1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 917

Банк удержал с клиента комиссию за нарушения требований законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов: как клиенту отстоять свои интересы в суде?

Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Закон № 115-ФЗ) дает банкам право отказывать в заключении договоров банковского счета, а в рамках заключенных договоров требовать у клиентов документы о совершаемых ими операциях, отказывать в проведении платежей и принудительно расторгать договор банковского счета (ст. 7 Закона № 115-ФЗ). Для клиентов банков одной из связанных с этим проблем является то, что банки устанавливают в своих тарифах особые повышенные комиссии (штрафы, неустойки) за непредставление или несвоевременное представление документов, а также за вывод денег в другой банк при закрытии счета. При этом заключить с банком договор банковского счета клиент, как правило, может, только безоговорочно приняв эти условия. Клиенты оспаривают подобные комиссии, но судебная практика по таким делам окончательно не сложилась, и решение суда предсказать непросто. О том, какие аргументы позволят клиентам банков оспорить в суде взимание банком повышенных комиссий за непредоставление документов по запросу банка с целью проверки операций клиента по Закону № 115-ФЗ, а также взимание повышенной комиссии за вывод денег в другой банк при расторжении договора банковского счета, читайте в материале «ЭЖ-Юрист».

Прежде всего клиентам банка необходимо учесть, что на текущий момент в суде простая ссылка на судебную практику в свою пользу будет не слишком убедительна, так как банк в обоснование своей позиции покажет суду не менее внушительную практику в пользу банков. А значит, важно найти для суда какие-то иные, более глубокие, возможно, доктринальные доводы, заранее готовясь к возможной передаче дела в Верховный суд РФ.

Почему ряд судов признают комиссии законными?

Позиция судов, признающих законность комиссий, состоит в следующем:

  • стороны вправе самостоятельно согласовать неустойку, которой по своей природе является комиссия, за любое нарушение договорных обязательств (ст. 421 ГК РФ);

  • неустойка за неисполнение или нарушение клиентом сроков исполнения запросов банка, а также повышенная комиссия за перевод остатка средств на счете на другой счет при расторжении договора банковского счета предусмотрена договором банковского счета (тарифами банка), с которым клиент был ознакомлен и согласен;

  • данные платежи — инструмент, препятствующий/ограничивающий участие клиентов в незаконной деятельности по легализации денежных средств и осуществлению сомнительных операций с использованием банковского счета;

  • Закон № 115-ФЗ оставляет открытым перечень мер, направленных на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, отсылая к иным мерам, принимаемым в соответствии с федеральными законами;

  • действующее законодательство РФ не содержит явно выраженного запрета на взимание комиссий за совершение банками каких-либо действий или операций в рамках исполнения договора банковского счета.

Эти выводы находят отражение в следующих судебных актах: Определение ВС РФ от 04.04.2019 № 305-ЭС19-2460 по делу № А40-19439/2018, постановления АС Московского округа от 07.12.2018 № Ф05-20881/2018 по делу № А40-19439/2018, от 19.02.2019 № Ф05-326/2019 по делу № А40-62210/2018, от 26.12.2018 № Ф05-21740/2018 по делу № А40-47651/2018, от 15.08.2018 № Ф05-12767/2018 по делу № А40-215812/2017, от 18.12.2018 № Ф05-19786/2018 по делу № А40-215796/2017, от 10.09.2018 № Ф05-13541/2018 по делу № А40-152116/2017, от 24.04.2019 № Ф05-5112/2019 по делу № А40-99640/2018, от 21.02.2018 № Ф05-626/2018 по делу № А40-105110/2017, АС Северо-Кавказского округа от 30.01.2019 № Ф08-11852/2018 по делу № А53-2880/2018, АС Западно-Сибирского округа от 28.03.2018 № Ф04-6611/2018 по делу № А46-2659/2017, от 02.10.2015 № Ф04-23396/2015 по делу № А70-195/2015, АС Уральского округа от 10.10.2018 № Ф09-5371/18 по делу № А07-28337/2017.

Каковы доводы судов, признающих комиссии незаконными?

