1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 67

Управление контрактными рисками в ретейле: от переговоров до взыскания

Договор по своей сути является «нормативным актом» для подписавших его сторон, который регулирует долгосрочные деловые отношения. Процесс составления договора крайне важен, так как от содержания заключенного договора в том или ином виде будет зависеть будущее бизнеса и поведение заключивших его сторон. С чего обычно начинается подписание серьезного договора? Со встреч и переговоров будущих контрагентов. Нюансов проведения переговоров много, и у каждого юриста имеются свои наработки в этом процессе. О юридических рисках неудачных переговоров, которые не привели к заключению сделки, а также о некоторых особенностях исполнения заключенной сделки читайте в материале. 

Какие нюансы следует учитывать сторонам на различных этапах заключения контракта?

Переговоры об условиях сделки

Юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто (ст. 434.1 ГК РФ). При вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно. Само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. Недобросовестным действием при проведении переговоров предполагается, в частности, внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать (подп. 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ).

Участникам переговоров необходимо учитывать, что сторона, которая ведет или недобросовестно прерывает переговоры о заключении договора, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки. Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (п. 3 ст. 434.1 ГК РФ). Если одна из сторон понесла убытки от срыва переговоров, то она может заявить в суд соответствующий иск.

Согласно п. 19 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подп. 1 и 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ (предоставление контрагенту неполной или недостоверной информации, внезапное прекращение переговоров). В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

Показательный пример применения указанных правовых норм иллюстрирует судебная практика.

Пример из практики

В одном деле компания обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании со своего несостоявшегося контрагента по договору аренды убытков за недобросовестное ведение переговоров в виде упущенной выгоды — неполученных арендных платежей за полгода в сумме более 15 млн руб. Суд установил недобросовестность действий потенциального арендатора при проведении переговоров, которая выражалась во внезапном и неоправданном прекращении переговоров о заключении договора аренды при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров (арендодатель) не могла разумно этого ожидать. Потенциальный арендодатель выступил инициатором переговоров, которые начались с письма о заинтересованности. Доведя переговоры до стадии заключения согласованных с арендодателем в окончательной редакции итоговых договоров аренды, потенциальный арендатор передал их арендодателю, а после получения подписанных со стороны арендодателя договоров аренды с целью их подписания со своей стороны потенциальный арендатор прекратил деловой контакт с арендодателем. Потенциальный арендатор не смог доказать добросовестность своих действий. Арендодатель, руководствуясь серьезностью намерений потенциального арендатора по заключению договора аренды, подготовил помещение под заявленные потенциальным арендатором технические требования, освободив его от прежних арендаторов. В итоге суды пришли к выводу, что в результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом, и удовлетворили требования арендатора.

Определение ВС РФ от 22.05.2018 № 305-ЭС18-1723 по делу № А41-90214/2016

Правовые преддоговорные риски включают:

риск убытков в связи с ведением переговоров о заключении договора (п. 3 ст. 434.1 ГК РФ), в том числе в результате:

1) предоставления недостоверной информации;

2) раскрытия в дальнейшем полученной (конфиденциальной) информации;

3) необоснованного прекращения переговоров;

4) упущения возможности заключить альтернативный договор с третьим лицом;

риск последующего нарушения преддоговорных условий. К этому риску относится в том числе установление существенных условий договора судом, о которых сторона не хотела бы договариваться в основном договоре (при уклонении одной из сторон от заключения основного договора, в соответствии с п. 5 ст. 429 ГК РФ).

Заключение договора

Договор — это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ), совершаемое в письменной или устной форме. Многие ошибочно полагают, что раз контракт формально подписан и направлен другой стороне, то и сделка совершена, можно не беспокоиться. Но на самом деле тут существует масса нюансов, если более внимательно посмотреть на вопрос о заключенности сделки и ее последствиях.

Так, по общему правилу договор признается юридически заключенным лишь в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта, то есть согласия, подтверждения.

Например, если два экземпляра договора подписаны и отправлены другой стороне, как это часто и бывает, то договор юридически будет заключен лишь в момент возврата отправителю подписанного экземпляра (получения акцепта) (ст. 433 ГК РФ).

