о признании сделки недействительной. При этом вы понимаете, что основания для признания сделки недействительной у контрагента есть. Ситуация кажется безвыходной, а реституция — неминуемой, но на помощь добросовестной стороне приходит эстоппель.

Защита участников гражданских правоотношений от недобросовестных контрагентов — одна из приоритетных задач для законодателя. Чтобы сделать поведение сторон договора более последовательным и предсказуемым, в ГК РФ был введен так называемый «принцип эстоппель». Его концепция пришла в отечественное право из стран общего права и закрепилась в ряде норм ГК РФ. Он успешно действует уже несколько лет и призван придать стабильность гражданскому обороту.

Понятие «эстоппель» в законодательстве отсутствует. Этот термин не используется ни в ГК РФ, ни в судебной практике, и его значение остается достаточно размытым. Использование юристами понятия «эстоппель» по своей сути является данью уважения к корням этого института и его ближайшим аналогам из стран англосаксонской правовой семьи. В доктрине существует множество определений эстоппеля. Общими словами, эстоппель — это запрет противоречивого поведения. Такое определение отражает тесную взаимосвязь эстоппеля с принципом добросовестности, прямым продолжением которого он и является в нашей стране. Разберемся, как работает эстоппель и чем этот инструмент может быть полезен на практике.

Ряд материальных норм ГК РФ позволяет применять эстоппель в случае недобросовестного поведения сторон. ГК РФ содержит как минимум три разновидности эстоппеля:

1. Эстоппель при признании сделки недействительной (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ и п. 5 ст. 166 ГК РФ) и его подвид — эстоппель при признании предпринимательского договора недействительным (п. 2 ст. 431.1 ГК РФ).

2. Эстоппель при признании договора незаключенным (п. 3 ст. 432 ГК РФ).

3. Эстоппель при отказе от исполнения договора (п. 5 ст. 450.1 ГК РФ).

В рамках темы подробнее рассмотрим виды эстоппеля, которые используются при признании сделок недействительными.

Эстоппель при признании сделки недействительной

Положения об оспоримых и ничтожных сделках содержат две нормы, которые по своей сути являются эстоппелем, — это абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ и п. 5 ст. 166 ГК РФ.


цитируем документ

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

Абзац 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ


Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ


Эстоппель распространяется на явно непоследовательные и непредсказуемые действия участников гражданских правоотношений, которые вступают в противоречие с требованиями к добросовестному поведению. В частности, к такому поведению относятся следующие случаи:

  • если сторона своим поведением демонстрирует, что имеет намерение сохранить сделку, но при этом знала или должна была знать об основании для оспаривания (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ);

  • если сторона ссылается на недействительность сделки, но при этом сама действует недобросовестно (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Из содержания названных норм очевидно, что основания применения этих эстоппелей достаточно схожи. В данных случаях право признать сделку недействительной привязывается не к наличию конкретного основания, а к вопросу добросовестности сторон договора. В обоих названных эстоппелях поведение стороны до­гово­ра должно свидетельствовать о намерении сохранить силу сделки.

Говоря о различиях этих норм, следует отметить, что абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ применяется исключительно в отношении оспоримых сделок. Для применения этого правила необходимо установить совокупность следующих элементов:

  • из поведения контрагента явствовала воля сохранить силу сделки (см. постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.10.2018 № Ф06-37616/2018 по делу № А55-32999/2017);

  • контрагент оспаривает сделку по основанию, о котором знал или должен был знать при проявлении его воли на сохранение сделки (п. 72 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25).

К поведению, которое говорит о воле стороны сохранить силу сделки, суды относят действия по ее исполнению. К таковым могут относиться: перечисление оплаты за товары или услуги, отгрузка продукции, выполнение работ или оказание услуг, подписание документов по исполнению сделки (Определение СК по гражданским делам Верховного суда РФ от 10.10.2017 № 38-КГ17-9).

При этом даже отсутствие подписанного договора не является достаточным основанием для признания сделки недействительной (Определение Верховного суда РФ от 30.03.2020 № 304-ЭС20-2312 по делу № А45-47860/2018).

Не стоит забывать, что рассматриваемое правило применимо только при соблюдении критерия осведомленности о значимых обстоятельствах. В случае если сделка оспаривается по основанию, о котором стало известно после проявления воли, сторона сохраняет право оспаривать эту сделку.

В случае с п. 5 ст. 166 ГК РФ эстоппель применяется, если поведение контрагента после заключения сделки дает вам основание полагаться на ее действительность. Чтобы ссылаться на это правило, достаточно установить, что контрагент, ссылающийся на недействительность сделки, действует недобросовестно. Конечно, это правило работает при условии, что другая сторона действовала добросовестно.

Например, можно блокировать право контрагента признать сделку недействительной, если он получил исполнение по сделке (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19.02.2020 № Ф06-57676/2020 по делу № А55-11723/2019) и заявляет требование о ее недействительности или допустил просрочку исполнения и заявляет о недействительности, чтобы избежать ответственности по договору (см. постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.05.2017 № Ф02-1134/2017 по делу № А19-15080/2016).

Несмотря на то что данная норма напрямую не указывает на необходимость соблюдения критерия осведомленности, судебная практика исходит из того, что правило, предусмотренное п. 5 ст. 166 ГК РФ, не применяется, если сторона, принимая исполнение по до­гово­ру, не знала (не должна была знать) о его ничтожности (п. 32 Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 3 (2020) (утв. Президиумом Верховного суда РФ 25.11.2020)).

Неоднозначным остается вопрос о возможности применения эстоппеля к ничтожным сделкам. Судебная практика также не содержит однозначного ответа. В одних случаях, установив наличие признаков ничтожной сделки, суды отказываются применять эстоппель (см. постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.10.2017 № Ф02-2981/2017, Ф02-4355/2017, Ф02-4358/2017 по делу № А10-1430/2016), а в других наоборот — применяют его (см. постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.08.2017 № Ф02-4187/2017 по делу № А78-14846/2016).

