1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 851

Единственное жилье должника: получится ли включить его в конкурсную массу?

Рассмотрение дел о банкротстве всегда обусловлено извечной борьбой, которая ведется между должником и кредиторами. Еще больший градус данное противостояние приобретает при процедуре банкротства физического лица, где затрагиваются права не только самого должника, но и членов его семьи (супругов, несовершеннолетних детей, лиц, находящихся на иждивении у должника). Одним из самых интересных вопросов банкротства гражданина в последние несколько лет является дискуссия о возможности обращения взыскания на единственное жилое помещение гражданина-банкрота. Теперь в некоторых ситуациях суды могут лишить единственное жилье исполнительского иммунитета и включить его в конкурсную массу. Подробнее о таких ситуациях читайте в материале.

Защита единственного жилья обусловлена конституционным правом каждого гражданина РФ на жилье и соответствует социальному предназначению нашего государства. Однако данному праву корреспондирует право кредитора по гражданско-правовому обязательству получить от должника надлежащее исполнение, в связи с чем первоочередной задачей суда становится установление баланса между названными ценностями.

Необходимость поиска обозначенного баланса продиктована также набирающими обороты недобросовестными действиями самих должников, которые различными способами пытаются использовать исполнительский иммунитет в целях сохранения дорогостоящей недвижимости и одновременно избавиться от своих многомиллионных долгов через процедуру банкротства.

Согласно п. 3 ст. 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) из конкурсной массы должника должно исключаться имущество, на которое не может быть произведено взыс­кание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством. К такому имуществу относится, в частности, жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением (абз. 2 п. 1 ст. 446 ГПК РФ), а также земельные участки, на которых расположены такие объекты (абз. 3 п. 1 ст. 446 ГПК РФ). Исключение в данном случае составляют объекты, которые являются предметом ипотеки и могут быть предметом взыскания в соответствии с законодательством об ипотеке (п. 1 ст. 446 ГПК РФ, п. 2 ст. 6, п. 1 ст. 50 и п. 1 ст. 78 Федерального закона от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

Конституционный суд РФ, рассматривая вопрос о соответствии Конституции РФ нормы об исполнительском иммунитете, заложил основы определения критериев по обращению взыскания на единственное жилье должника (постановление Конституционного суда Российской Федерации от 14.05.2012 № 11-П). В частности, КС РФ отметил, что исполнительский иммунитет должен распространяться «на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. Между тем положение абз. 2 п. 1 ст. 446 ГПК РФ не содержит ориентиров для определения уровня обеспеченности жильем как разумно достаточного, что в настоящее время, в условиях развивающегося рынка жилья и изменения структуры жилищного фонда, может приводить к несоразмерному и не подкрепленному никакой конституционно значимой целью ограничению прав кредиторов в их имущественных отношениях с гражданами-должниками, а следовательно, нарушать баланс конституционно защищаемых интересов».

После появления правовой позиции Конституционного суда РФ правоприменительная практика разделилась на два лагеря:

  • одни суды заняли формальный подход и отказывали в удовлетворении требований об обращении взыскания на единственное жилье должника в силу действующего исполнительского иммунитета;

  • другие — решили более детально подходить к исследованию фактических обстоятельств дела и, в какой-то мере даже сенсационно, преодолевали неприкосновенность единственного жилого помещения по различным основаниям. Стоит отметить, что в первую очередь таким основанием являлось явное несоответствие объекта недвижимости потребностям должника и его семьи в жилище (см. постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 27.11.2018 по делу № А65-23235/2015, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.10.2017 по делу № А56-71357/2015).

Кроме этого, законодателем периодически предпринимаются попытки разработки законопроекта, который бы устранил все противоречия и урегулировал вопрос о пределах допустимости обращения взыскания на единственное жилое помещение должника. Однако пока все они не увенчались каким-либо успехом. В связи с этим ответ на интересующий нас вопрос кроется в обширной судебной практике арбитражных судов, рассматривающих дела о банкротстве.

В конце 2018 г. Верховный cуд РФ, рассмотрев резонансное дело А.В. Фрущака, пришел к неожиданному выводу о возможности обратить взыскание на единственное жилье физического лица — банкрота (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 29.11.2018 № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017). Данное дело уже признано многими экспертами в качестве ключевого судебного спора, перевернувшего представление юридического сообщества о применении исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья гражданина.

После появления правовой позиции Верховного суда РФ арбитражные суды начали более детально разбираться в вопросе включения единственного жилого помещения в состав имущества, составляющего конкурсную массу должника. В связи с этим можно говорить о том, что судебно-арбитражной практикой за два года выработались определенные критерии, которыми руководствуются правоприменители при преодолении исполнительского иммунитета, о чем и пойдет речь далее.

