1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2814

Вторая жизнь «ОКВЭДов»: как формальные данные из ЕГРЮЛ стали ключевым критерием для получения льгот в период коронавируса?

Кто бы мог подумать, как много в жизни бизнеса споткнется о цифры, указанные в ЕГРЮЛ в качестве кодов видов экономической деятельности. Но меры господдержки бизнеса в эпоху коронакризиса придали этим цифрам важнейшее значение — помощью, как экономической, так и юридической, в основном смогут воспользоваться лишь те компании, чей основной вид деятельности, указанный в ЕГРЮЛ, соответствует тем видам деятельности, которые признаны наиболее пострадавшими от коронавируса (см. постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции»). Но насколько обоснованно такое положение вещей?

Казалось бы, а в чем, собственно, проблема? Есть юрлицо, оно осуществляет деятельность, которая указана у него в уставе и в сведениях о нем, содержащихся в ЕГРЮЛ. При этом, по общему правилу, юрлицо не ограничено в возможностях по осуществлению и иных видов деятельности, которые прямо не указаны в его уставе и не внесены в ЕГРЮЛ, за исключением видов деятельности, для осуществления которых требуются лицензии и разрешения (п. 18 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», письмо ФНС России от 19.12.2019 № ГД-19-14/337).

Проблема заключается в том, что фактически далеко не у всех субъектов предпринимательской деятельности основной вид деятельности совпадает с тем, который указан в качестве такового в ЕГРЮЛ. И в этом нет никакого жульничества или лукавства.

Формальные и фактические данные о видах деятельности компаний могут не совпадать

Предпринимательская деятельность не статична, она динамична. Сегодня юрлицо занимается одной деятельностью, завтра открывает другое направление, которое послезавтра «выстреливает» или нет, и так по кругу. И для того чтобы иметь возможность продуктивно работать, а не бегать в налоговую инспекцию с бесконечными изменениями кодов, многие юрлица еще на стадии своего создания и госрегистрации вносят коды видов деятельности в ЕГРЮЛ по принципу канонического восприятия брачного союза — «один раз и на всю жизнь». Поэтому у них указан максимально широкий диапазон видов деятельности.

При этом стоит вспомнить, что юрлицо должно выбрать деятельность, которая будет для него основной. Согласно разъяснениям Росстата, основным видом деятельности для коммерческих юрлиц является тот, по которому у юрлица наибольший оборот товаров или услуг, а для торговых организаций — валовая прибыль (см. приказ Росстата от 31.12.2014 № 742 «О Методических указаниях по определению основного вида экономической деятельности хозяйствующих субъектов на основе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД2) для формирования сводной официальной статистической информации»). Согласитесь, на стадии создания юрлица сложно из многообразия кодов, указанных в ОКВЭД, определить, какой же именно вид деятельности станет в итоге основным. Зачастую вносимые в ЕГРЮЛ коды отличаются друг от друга только деталями, и предугадать, какой именно код вида деятельности в отчетном периоде отразит наибольшую долю оборота (валовой прибыли), не всегда возможно. В итоге на практике код основного вида деятельности выбирается путем произнесения заклинания «а ты будешь основным».

Стоит вспомнить, что требования о внесении в ЕГРЮЛ информации о кодах видов деятельности появились еще в 2003 г. (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 23.12.2003 № 185-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», подп. «п» п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», далее — Закон № 129-ФЗ). Предприниматели должны были вносить эти сведения для целей осуществления статистического наблюдения по видам деятельности за развитием экономических процессов (постановление Госстандарта РФ от 06.11.2001 № 454-ст «О принятии и введении в действие ОКВЭД», «ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности», утв. приказом Росстандарта от 31.01.2014 № 14-ст). В этой связи информации о кодах экономической деятельности, содержащейся в ЕГРЮЛ, не придавалось особо важного значения, если деятельность не требовала лицензирования или юрлицо не намеревалось участвовать в госзакупках — только в этих случаях без правильно подобранных «оквэдов» можно остаться без лицензии и госконтракта. В остальных — «оквэды» указаны, и хорошо.

