1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 6713

Один из супругов банкротится: какое личное и семейное имущество можно защитить от взыскания и как это сделать?

Банкротство граждан — относительно новый правовой институт российского законодательства, в связи с чем по многим вопросам, возникающим на практике, еще нет отработанных механизмов, которые бы давали однозначное понимание, что какое-то решение ведет к нарушению чьих-либо интересов, а какое-то — нет. Необходимо также учитывать, что в банкротстве интересы кредиторов и должника конкурируют, поэтому перед законодателем и судами стоит нелегкая задача найти баланс между такими конкурирующими интересами. Правовое регулирование вопросов, связанных с защитой имущественных интересов сторон в деле о банкротстве гражданина, включает в себя немалое количество частностей и исключений, что усложняет их понимание. О нюансах защиты имущественных интересов должника и его супруга на примерах из практики читайте в материале.

По общему правилу, предусмотренному в п. 1 ст. 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу. Между тем данное правило имеет немало исключений.

Единственное жилье должника

В первую очередь к исключениям из общего правила относятся положения о единственном жилье (п. 1 ст. 446 ГПК РФ). Законодательство запрещает обращение взыскания на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением (исполнительский иммунитет). Необходимо учитывать, что исполнительский иммунитет не распространяется на единственное жилье, если оно находится в ипотеке.

Исполнительский иммунитет распространяется не только на единственное жилье — в ст. 446 ГПК РФ также перечислено иное имущество, на которое запрещено налагать взыскание.

Цитируем документ

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

  • жилое помещение <…>;

  • земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

  • предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;

  • имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;

  • используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;

  • семена, необходимые для очередного посева;

  • продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;

  • топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;

  • средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;

  • призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

При этом на практике нередки случаи, когда у должника нет возможности погасить многочисленные требования кредиторов, однако сам должник живет в роскошном и дорогостоящем жилье, которое является его единственным жильем.

До недавнего времени суды исключали такое роскошное жилье из конкурсной массы, хотя его продажа и предоставление должнику другого, более скромного жилья могло бы погасить существенную часть требований кредиторов (см., например, постановление АС Московского округа от 12.04.2018 № Ф05-2830/2016 по делу № А41-43893/2015).

Со временем на такой подход обратил внимание Верховный суд РФ, и с вынесением Определения ВС РФ от 29.11.2018 № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017 ситуация в корне поменялась. Теперь суд может отказать в исключении из конкурсной массы единственного роскошного жилья.

Цитируем документ

Таким образом, судами общей юрисдикции было установлено, что совершенные должником действия по недопущению реализации спорной квартиры для погашения установленной судом задолженности перед кредитором характеризуют его недобросовестность, должник злоупотребил своим правом, что недопустимо (статья 10 ГК РФ).

<…>

Судебная коллегия полагает ошибочным вывод суда округа о том, что ссылки кредитора на судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правового значения. Придя к выводам о наличии у спорной квартиры статуса единственного пригодного жилья, то есть к отличным выводам от содержащихся в судебных актах судов общей юрисдикции по ранее рассмотренным делам с участием должника и кредитора, арбитражные суды не привели соответствующие мотивы, не указали какие-либо новые обстоятельства, возникшие после возбуждения дела о банкротстве должника, не опровергли доводы кредитора о том, что единственной целью подачи должником заявления о собственном банкротстве явилась попытка обойти вступившие в законную силу судебные решения и прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке.

В приведенном деле было много обстоятельств, на которые обратил внимание Верховный суд, в том числе злоупотребление правом со стороны должника, но главным следствием данного судебного акта является отход от правила абсолютного иммунитета единственного жилья (см. также «Решение суда об отказе исключить из конкурсной массы квартиру не должно привести к исполнительскому иммунитету для более дорогого жилья», «ЭЖ-Юрист», № 05, 2020).

Режим общей совместной собственности супругов

Когда банкрот состоит в браке, возникают дополнительные вопросы, связанные с необходимостью исключения из конкурсной массы той части имущества, которая принадлежит супругу банкрота.

Для начала разберемся в правовых понятиях.

По общему правилу, предусмотренному в п. 1 ст. 33 Семейного кодекса РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Такое имущество принадлежит обоим супругам одновременно. Однако из данного правила есть исключения. Так, не является совместной собственностью супругов следующее имущество:

  • полученное до вступления в брак;

  • полученное одним из супругов во время брака в дар;

  • полученное одним из супругов в порядке наследования;

  • полученное одним из супругов по иным безвозмездным сделкам;

  • вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;

  • исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата.

Это первое, на что нужно обратить внимание супругу банкрота при защите своих имущественных интересов. Если банкротится супруг, то его кредиторы не имеют права претендовать на вышеперечисленное имущество супруга банкрота, за исключением ситуации, когда обязательства супругов признаны общими.

Раздел имущества в банкротстве

Следующий шаг, который можно предпринять для защиты активов супруга, — это раздел имущества.

По общему правилу при разделе имущества супругов их доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. То есть супруг банкрота в отсутствие какого-либо соглашения с ним имеет право претендовать на половину совместно нажитого имущества.

