1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 8

Заработная плата может стать ключевым драйвером роста отечественной экономики

Основной вклад в сокращение российской экономики в прошлом году, по оценке ВШЭ, внесло снижение спроса домашних хозяйств, которое стало следствием падения доходов россиян. В этих условиях выйти на траекторию устойчивого экономического роста можно за счет стабильного увеличения доли заработной платы в ВВП и большем упоре на развитие внутреннего рынка по сравнению с внешним (то есть использования модели wage-led economy). Вместе с тем экономика такого типа должна быть реально инновационной и креативной, способной производить современные качественные товары и услуги.

Пандемия и снижение в начале 2020 г. нефтяных цен и объемов добычи углеводородов привели к падению российского ВВП в прошлом году на 3,1%. При этом рост безработицы — по методике МОТ — по итогам декабря составил 27% год к году, или более чем на 950 тыс. человек (до 4,4 млн, или 5,9% от рабочей силы). Причем основной удар кризиса пришелся на занятость в сфере малого бизнеса и неформальной деятельности.

Реальная заработная плата у работающих граждан в среднем по России по итогам января — ноября 2020 г. выросла, по данным Росстата, на 2,2%, однако за счет роста числа безработных, значительного расслоения населения по доходам, а также более высокой склонности к сбережению у состоятельных граждан произошло резкое снижение спроса домашних хозяйств. Именно оно внесло основной вклад в сокращение ВВП в 2020 г., примерно в 1,5 раза превысив совокупное падение ВВП.

Многолетнее падение доходов россиян и нарастание бедности в стране приводят к необходимости использования новой модели восстановления и развития экономики, которая предполагает стабильное увеличение доли заработных плат в структуре ВВП и опору на развитие внутреннего рынка.

Рост за счет доходов, а не бедности населения

«Экономический рост при стабильном увеличении доли заработной платы в ВВП и большем упоре на рост внутреннего рынка (по сравнению с внешним) является атрибутом того, что можно назвать „экономикой, ведомой заработной платой“, то есть так называемой wage-led economy, — отмечает аналитик Центра развития ВШЭ Валерий Миронов. — Такого рода термин пока не используется российскими регуляторами или экспертами, но это понятие, на наш взгляд, может удачно характеризовать важные аспекты складывающихся в реальности экономических пропорций и структурных характеристик российской экономики на фоне имеющихся социально-политических ограничений».

Модель wage-led economу в экономической науке и практике развивается, по словам ученого, в противовес другой — экспортоориентированной — модели экономического роста, а именно profit-led economy. Оба этих подхода существуют в условиях спросовых ограничений в экономике (demand-led economy). Такого рода ограничения (то есть со стороны спроса), а также сильная неопределенность будущего, по всей вероятности, будут актуальными для всего предстоящего десятилетия.

В российской экономике недостаток внутреннего спроса и неопределенность, судя по панели опросов Росстата, стали превалирующими среди факторов, ограничивающих экономический рост, с 2014 г. — после падения в середине года цен на нефть и введения первого пакета санкций в августе.

В мировой практике модель wage-led economу приобрела особую популярность по­сле кризиса 2007—2009 гг., когда ряд экспертов и такие международные организации, как UNCTAD (Конференция ООН по торговле и развитию) и ILO (Международная организация труда), стали связывать ее продвижение с преодолением одной из основных негативных тенденций пос­ледних десятилетий, а именно со снижением доли заработной платы в ВВП и увеличением неравенства в распределении доходов. При этом аналитики UNCTAD и ILO считают, что относительный успех реализации в мире альтернативной модели profit-led growth (например, в Китае с начала 1980 гг.), нацеленной на наращивание чистого экспорта за счет проконкурентного снижения удельных трудовых издержек в валютном выражении, связан с ростом глобальных дисбалансов (так как все страны не могут быть чистыми экспортерами), что подрывает долгосрочную устойчивость мировой экономики.

Негативным моментом модели profit-led growth является и то, что в рамках ее реализации часто формируются долговые пузыри на рынке потребительского и ипотечного кредитования. Домашние хозяйства вынуждены компенсировать снижение удельных трудовых затрат и доходов и поддерживать социальную стабильность за счет заемных средств (что, по сути, происходит сейчас в России, в результате льготной ипотеки и т.д.).

Тем временем в Китае руководство страны уже декларировало переход к модели экономического развития wage-led economу, что в том числе стимулируется конфликтом с властями США из-за сложившегося дисбаланса в торговых отношениях.

Инновации и креатив — необходимые условия

Экономика, ведомая заработной платой, по мнению В. Миронова, представляет собой модель экономического роста, ориентированную на снижение расслоения по доходам и богатству, на экономическую активизацию широких слоев населения, на учет важных особенностей постсоветского менталитета с его запросом на бÓльшую справедливость в распределении доходов.

Такую модель в целом можно использовать как ориентир для развития. Однако для ее воплощения в жизнь требуется соблюсти ряд очень четких условий для формирования эффективной и конкурентоспособной на мировом рынке экономики. Она должна быть реально инновационной, конкурентной, креативной, нацеленной на обновления, то есть на серьезные структурные изменения. В частности, чтобы падение доли прибыли в ВВП (на фоне увеличения доли зарплат наемных работников) не подавляло инвестиции, то есть будущий рост, в экономике, ведомой заработной платой, необходимо формирование таких инвестиционных механизмов, где на динамику капвложений больше влияет не доходность инвестиционных проектов, а фактор загрузки мощностей, а также качество инвестиционного климата и позитивные ожидания экономических агентов.

Кроме того, важно исходить из того, что в wage-led economy рост производительности труда стимулируется ростом заработной платы. Это предполагает целенаправленное формирование трудосберегающей модели научно-технического прогресса, а также активное участие государства в финансировании инновационного процесса и системы воспроизводства человеческого капитала (особенно образования).