А если вдруг договор подписан, но с протоколом разногласий, и они по какой-то причине оказались не сняты, договор не считается заключенным (п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными»).

Договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Бывает, что суды приходят и вовсе к неожиданным для сторон выводам: спорный договор не является заключенным, так как истец, получив от ответчика подписанный договор, совершил акцепт (подтвердил свое согласие с ним) за пределами нормально необходимого времени — по истечении семи месяцев с момента получения оферты (Определение ВАС РФ от 27.06.2008 № 3238/07 по делу № А41-К1-3402/06).

Отдельного внимания заслуживает наполнение договора его существенными условиями, что также имеет ряд рисков и особенностей. Зачастую стороны, тщательно продумывая значимые для них условия, например, доставки или приемки товара, забывают конкретизировать предмет договора, сроки исполнения обязательств, объемы, не считая их значительными. И все же, несмотря на юридическую ошибочность такого подхода и важность наличия в договоре существенных условий, судебная практика позволяет исцелить такие сделки и придать им правовую силу.

Так, если рассмотреть типичный договор поставки, то условие о количестве товара все же может оказаться согласованным, даже если указанный в договоре объем поставок является ориентировочным и точное количество товара по каждой поставке оговаривается сторонами дополнительно (см., например, постановление АС Центрального округа от 15.06.2016 № Ф10-1758/2016 по делу № А62-2219/2015). Существенные условия могут быть согласованы сторонами не только в едином договоре-документе, но и в нескольких взаимосвязанных документах в случае, если закон прямо не предусматривает заключение договора в виде одного документа (см., например, постановление АС Поволжского округа от 24.03.2017 № Ф06-18300/2017 по делу № А65-15926/2016). Кроме того, существенные условия, например, договора поставки, могут быть согласованы сторонами в товарных накладных, если это предусмотрено договором поставки, даже в случае, когда сами накладные ссылки на договор не содержат (см., например, постановление АС Дальневосточного округа от 24.02.2016 № Ф03-177/2016 по делу № А04-3673/2015). Таким образом, даже в случае невнимательности одной или обеих сторон сделки нельзя говорить о ее однозначной незаключенности в случае судебного спора.


Особенности «электронного» исполнения договора

Рассмотрев вопросы заключения договора, нельзя не сказать и о некоторых особенностях, возникающих при его исполнении. В последнее время в договорах стороны нередко прописывают возможность использования счетов-фактур, товарных накладных, УПД в электронном виде для оформления отгрузок, подтверждения передачи товара от поставщика покупателю.

Различные внедряемые правила маркировки (например, маркировки табачной продукции средствами идентификации в соответствии с требованиями, установленными постановлением Правительства РФ от 28.02.2019 № 224) и вовсе предусматривают безальтернативный обмен данными только с помощью электронного универсального передаточного документа, подписанного усиленной электронной подписью. Но, к сожалению, перспективные методы ведения бизнеса в части исполнения сделок нередко не только не приносят ожидаемого эффекта, но и вообще приводят стороны к длительному спору.

Насколько использование электронных первичных документов небезопасно и рискованно для практического доказывания факта отгрузки и взыскания задолженности с покупателя, можно наглядно убедиться на примере судебных споров.

Пример из практики

В одном споре, рассмотрение которого длилось более двух лет с прохождением двух полных кругов всех инстанций арбитражных судов, занимавших противоположные позиции, решался, казалось бы, простой вопрос о возможности подтверждения факта поставки с использованием электронных документов. В договоре поставки стороны установили возможность использования счетов-фактур и товарных накладных, оформляемых в электронном виде, для подтверждения передачи товара от поставщика покупателю.

В конечном итоге после двух лет споров суд пришел к выводу, что товарные накладные, оформленные в электронном виде и подписанные квалифицированной электронной подписью (электронной цифровой подписью), могут являться документом, подтверждающим поставку, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается требование о составлении такого документа на бумажном носителе, и удовлетворил требования истца о взыскании более 37 млн руб. по договору поставки.

Постановление АС Московского округа от 22.11.2018 № Ф05-6393/2017 по делу № А40-4350/2016

Нередко предложенный в контракте порядок обмена заказами в электронной форме приводит стороны в замешательство относительно довольно простых вопросов:

  • уполномочен ли ответственный менеджер на изменение существенных условий контракта, предоставление отсрочки или признание долга?