Однако при наличии брачного договора или соглашения о разделе имущества супругов соотношение может быть иным. Но необходимо помнить, что возможность использования брачного договора весьма ограничена, поскольку существует риск признания его недействительным.

С очень большой вероятностью будут признаны недействительными брачный договор и соглашение о разделе имущества, которые:

  • закрепляют неравное распределение имущества супругов с ущербом для должника и его кредиторов;

  • заключены в трехлетний период до подачи заявления о банкротстве (ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Если два вышеуказанных условия отсутствуют, то брачный договор с большой вероятностью признают действительным. Особое значение в этой связи приобретает срок заключения брачного договора. Если даже он закрепляет неравное распределение имущества вплоть до полной передачи всего общего имущества супругу должника, но заключен задолго до банкротства (более трех лет), то такой брачный договор, скорее всего, будет признан действительным (см., например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2019 № 08АП-2048/2019 по делу № А75-16343/2017).

Поэтому наиболее правильным подходом с точки зрения защиты имущественных интересов супруга должника будет раздел собственности задолго до банкротства (правильно будет сказать, тогда, когда о банкротстве не думали в принципе).

Раздел имущества незадолго до банкротства или в ходе банкротства

Если раздел имущества заранее произвести не удалось, то кредиторы однозначно имеют право претендовать на половину общего семейного имущества — ту долю, которая принадлежит должнику. Другая половина остается за супругом должника. При этом в силу п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве имущество, находящееся в совместной собственности супругов (бывших супругов), один из которых банкрот, подлежит реализации в деле о банкротстве. И уже после продажи имущества супруг получает свою часть средств от реализации имущества, а оставшаяся половина пополняет конкурсную массу.

Таким образом, при выявлении какого-либо общего имущества супругов оно будет продано с торгов в рамках дела о банкротстве.

Но из данного правила также есть исключения. Например, если супруг полагает, что реализация общего имущества в деле о банкротстве не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей, то он вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства (п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 48).

Указанное Постановление принято относительно недавно, и судебная практика пока не выработала критерии заслуживающих внимания правомерных интересов супруга или несовершеннолетних детей. Между тем в более раннем постановлении Пленума Верховного суда РФ от 05.11.98 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано, что под заслуживающими внимания интересами одного из супругов следует, в частности, понимать не только случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, но и случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным независящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности (п. 17).

Тем не менее подать заявление о разделе имущества — это право супруга, и оно может быть реализовано в любое время. Необходимо отметить, что заявление о разделе имущества супругов рассматривается в суде общей юрисдикции, а не в рамках дела о банкротстве (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 22.06.2017 № Ф04-6934/2016 по делу № А67-487/2016).

Общее имущество и общие обязательства супругов

Все вышесказанное работает только в том случае, когда обязательства должника являются его личными обязательствами и супруг должника не отвечает по ним.

Однозначно можно сказать, что перспектива раздела имущества не обрадует кредиторов, поскольку в результате они получат меньше планируемого. В связи с этим кредиторы нередко пытаются признать обязательства должника общими обязательствами супругов. В таком случае негативных финансовых последствий для кредиторов не будет.

Поэтому вопрос о том, общий долг или личный, является очень важным для определения того, имеют ли кредиторы право претендовать не только на имущество должника, но и на личное имущество супруга должника (п. 2 ст. 45 СК РФ).

Если кредитор сможет доказать, что долг у супругов общий, то будет уже неважно, в отношении кого возбуждено дело о банкротстве, — кредитор сможет претендовать на все имущество обоих супругов.

Между тем доказать, что долг супругов является общим, не так-то и просто. Дело в том, что бремя доказывания того, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи, лежит на кредиторе. На практике данная задача становится почти невыполнимой, поскольку кредитор не может представить доказательства того, что все полученное по обязательству было потрачено на нужды семьи.

Цитируем документ

В одном деле суд признал гражданку О. банкротом. Кредитор — банк, с которым гражданка О. заключила в 2012 году кредитный договор, обратился с заявлением о признании обязательств гражданки О. общими с ее супругом.

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка и признал обязательства супругов общими, поскольку супруг должника:

  • участвовал в решении вопроса о погашении задолженности перед банком,

  • сам погашал задолженность перед банком,

  • обращался в банк с просьбой предоставить рассрочку уплаты задолженности,

  • предлагал погасить сумму основного долга по кредиту при условии списания процентов за пользование кредитом и неустойки,

  • собственноручно написал банку расписку, что он обязуется частично погасить задолженность перед банком,

  • имел намерение выкупить у банка права требования по кредитному договору и договору залога, о чем направлял в банк заявление.

Исходя из этого, суд сделал вывод, что супруг должника принимал непосредственное участие в погашении долга и урегулировании вопросов, связанных с погашением задолженности перед банком, неоднократно подтверждал и соглашался с наличием у них с супругой общих обязательств перед банком.

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций с данным выводом не согласились. Несмотря на представление банком немалого количества доказательств, суды указали, что банк так и не доказал самого главного — что денежные средства были израсходованы в интересах семьи, в том числе и супруга. При таких обстоятельствах само по себе согласие супруга на получение кредита и осуществление действий по его погашению не может служить достаточным доказательством, что обязательство, возникшее из договора, является общим для супругов, — отметил суд округа.