Отнесение жилья к категории «роскошного»

Встречаются дела, в которых спорное единственное жилое помещение представляет собой элитную недвижимость (особняк, загородный дом, квартира в центре города). Характеристики такого жилья превышают уровень жилья, необходимый для нормального существования должника и членов его семьи, в связи с чем исключаются судами из числа имущества, защищаемого исполнительским иммунитетом.

Правовым импульсом для реализации единственного дорогостоящего жилья должника стало уже указанное ранее дело А.В. Фрущака. В рамках него было установлено, что задолженность должника перед кредиторами составляла около 13 млн руб. Одновременно у должника имелась пятикомнатная квартира стоимостью порядка 40—65 млн руб. По итогам рассмотрения спора Верховный суд РФ включил элитную недвижимость в конкурсную массу должника, поскольку реализация данной квартиры полностью покрывала бы имеющийся у должника долг и одновременно позволяла бы должнику приобрести новую квартиру.

После появившейся в 2018 г. позиции Верховного суда РФ суды нередко встают на сторону кредиторов, исключая роскошное жилья из конкурсной массы должника (см. постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.10.2018 № Ф07-8753/2018 по делу № А56-71357/2015, Определение Верховного суда РФ от 29.12.2018 № 307-ЭС18-22067 по делу № А56-71357/2015, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.05.2020 № Ф09-8742/2018 по делу № А60-56649/2017).

Отсутствие статуса «жилого объекта»

В том случае, если должник и члены его семьи проживают в апартаментах, на даче или в иной недвижимости, которая не обладает статусом жилого помещения, риск включения такой недвижимости в состав конкурсной массы должника существенно возрастает.

В перспективе перевода апартаментов в состав жилой недвижимости данный вопрос склонен потерять свою актуальность. Тем не менее встречаются случаи обращения взыскания на помещение, которое по факту является для должника жилым, но которое не является таковым по своему юридическому статусу (см. Определение Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2018 № 15АП-7708/2018 по делу № А53-7924/2017).

Использование жилого помещения не по назначению

Использование должником своего единственного жилого помещения в коммерческих целях приводит к прекращению исполнительского иммунитета. Так, использование должником и членами его семьи жилого помещения для осуществления в нем предпринимательской деятельности (например, частный дом используется для оказания гостиничных услуг) влечет за собой лишение иммунитета, поскольку при таких обстоятельствах умаляется единственное обоснование наличия такого иммунитета в виде обеспечения права на жилище (см. постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.09.2019 № Ф04-3672/2019 по делу № А27-19579/2016, Определение Верховного суда РФ от 23.12.2019 № 304-ЭС19-22941 по делу № А27-19579/2016).

Фактическое проживание должника за границей

Постоянное проживание должника за пределами Российской Федерации также является основанием для включения единственного жилья в состав конкурсной массы гражданина-должника. В одном из дел суды пришли к выводу о том, что обращение взыскания на единственное жилое помещение должника, который постоянно проживает в Германии, является законным (см. постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 03.12.2019 № Ф06-27583/2017 по делу № А55-3404/2017, Определение Верховного суда РФ от 23.03.2020 № 306-ЭС18-11083 (3) по делу № А55-3404/2017).

Недобросовестные действия должника, целью которых является исключение единственного жилья из конкурсной массы

Недобросовестное поведение должника, направленное на исключение единственного жилья из конкурсной массы, предполагает совершение сознательных и намеренных действий с целью придать избранному должником типу недвижимости статус единственного жилья и прикрыться действием исполнительского иммунитета.

В последние годы нередко встречаются случаи, когда различные действия должника признаются недобросовестными, а исполнительский иммунитет признается недействующим для единственного жилья недобросовестного должника. Далее будут приведены наиболее типичные ситуации, встречающиеся в судебной практике.

1. Вывод недвижимого имущества из конкурсной массы в преддверии банкротства с оставлением одного, необходимого должнику жилого помещения

Самая распространенная ситуация: должник перед своим банкротством заключает различные сделки (например, купли-продажи, дарения), по которым он отчуждает имеющееся у него недвижимое имущество. В большинстве случаев должники пытаются вывести имущество путем его передачи своим родственникам, друзьям или иным близким людям. После совершения данных сделок у должника, как правило, остается единственное жилое помещение, которое должник потом пытается исключить из конкурсной массы, ссылаясь на исполнительский иммунитет.

Согласно актуальной судебной практике, подобные сделки могут быть оспорены и признаны недействительными, а единственное оставшееся у должника жилье — включено в конкурсную массу.

Так, в одном из судебных дел было установлено, что должник перед банкротством продал свой дом и земельный участок родственнику, данные сделки были впоследствии признаны недействительными, а имущество передано в конкурсную массу (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 02.12.2019 № Ф09-3501/18 по делу № А76-11986/2016, Определение Верховного суда РФ от 31.03.2020 № 309-ЭС18-17793 (2, 3)).