Позиция судов, отрицающих законность комиссий, состоит в следующем:

  • Закон № 115-ФЗ, равно как и иные федеральные законы, не содержит норм, позволяющих банкам в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение в повышенном размере;

  • взыскание комиссии за совершение операций с денежными средствами, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, формой контроля не является (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 29.10.2018 № Ф01-4732/2018 по делу № А43-42343/2017, от 29.01.2018 № Ф01-6237/2017 по делу № А43-8002/2017, АС Московского округа от 18.01.2019 № Ф05-21799/2018 по делу № А40-45858/18, АС Западно-Сибирского округа от 23.11.2018 № Ф04-4436/2018 по делу № А46-4749/2018, АС Северо-Западного округа от 14.09.2018 № Ф07-9700/2018 по делу № А56-39354/2017, от 04.12.2018 № Ф07-13758/2018 по делу № А26-13053/2017, от 16.04.2018 № Ф07-2641/2018 по делу № А21-3163/2017, АС Поволжского округа от 04.10.2018 № Ф06-37073/2018 по делу № А12-47864/2017, АС Уральского округа от 15.03.2019 № Ф09-198/19 по делу № А60-13202/2018, от 10.10.2018 № Ф09-5371/18 по делу № А07-28337/2017);

  • банк не вправе налагать на клиентов финансовую ответственность за неисполнение требований Закона № 115-ФЗ, а оспариваемые клиентами комиссии установлены банками за совершение ими же самими обязанностей, предусмотренных Законом № 115-ФЗ (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 22.05.2018 № Ф07-4081/2018 по делу № А21-8400/2017 и АС Московского округа от 30.05.2018 № Ф05-6447/2018 по делу № А40-205745/17);

  • при этом комиссия, взимаемая банками за непредоставление документов по запросу банка, предоставление клиентом банку документов не в полном объеме, является, по сути, мерой ответственности, так как никаких услуг при начислении комиссии банк клиенту не оказывает;

  • банки не представляют доказательств несения каких-либо расходов и потерь, подлежащих компенсации путем взимания комиссии (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 22.10.2018 № Ф07-11607/2018 по делу № А56-103867/2017 и АС Дальневосточного округа от 27.08.2018 № Ф03-3404/2018 по делу № А73-18762/2017);

  • предусмотренные ст. 7 Закона № 115-ФЗ права и обязанности банка относительно операций с денежными средствами возникают и реализуются только в рамках действующего договора банковского счета либо непосредственного осуществления операций по распоряжению физических лиц о перечислении денежных средств без открытия банковского счета (см., например, постановления АС Московского округа от 31.10.2017 № Ф05-15219/2017 по делу № А40-9899/2017 и АС Центрального округа от 15.10.2018 № Ф10-4039/2018 по делу № А14-3472/2017);

  • комиссия удерживается банком не в момент совершения спорных операций и квалификации их банком в качестве сомнительных, а при закрытии счета и перечислении остатка денежных средств на расчетный счет клиента в другом банке, в то время как противодействие незаконным финансовым операциям должно осуществляться на стадии исполнения банком поручения клиента о совершении соответствующей операции (см., например, Определение ВС РФ от 16.12.2016 № 309-ЭС16-4349 по делу № А60-2016/2015, постановления АС Волго-Вятского округа от 11.09.2017 № Ф01-3548/2017 по делу № А43-31096/2016, АС Московского округа от 30.10.2018 № Ф05-16594/2018 по делу № А40-193176/2017, АС Поволжского округа от 04.10.2018 № Ф06-37073/2018 по делу № А12-47864/2017, АС Северо-Западного округа от 22.10.2018 № Ф07-11607/2018 по делу № А56-103867/2017);

  • действия банка по закрытию счета не являются самостоятельной банковской услугой, создавшей для клиента какое-либо дополнительное благо в рамках спорного договора (см., например, Определение ВС РФ от 07.02.2018 № 307-ЭС17-22271 по делу № А56-6514/2017, постановления АС Поволжского округа от 04.10.2018 № Ф06-37073/2018 по делу № А12-47864/2017, АС Северо-Западного округа от 25.04.2019 № Ф07-4006/2019 по делу № А26-5108/2018, от 16.04.2018 № Ф07-2641/2018 по делу № А21-3163/2017, АС Дальневосточного округа от 27.08.2018 № Ф03-3404/2018 по делу № А73-18762/2017, АС Волго-Вятского округа от 31.01.2018 № Ф01-6410/2017 по делу № А43-4174/2017, АС Уральского округа от 15.03.2019 № Ф09-198/19 по делу № А60-13202/2018).

Как разграничение частных и публичных прав банков поможет их клиентам в суде?

Чтобы разобраться, какая из приведенных выше позиций судов правильная, необходимо ответить на три вопроса:

  • Что представляют собой по своей природе права банка по отношению к клиенту?

  • Что является основанием для возникновения этих прав?

  • В чьих интересах эти права осуществляются?

Банк — коммерческая организация, его задача — получать прибыль. Это цель частная, достигаемая банком в его личных интересах. Противодействие легализации денежных средств, нажитых преступным путем, — задача государства. Это цель публичная, достигаемая государством в общих интересах.