(Пункт 12 Обзора судебной практики по делам об установлении сервитута, утвержденного Президиумом ВС РФ 26.04.2017)

Данное дело позволяет сделать вывод, что признать обязательства одного супруга общими достаточно сложно, поскольку кредитору предстоит доказать, что денежные средства были потрачены на нужды семьи, и доказательства должны быть явными и прямыми, а не косвенными. Поэтому даже при наличии большого количества доказательств, подтверждающих согласие второго супруга с совместным характером долга, как в вышеуказанном деле, суд с большой вероятностью откажет в признании обязательств общими.

Также отметим, что суды делают акцент на том, что законодательством установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом (п. 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ). Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Суды, как правило, признают обязательства общими в следующих случаях:

  • если денежные средства были направлены на погашение общего обязательства супругов по кредитному договору, заключенному с банком (см., например, постановление АС Московского округа от 29.01.2020 № Ф05-24710/2019 по делу № А41-108473/2015);

  • если денежные средства должником были направлены на лечение супруга (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2020 № 15АП-18952/2019 по делу № А32-18315/2018);

  • при предоставлении кредита на приобретение общего жилья (постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2019 № 15АП-22303/2019 по делу № А53-3424/2018, АС Московского округа от 03.12.2019 № Ф05-20421/2019 по делу № А40-43114/2017).

Все приведенные выше кейсы говорят о том, что у кредитора должны быть явные сведения, на что именно были потрачены денежные средства, и подтверждающие эти сведения доказательства.

Продажа имущества в банкротстве

Другая проблема, которая возникает в связи с реализацией общего имущества, — это отсутствие законодательной регламентации срока выплаты супругу его доли в общем имуществе.

Важно отметить, что имущество должника, даже то, которое принадлежит ему на праве общей собственности, будет продаваться на торгах финансовым управляющим. Супруг должника после продажи имущества получает половину стоимости имущества, и данные денежные средства не будут перечислены ему напрямую — сначала деньги получит финансовый управляющий как представитель должника в сделке купли-продажи.

Часто встречаются ситуации, когда финансовый управляющий, получив плату за проданное имущество, не перечисляет денежные средства, вырученные от продажи общего имущества должника, супругу должника, поскольку законом напрямую не установлена обязанность перечислить их сразу после получения от покупателя.

Так, в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 48 предусмотрено, что перечисление денежных средств, вырученных от реализации общего имущества супругов, должно производиться до погашения текущих обязательств. В интересах супруга должника получить денежные средства сразу после продажи имущества, но даже с оплатой текущих расходов арбитражные управляющие зачастую не спешат.

В связи с этим возникает вопрос, как получить деньги от продажи имущества сразу, а не по завершении дела о банкротстве, которое может длиться несколько лет. Для этого супругу должника необходимо:

  • направить в адрес управляющего требование по оплате и, в случае неисполнения такого требования,

  • подать заявление о признании действий финансового управляющего незаконными и обязании его перечислить причитающиеся супругу денежные средства.

Подобные меры защиты находят поддержку в судебной практике (см., например, постановление АС Московского округа от 12.11.2019 № Ф05-4690/2018 по делу № А40-247556/2015).

Также важно понимать, что своевременная вовлеченность супруга должника в принятие решений по таким вопросам может вообще исключить необходимость обращения в суд.

В практике автора статьи были случаи, когда супругу должника удавалось убедить финансового управляющего и кредиторов включить в положение о продаже общего имущества условия о сроках перечисления денежных средств от продажи имущества супругу должника. Здесь необходимо учитывать, что у супруга должника нет права голоса на собрании кредиторов при принятии решения об утверждении положения о продаже имущества.

Иными словами, эффективная коммуникация с управляющим по вопросам применения положений Закона о банкротстве зачастую может решить проблему на самом начальном этапе.

Но если такой вопрос не удалось решить в ходе переговоров, у супруга также есть альтернативная возможность — подать в суд заявление о разрешении разногласий в порядке ст. 60 Закона о банкротстве (см., например, постановление АС Московского округа от 18.09.2018 № Ф05-15272/2018 по делу № А41-48473/2014, подробнее о разрешении разногласий в делах о банкротстве читайте в этом номере газеты «ЭЖ-Юрист» на с. 08).

То есть еще до того, как будет утверждено положение о продаже имущества, супруг должника, который имеет отличное от мнения финансового управляющего и кредиторов мнение по порядку распределения денежных средств от продажи имущества, может подать соответствующее заявление и через суд закрепить свое право на получение половины от продажной стоимости общего имущества.

***

В завершение статьи хотелось бы вспомнить о том, с чего мы начинали, — о разнонаправленных целях участников дела о банкротстве. Целью кредиторов является максимально возможное удовлетворение своих требований, а целью должника является освобождение от долгов. При этом такое удовлетворение не должно приводить к полному отсутствию у должника средств к существованию и обрекать его на нищету, для чего законодательство предоставляет должнику и членам его семьи достаточное количество прав и инструментов для защиты своих интересов.