  • как быть с электронными претензиями?

Уже достаточно длительное время действует ст. 165.1 ГК РФ, которая дает ответы на многие подобные вопросы в отношении юридически значимых сообщений. Согласно указанной норме действует презумпция «доставки соответствующего сообщения». Сообщения, доставленные по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, считаются полученными юридическим лицом (или ИП), даже если оно и не находится по указанному адресу. Между тем порядок направления документов по электронной почте вызывает массу отдельных вопросов и рисков непризнания их доставленными, даже с учетом приведенной нормы, если, например, почтовый ящик получателя не отправил сообщение о доставке. С учетом этого использование электронных форматов в обмене юридически значимыми сообщениями, товарной документацией нужно тщательно описывать и закреплять все возможные нюансы.

Последствия нарушения контракта

В случае неисполнения или, более того, нарушения условий контракта потерпевшая сторона должна не только избрать для себя наиболее правильный способ для восстановления уже нарушенного права и взыскания неустойки с ответчика, но и обязана выполнить формальные шаги по досудебному урегулированию спора.

Пункт 5 ст. 4 АПК РФ устанавливает обязательность претензионного порядка для гражданско-правовых исков о взыскании денежных средств. При этом стоит отметить, что если в договоре имеется указание на обязательный досудебный порядок урегулирования всех споров из такого договора, он будет касаться не только взыскания денег, но и всех других спорных вопросов.

Наиболее типичные способы защиты гражданских прав приведены в ст. 12 ГК РФ и включают, среди прочего, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков, взыскания неустойки.

Также стоит упомянуть ситуацию, когда на предсудебной стадии одна сторона вдруг направляет в бухгалтерию другой стороны акт сверки расчетов на подписание. Но так ли безопасно и формально подписание такого акта сверки? К сожалению, нет. Согласно п. 20 постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» действием, свидетельствующим о признании долга, может быть подписание акта сверки взаимных расчетов. Поэтому в случае конфликтной ситуации подписание актов сверки следует производить с учетом подобных юридических последствий.

Направление претензии не только формально необходимо, но и важно с точки зрения подтверждения заключенности самого договора, если ответчик в суде начнет говорить об отсутствии полномочий у лица, подписавшего договор, и оспаривать подписи на договоре в ситуации, когда это же лицо ответило на претензию.


Рекомендации

Приступая к обсуждению, а затем и заключению договора, желательно фиксировать все переговоры (соглашением о порядке ведения переговоров, обменом электронными письмами, почтовыми отправлениями, протоколами встреч), а также установить сроки совершения сделки. При этом важно убедиться в полномочиях сторон, в том числе получить копии доверенностей и уставов — проявить договорную осмотрительность.

Проект договора, как правило, готовит та сторона, которая более заинтересована или которая будет нести большие убытки. Так, обычно, договоры об аренде готовятся арендодателями, а договоры поставки — поставщиками. Это важно, так как проект договора вторая сторона получает позже и у нее меньше времени, чтобы убедиться в том, что в текст включены все необходимые условия и договор максимально защищает ее интересы.

При составлении проекта сложного договора рекомендуется разделить его содержание на стандартные условия договора, по которым стороны легко приходят к компромиссу, и на те, которые потребуют отдельного и более тщательного обсуждения.

При работе над содержанием договора в первую очередь необходимо самым точным образом зафиксировать предмет договора, принимая во внимание все существенные условия для самих сторон договора. Это могут быть цена договора (соотношение оплаты и результата), сроки исполнения договора, формы первичной документации по сделке, порядок возмещения убытков, основания прекращения договора и др.

Рекомендации по управлению рисками сводятся в концентрированном виде к проверке условий чек-листа:

  • четкое и понятное описание предмета договора и его условий, сроков его фактического исполнения;

  • наличие перечня оснований штрафов, расторжения и механизма изменения договора: возможно ли будет это сделать без суда, есть ли срок для исправления нарушений;

  • все ключевые действия по исполнению контракта должны быть отслеживаемыми и документируемыми.

В заключение напомним об уже устоявшемся в судебной практике подходе по толкованию условий договора. При разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (ст. 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия (постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»).