Одной из основных причин отказа в применении эстоппеля является ущемление публичных интересов (см. постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.02.2018 № Ф08-11417/2017 по делу № А22-1209/2017). Разрешая вопрос о возможности применения эстоппеля, необходимо удостовериться в отсутствии конфликта с публичными интересами. Договор ущемляет публичные интересы в случае, если он был заключен вопреки явно выраженному законодательному запрету, то есть ущемляет публичные интересы. Наоборот, если заключение оспариваемого договора не вступает в противоречие с интересами сторон, не нарушает права и законные интересы третьих лиц и публичные интересы, несмотря на то, что такая возможность прямо не предусмотрена законом, договор сохраняет свою силу (п. 12 Обзора судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции (утв. Президиумом Верховного суда РФ 20.12.2017)).

Случаи нарушения публичного интереса не являются единственным изъятием, при наличии которого эстоппель не применяется. Он также не может быть применен в силу прямого указания закона, например, если сторона оспаривает сделку по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве, даже если она давала основание полагаться на действительность сделки (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 08.02.2018 № 305-ЭС17-15339 по делу № А40-176343/2016).

Рассмотренные разновидности эстоппеля влекут правовые последствия, аналогичные указанным в ст. 10 ГК РФ, согласно которой в случае несоблюдения требований, предусмотренных указанной статьей, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Недобросовестная сторона лишается права оспаривать сделку, и ее заявление о недействительности сделки признается не имеющим правового значения. При этом не важно, в какой форме выражена позиция контрагента: в исковом заявлении или в возражении на иск (п. 70 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25). В любом их этих случаев эстоппель лишает неблагонадежного контрагента права оспорить сделку даже при наличии законных оснований. Простыми словами это означает, что если ваш контрагент действует таким образом, будто заключил сделку, то он не имеет права заявлять о ее недействительности.

Эстоппель при признании предпринимательского договора недействительным

Отдельный вид эстоппеля закреплен также в отношении предпринимательских договоров в п. 2 ст. 431.1 ГК РФ. Согласно этой статье, сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 173, 178 и 179 ГК РФ, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны. Эти положения во многом дублируют правила, предусмотренные в ст. 166 ГК РФ, но имеют свои особенности.

Данное правило применяется исключительно к договорам, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, что сразу позволяет отграничить его от эстоппелей, закрепленных в ст. 166 ГК РФ. Аналогично п. 2 ст. 166 ГК РФ для применения эстоппеля необходимо установить, что договор оспаривается именно по тому основанию, о котором контрагент знал или должен был знать. На практике нет препятствий для применения абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ и при оспаривании предпринимательского до­гово­ра, чем активно пользуются суды и ссылаются на обе эти нормы в своих решениях (см. постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.04.2019 № Ф04-6986/2018 по делу № А75-16653/2017). Следует отметить, что выделение отдельного эстоппеля для предпринимательских договоров не является необходимым, по большей части эта норма перекрывается положениями ст. 166 ГК РФ, а нюансы, связанные с предпринимательской деятельностью, успешно могла бы восполнить судебная практика.

Суть этой разновидности эстоппеля сводится к тому, что если контрагент принял от вас исполнение по договору, который связан с осуществлением предпринимательской деятельности, но сам полностью или частично не исполнил свои обязательства, то применяется эстоппель и его право требовать признания договора недействительным блокируется.

Можно предположить, что, вводя эту норму, законодатель стремился урегулировать распространенную на практике ситуацию, пресечь недобросовестное оспаривание договора контрагентом, получившим исполнение от другой стороны и пытающимся оспорить сделку.

Особенностью договора с предпринимательской спецификой является то, что о его подтверждении могут свидетельствовать не только принятие исполнения, но и другие действия сторон. К ним относятся:

  • переписка, которая подтверждает силу договорных отношений между сторонами;

  • предоставление стороной обеспечения договорных обязательств;

  • составление сторонами актов сверки взаиморасчетов и других сопутствующих документов по договору.

Так, сторона договора не сможет оспорить его действительность по мотиву нарушения процедуры заключения договора, если, заключая договор, не указывала соответствующие нарушения.

При этом вы не сможете применить эстоппель, если предпринимательский договор оспаривается в силу того, что:

  • он совершен в противоречии с целями деятельности организации, под влиянием существенного заблуждения, обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 173, 178, 179 ГК РФ). При этом перечисленные обстоятельства должны находиться в причинной связи с решением о заключении сделки (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 17.06.2020 № 310-ЭС19-26526 по делу № А84-2224/2018);

  • представленное контрагентом исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями. Например, если сторона ссылается на информацию, которая является общедоступной (см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.02.2020 № Ф05-24722/2019 по делу № А40-5347/2019).

С учетом того, что рассмотренная норма зеркально отражает правило, преду­смотренное п. 5 ст. 166 ГК РФ, необходимость существования п. 2 ст. 431.1 ГК РФ остается спорной. По своей сути все рассмотренные эстоппели содержат минимальные различия и создают большое количество норм, воспроизводящих одно и то же правило.

Подводя итог, стоит отметить, что рецепция эстоппеля в российское законодательство прошла достаточно успешно. Эстоппель позволяет сохранить сделку и препятствовать злоупотреблениям недобросовестной стороны в ходе судебного процесса. Этот инструмент оказался полезен правоприменителям, и его практика динамично складывается, несмотря на то, что законодатель избрал подход, заключающийся в закреплении ряда однотипных эстоппелей.

День
Неделя
Месяц