Очевидно, что несоответствие фактической деятельности заявленным в ЕГРЮЛ видам мешает государству осуществлять правильное статистическое наблюдение. Для стимулирования предпринимателей к отражению реальных видов деятельности закон предусмотрел обязанность по внесению соответствующих изменений в ЕГРЮЛ (п. 5 ст. 5 Закона № 129-ФЗ), а КоАП РФ — ответственность на случай неисполнения такой обязанности в виде предупреждения или штрафа в размере 5000 руб. (ч. 3 ст. 14.25 КоАП РФ). В свою очередь, каких-то жестких мер воздействия на компании, у которых фактически виды деятельности (или только основной вид) отличались от заявленных в ЕГРЮЛ, не применялось. Напротив, такая ситуация широко распространена среди малого и среднего бизнеса, государство о ней знает, и более того, местами учло в законодательстве.

Например, код основного вида деятельности юрлица указывается в его бухгалтерской отчетности (приказ Минфина России от 02.07.2010 № 66н «О формах бухгалтерской отчетности организаций»). При этом компаниям настоятельно рекомендуется в бухгалтерской отчетности говорить правду — то есть если юрлицо получило доходы от деятельности, не являющейся для него основной согласно данным ЕГРЮЛ, то оно не должно стесняться этого факта, а должно указать код фактического основного вида деятельности. В последующем компании, конечно, рекомендуется привести сведения о его видах деятельности, содержащихся в ЕГРЮЛ, в соответствие с реальным положением дел (см. рекомендации налоговой по ссылке: https://www.nalog.ru/rn77/bo/).

Также законодатель урегулировал случай определения основного вида деятельности при установлении тарифа взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний — основной вид деятельности юрлицо определяет ежегодно в зависимости от выручки по итогам года (ст. 22 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», п. 9 Правил отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска, утв. постановлением Правительства РФ от 01.12.2005 № 713, информация ФСС России «Установление страховых тарифов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов. Порядок подтверждения основного вида экономической деятельности страхователя»).

То есть законодатель учитывает, что деятельность юрлица подвержена изменениям, которые оно может оперативно не отражать в ЕГРЮЛ. Да и это не всегда целесообразно — по итогам одного квартала основным видом деятельности может быть тот, который вовсе не был указан в ЕГРЮЛ, а по итогам следующего отчетного периода основным видом окажется тот, который и был указан в качестве такового в ЕГРЮЛ, и т.п. В общем и целом требование об отражении в ЕГРЮЛ актуальных данных об основном виде деятельности актуально только для того бизнеса, который стабилен в своей деятельности — систематически извлекает доход или большую его часть от одной и той же деятельности.

Поэтому не все компании на практике актуализируют сведения об осуществляемых видах деятельности в ЕГРЮЛ. Однако именно сейчас последствия несоблюдения этого требования ощущаются остро как никогда.

Право компании на льготы напрямую зависит от сведений о ней в ЕГРЮЛ

Это связано с тем, что отрасли, которые Правительство РФ отнесло к наиболее пострадавшим от пандемии коронавируса, получат дополнительную помощь от государства. Не только материальную, но и юридическую — юрлицам из пострадавших отраслей предоставлены следующие меры поддержки:

  • иммунитет от банкротств на полгода (ст. 9.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 428 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников»);

  • отсрочка по оплате арендных платежей (ст. 19 Федерального закона от 01.04.2020 № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций», постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 439 «Об установлении требований к условиям и срокам отсрочки уплаты арендной платы по договорам аренды недвижимого имущества»);

  • другие меры поддержки (см., например, Федеральный закон от 01.04.2020 № 102-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 438 «Об особенностях осуществления в 2020 году государственного контроля (надзора), муниципального контроля и о внесении изменения в пункт 7 Правил подготовки органами государственного контроля (надзора) и органами муниципального контроля ежегодных планов проведения плановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Однако в большей своей массе этими льготами можно воспользоваться только при соответствии кода основного вида деятельности, указанного в ЕГРЮЛ по состоянию на 1 марта 2020 г., тем кодам видов деятельности, которые перечислило правительство в своих актах (см., например, п. 2 постановления Правительства РФ от 02.04.2020 № 409 «О мерах по обеспечению устойчивого развития экономики», п. 4 постановления Правительства РФ от 03.04.2020 № 428, п. 1 Правил предоставления отсрочки (рассрочки) по уплате налогов, авансовых платежей по налогам и страховых взносов, утв. постановлением Правительства РФ от 02.04.2020 № 409).

