1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2454

Банкротство гражданина: неразумность поведения сама по себе не является препятствием для освобождения от долгов

Судебная коллегия Верховного суда Российской Федерации1 пришла к выводу о том, что в случае положительного решения о выдаче кредита, основанного на достоверной информации, представленной гражданином, ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не является основанием для отказа в освобождении гражданина от долгов в рамках процедуры банкротства.

По заявлению гражданина суд возбудил производство по делу о несостоятельности (банкротстве).

В ходе рассмотрения дела было установлено, что гражданин действовал недобросовестно, а именно: в объяснениях он указал, что работает в ООО и получает там заработную плату, хотя на самом деле также является руководителем в двух других организациях.

Кроме того, приговором районного суда он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ. Он скрыл сумму полученного налогооблагаемого дохода, указав в декларациях заведомо ложные сведения, что привело к занижению подлежащих уплате в бюджет сумм налога.

Также суды указали на недобросовестное поведение должника, выразившееся в последовательном наращивании задолженности (увеличение суммы заведомо неисполнимых кредитных обязательств в период 2012—2015 гг. при отсутствии необходимого уровня доходов).

От заключения мирового соглашения на условиях, предложенных собранием кредиторов, должник отказался. Поэтому определением суда первой инстанции, оставленным без изменений апелляционной инстанцией, процедура реализации имущества должника была завершена без применения в отношении него правил об освобождении от исполнения обязательств, со ссылкой на абз. 3 и 4 п. 4 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон).

Однако Судебная коллегия ВС РФ отменила данные судебные акты в части отказа в освобождении должника от обязательств и направила дело на новое рассмотрение.

Основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина — предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника. Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.01.2018 № 310-ЭС17-14013).

Согласно п. 4 ст. 213.28 Закона освобождение гражданина от обязательств не допускается, если при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами он действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего и т.п.). По смыслу этой нормы принятие на себя непосильных долговых обязательств ввиду необъективной оценки собственных финансовых возможностей и жизненных обстоятельств не может являться основанием для неосвобождения от долгов. В отличие от недобросовестности неразумность поведения физического лица сама по себе таким препятствием не является.

В данном деле анализ финансового состояния должника признаков преднамеренного и фиктивного банкротства не выявил. Сокрытие или уничтожение принадлежащего должнику имущества, равно как сообщение им недостоверных сведений финансовому управляющему, также установлено не было. Должник обращал внимание на то, что при получении кредитов представлял банкам полные и достоверные сведения о своем финансовом состоянии, имел в данный период стабильный и достаточный для своевременного возврата кредитных средств доход, осуществлял платежи в установленный договорами срок. Прекращение расчетов с кредиторами за три месяца до возбуждения дела о банкротстве вызвано объективными причинами — снижением оклада более чем на 30%. Эти доводы суды оставили без оценки.

Кроме этого, банки, являясь профессиональными участниками кредитного рынка, имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина, в том числе посредством разработки стандартных форм кредитных анкет-заявок для заполнения их потенциальным заемщиком на стадии обращения в кредитную организацию с указанием сведений о его имущественном и социальном положении, ликвидности предлагаемого обеспечения и т.п., а также проверки представленного им необходимого для получения кредита пакета документов.

Одновременно банки вправе запрашивать информацию о кредитной истории обратившегося к ним лица на основании Федерального закона от 30.12.2004 № 218-ФЗ «О кредитных историях» в соответствующих бюро.

По результатам проверок в каждом конкретном случае кредитная организация принимает решение по вопросу о выдаче денежных средств.

В случае положительного решения о выдаче кредита, основанного на достоверной информации, представленной гражданином, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений п. 4 ст. 213.28 Закона.

Судебная коллегия указала и на то, что последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денежных средств в разных банках может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении от обязательств, лишь в случае сокрытия им необходимых сведений (размер дохода, место работы, кредитные обязательства и т.п.) либо представления заведомо недостоверной информации.


1 Определение № 305-ЭС18-26429.