Договор банковского счета является основанием возникновения гражданских правоотношений между банком и клиентом, содержанием которых являются их взаимные субъективные гражданские права, осуществляемые ими своей волей и в своем интересе (ч. 2 ст. 1 ГК РФ). Закон № 115-ФЗ дополнительно наделяет банки по отношению к клиентам правами, которые банк осуществляет не своей волей. Осуществление данных прав — публичная обязанность банка, он реализует их не в своем, а в публичном интересе. Данные права — это не субъективные гражданские права, а публичные полномочия, за отказ от осуществления которых банк может быть подвергнут административному наказанию (ст. 15.27 КоАП РФ) или лишен лицензии (п. 6.1 ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»). Суды отмечают, что общий механизм Закона № 115-ФЗ рассчитан на создание такой системы, при которой на организации, осуществляющие операции с денежными средствами (в первую очередь кредитные организации), возлагаются публично-правовые обязанности по осуществлению контроля за банковскими операциями клиентов (см., например, постановление АС Северо-Западного округа от 04.12.2018 № Ф07-13758/2018 по делу № А26-13053/2017).

Таким образом, необходимо разграничивать отношения между банком и клиентом, связанные с исполнением договора банковского счета, и отношения между банком и клиентом, связанные с исполнением требований Закона № 115-ФЗ: первые отношения — частные, вторые — публичные. В той части, в которой эти отношения частные, к ним может применяться общедозволительный метод правового регулирования («разрешено все, что прямо не запрещено») и нормы ГК РФ о неустойке и свободе договора. В той же части, в которой эти отношения публичные, к ним может применяться только разрешительный метод регулирования («разрешено только то, что прямо предписано»), нормы ГК РФ эти отношения не регулируют. Это тот случай, когда правильное разграничение публичного и частного права, которое многие юристы считают бесполезной схоластикой, дает аргументы для сугубо практических выводов.

Отсюда следует, что никакие соглашения между банком и клиентом о комиссиях за непредоставление документов или за вывод денег с закрытого счета невозможны. К примеру, возможно ли представить, чтобы каждая налоговая инспекция в качестве обязательного условия постановки на налоговый учет вновь созданной коммерческой организации потребовала заключения договора о том, что если налогоплательщик несвоевременно представит документы по ее запросу, то платит неустойку в размере 10% от квартальной прибыли или стоимости активов, причем договоры разных инспекций предусматривали бы разные неустойки? Это абсолютно немыслимо, так как отношения между компанией и налоговыми органами публичные и ответственность компании перед налоговой исчерпывающе прописана в НК РФ. Тогда почему то же самое, по мнению некоторых судов, допустимо в отношениях компаний с банками, отношения с которыми в части контроля исчерпывающе прописаны в Законе № 115-ФЗ? Неспроста на практике некоторые суды, отвечая на довод банков о наблюдаемой у клиентов недостаточной налоговой нагрузке как поводе для блокировок, упрекают банки в том, что те берут на себя функции налоговых органов.

Цитируем документ

Выводы суда основаны на том, что ответчиком [банком] незаконно присвоены функции государственного органа и установлена плата, не предусмотренная законом и договором в виде «заградительного тарифа» за проведение банковских операций без предоставления документов.

Постановление АС Московского округа от 28.08.2018 № Ф05-13169/2018 по делу № А40-241820/2017

Аналогичным образом в постановлении АС Уральского округа от 10.10.2018 № Ф09-5371/18 по делу № А07-28337/2017 отражен следующий факт: оспаривая судебный акт, податель жалобы (ПАО «Бинбанк») утверждал, что «клиентом не были представлены все запрашиваемые банком документы, в частности не были представлены документы, подтверждающие исполнение обязанности по уплате налогов или других обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации». Чем не подмена банком налоговой инспекции?

Другой пример: в постановлении АС Центрального округа от 15.10.2018 № Ф10-4039/2018 по делу № А14-3472/2017 к обстоятельствам, свидетельствующим о сомнительности операций клиента, банк отнес незначительность суммы уплаченного клиентом налога, определив ее на основании сопоставления суммарного поступления на счет клиента с суммой выплаченного налога. Суд возражал и отмечал, что само по себе это не может свидетельствовать об отнесении спорных операций к числу сомнительных. По сути, ПАО «Сбербанк» при проверке суммы выплаченного обществом налога взяло на себя функции фискального органа при отсутствии таких полномочий у кредитной организации.

Если цель Закона № 115-ФЗ — борьба с отмыванием, то меры, принимаемые банком, должны завершаться там, где подобные незаконные действия пресечены. Для этого достаточно сделать лишь то, что требуется по закону: отказать в заключении договора банковского счета, заблокировать платеж, расторгнуть договор банковского счета. Комиссии для этого не нужны. Поэтому их быть не может. За публичное, по сути, правонарушение частное лицо (клиент) не может нести ответственность перед частным лицом (банком), причем в размере, установленном самим этим частным лицом, применяемую по произвольному усмотрению этого частного лица. Публичная ответственность — это ответственность всегда только перед государством.