Исключением является получение субсидированных кредитов малыми и микропредприятиями. Так, 24 апреля 2002 г. Правительство РФ дополнило Правила предоставления субсидий в 2020 г. из федерального бюджета, указав, что заемщиком является малое и микропредприятие, чей основной или дополнительный вид деятельности соответствует наиболее пострадавшим от распространения коронавируса видам деятельности (см. постановление Правительства РФ от 24.04.2020 № 575). Но остальным субъектам предпринимательства не так повезло, и такой формальный подход сложно назвать справедливым.

На практике нередки случаи, когда, к примеру, у юрлица в ЕГРЮЛ указан такой код основного вида деятельности, как «сдача в аренду недвижимости». Долгое время это юрлицо занималось именно тем, что успешно сдавало недвижимость в аренду. Затем решило заняться гостиничным бизнесом. Доход от оказания гостиничных услуг со временем стал приносить большую часть дохода. Но изменения в ЕГРЮЛ о смене основного вида деятельности юрлицо не внесло. Однако на протяжении многих лет честно указывало код основного вида деятельности для уплаты страховых взносов и сдачи отчетности, соответствующий оказанию гостиничных услуг. И все бы ничего, но случилось то, что случилось. Если бы у такого юрлица в ЕГРЮЛ был отражен актуальный код основного вида деятельности, то оно могло бы претендовать на экономическую и иную помощь. Но теперь оно может воспользоваться только моральной поддержкой от государства. С одной стороны — логично. Есть требование об указании в ЕГРЮЛ основного вида деятельности, а требования надо соблюдать. А с другой стороны, подобный формализм не соответствует реальной обстановке дел малого и среднего бизнеса.

Когда дело касается расчетов страховых взносов на социальное страхование от несчастных случаев, законодатель не предлагает смотреть в ЕГРЮЛ, поскольку знает, что там можно обнаружить основным видом деятельности тот вид, которым (а) юрлицо не занимается фактически и который (б) не много «весит» с точки зрения расчета страхового взноса.

Например, у юрлица в ЕГРЮЛ указан основной вид деятельности «консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления», а фактически это юрлицо «с парашютом прыгает», то есть занимается более опасной с точки зрения несчастных случаев деятельностью. Как раз для того, чтобы избежать таких несоответствий, правительство благоразумно решило использовать для целей страхования фактическую сторону деятельности юрлица. Более того, актуальный вид деятельности указывается в бухгалтерской отчетности, поэтому государство, в лице как минимум его фискальных органов, осведомлено, чем в действительности занимается компания. Следовательно, ресурсы по проверке реально осуществляемой юрлицом деятельности на предмет ее соответствия перечню наиболее пострадавших отраслей у государства тоже имеются. Но пока что получается дуализм позиций: когда деньги надо платить в пользу государства (или внебюджетных фондов), государство не пользуется формальным подходом и не удовлетворяется просмотром сведений в ЕГРЮЛ. А когда государство принимает на себя обязательства по выплате денежных средств в пользу бизнеса, то бизнес начинают мерить по линейке и проверять на соответствие формальным критериям.

В сложившихся обстоятельствах более справедливым и логичным было бы распространить на все субъекты предпринимательства подход, применяемый к малым и микропредприятиям при предоставлении им субсидий, или предусмотреть критерии для получения помощи, касающиеся основного вида деятельности юрлица, не на основе информации, содержащейся в ЕГРЮЛ по состоянию на 1 марта 2020 г., а на основе реального положения дел — данных, указанных юрлицами в бухгалтерской отчетности за 2019 г.