2. Перерегистрация должника в преддверии банкротства в единственное жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности

В том случае, если должник перед своим банкротством перерегистрируется в принадлежащее ему на праве собственности единственное жилое помещение из другого места, в котором он был зарегистрирован до этого, суд может посчитать такие действия недобросовестными и включить жилое помещение в конкурсную массу.

Так, в одном из дел должник выписался из квартиры своей матери, в которой он фактически проживал долгое время, и зарегистрировался в жилом помещении, принадлежавшем ему на праве собственности, после чего попросил суд исключить данное помещение из конкурсной массы. В удовлетворении заявления должника было отказано, поскольку ситуация, при которой жилое помещение, ранее не являвшееся единственным пригодным для проживания должника, формально стало таковым, образовалась в результате совершения должником действий, направленных на ее искусственное создание, в действиях должника было установлено злоупотребление правом (постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.12.2018 № Ф05-9957/2018 по делу № А40-151757/2016, Определение Верховного суда РФ от 18.03.2019 № 305-ЭС19-1029 по делу № А40-151757/2016).

3. Получение должником заключения экспертизы с целью признания одного из имеющихся у него объектов недвижимости непригодным для проживания

В случае наличия у должника нескольких жилых помещений, но существенно различных по своей ценности, должник в целях защиты более ликвидного актива может попытаться использовать исполнительский иммунитет.

Например, должник, имеющий в собственности квартиру стоимостью 20 млн руб. и загородный дом стоимостью 1 млн руб., может получить заключение эксперта о том, что загородный дом не является пригодным для проживания в нем должника и членов его семьи. Таким образом, единственным пригодным для проживания жилым помещением остается более дорогостоящая квартира.

В одном из судебных дел суд первой инстанции согласился с должником и исключил квартиру из состава конкурсной массы должника. Суды апелляционной и кассационной инстанции, напротив, указали, что установленный Правительством РФ порядок признания жилья непригодным для проживания соблюден не был. Кроме того, суды обратили внимание на наличие нескольких жилых помещений у супруги должника, в которых как он сам, так и члены его семьи могли бы разместиться без каких-либо существенных затруднений (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.10.2018 № Ф07-8753/2018 по делу № А56-71357/2015, Определение Верховного суда РФ от 29.12.2018 № 307-ЭС18-22067 по делу № А56-71357/2015).

Отдельного внимания заслуживают последние правовые позиции Верховного суда, в которых он, достаточно неожиданно, встал на сторону должника.

Так, высшей судебной инстанцией была сформирована правовая позиция, согласно которой кредиторы не могут принудительно обменять роскошную квартиру должника на обычную путем принятия соответствующего решения на собрании кредиторов. По мнению Верховного суда, на собрании кредиторов можно принимать решения, прямо не предусмотренные в законе, но они не должны нарушать право должника на жилище. Кроме того, законодатель должен выработать критерии и процедуру обмена роскошного жилья на обычное. Пока такие правила не появятся, собрание кредиторов не имеет права принимать решение о принудительном обмене жилья должника (Определение Верховного суда РФ от 29.10.2020 № 309-ЭС20-10004 по делу № А71-16753/2017).

В другом деле гражданин объединил две квартиры в одну, указал, что он провел перепланировку и фактически у него во владении находится одна квартира площадью около 700 кв. м. Данная квартира является единственным жильем для него и его семьи, в связи с чем продажа квартиры нарушает исполнительский иммунитет.

Верховный суд РФ отметил следующее: пока законодательно не закреплены критерии роскошного жилья, за должником сохраняется любое жилье, если оно единственное. В то же самое время нижестоящим судам, по мнению Верховного суда, следовало проверить наличие признаков недобросовестности в действиях должника по перепланировке жилья. Если квартиры были фактически объединены еще до банкротства, то поведение должника следует признать неосмотрительным. Если объединение квартир началось позднее (после начала банкротства), то должник повел себя недобросовестно.

В последнем случае требуется экспертиза, чтобы установить, возможно ли вернуть квартиры в первоначальное состояние, каковы будут затраты и сопоставимы ли они с выручкой от продажи одной из квартир (Определение Верховного суда РФ от 28.01.2021 № 309-ЭС20-15448 по делу № А50-34786/2017).

***

В заключение следует отметить, что судебная практика по вопросу допустимости обращения взыскания на единственное жилье должника находится в постоянном развитии, в связи с чем является довольно неоднозначной.

Судами за несколько лет после того, как Верховный суд допустил преодоление исполнительского иммунитета, выработались определенные критерии, на которые можно ориентироваться при решении вопроса о возможном обращении взыскания на единственное жилье. Однако данные критерии не являются абсолютными, поскольку каждый спор, связанный с включением жилья в конкурсную массу, является уникальным по своим фактическим обстоятельствам, на необходимость тщательного исследования которых постоянно обращает внимание Верховный суд.