Перечисление денег с закрытого счета на счет в другом банке — это, безусловно, банковская деятельность, но это не услуга. Поскольку после расторжения договора банковского счета у банка нет правовых оснований удерживать деньги клиента, то эти деньги становятся не чем иным, как неосновательным обогащением на стороне банка, а их перечисление на другой счет — это возврат неосновательного обогащения, которое банк обязан произвести в силу прямого указания ст. 1102 ГК РФ. Такое действие не может быть услугой — ни в юридическом смысле, ни в экономическом. Как следствие, у банка нет ни юридических, ни экономических оснований брать деньги за совершение этих действий.

Дополнительные доводы в пользу клиентов банков

Помимо оспаривания законности комиссий по существу у клиентов банков есть еще три дополнительных довода, позволяющих не допустить взимание комиссии.

Довод первый: недоказанность банком проведения платежей именно с целью отмывания. В делах по искам клиентов к банкам об оспаривании взыскания комиссий на банк возлагается обязанность доказать, что совершаемые клиентом операции противоречат закону (см., например, постановления АС Московского округа от 21.05.2019 № Ф05-5428/2019 по делу № А40-163603/18, АС Центрального округа от 15.10.2018 № Ф10-4039/2018 по делу № А14-3472/2017), носят запутанный или необычный характер, не имеют очевидного экономического смысла, что клиент, их совершающий, преследовал цель легализовать денежные средства, полученные преступным путем, финансировал террористическую деятельность, а равно преследовал иную противоправную цель (см., например, Определение ВС РФ от 15.03.2019 № 304-ЭС19-1992 по делу № А46-4749/2018, постановления АС Московского округа от 21.12.2017 № Ф05-17924/2017 по делу № А40-42180/2017, от 17.12.2018 № Ф05-21492/2018 по делу № А40-14108/2018, от 24.04.2019 № Ф05-4478/2019 по делу № А40-29040/18, от 30.05.2018 № Ф05-6447/2018 по делу № А40-205745/17, АС Волго-Вятского округа от 29.10.2018 № Ф01-4732/2018 по делу № А43-42343/2017, от 29.01.2018 № Ф01-6237/2017 по делу № А43-8002/2017, АС Западно-Сибирского округа от 12.03.2019 № Ф04-6997/2018 по делу № А45-9789/2018, от 23.11.2018 № Ф04-4436/2018 по делу № А46-4749/2018, АС Уральского округа от 10.10.2018 № Ф09-5371/18 по делу № А07-28337/2017, АС Поволжского округа от 04.10.2018 № Ф06-37073/2018 по делу № А12-47864/2017, АС Северо-Западного округа от 22.10.2018 № Ф07-11607/2018 по делу № А56-103867/2017). Если банк доказать это не в состоянии, то суды признают действия банка по взиманию комиссий незаконными.

Довод второй: несоблюдение банком процедур, установленных Законом № 115-ФЗ. Необходимо проверить соблюдение банком прописанной в Законе № 115-ФЗ процедуры запроса информации от клиента и порядка блокировки и расторжения договора. Например, ч. 5.2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ разрешает банку в одностороннем порядке расторгнуть договор банковского счета только после двукратной блокировки операций по счету. Соответственно, расторжение договора после однократной блокировки незаконно (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.02.2019 № Ф04-6204/2018 по делу № А45-38980/2017).

На практике нередко бывают случаи, когда банки крайне неопределенно формулируют перечень запрашиваемых документов по той или иной операции либо для перестраховки запрашивают документы не о конкретной операции, а требуют весь объем сведений о всей хозяйственной деятельности клиента, находят в этой массе информации только им одним видимые недостатки, после чего блокируют платежи. Такие блокировки можно оспорить.

Обычно в спорах, связанных с применением Закона № 115-ФЗ, суды последствия недостаточной ясности и конкретизации запроса банка возлагают на банк (см., например, постановление АС Северо-Кавказского округа от 15.11.2018 № Ф08-9738/2018 по делу № А53-31186/2017).

В ситуации, когда банк запросил у клиента полный объем сведений о его хозяйственной деятельности, а не совершения им операций, на которые распространяет свое действие Закон № 115-ФЗ, суды признают, что право банка запрашивать документы не может быть истолковано как право на произвольное истребование у клиентов документов и информации относительно их хозяйственной деятельности, без обоснования соответствующих операций целями, предусмотренными законодательством о противодействии легализации преступных доходов (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 16.04.2018 № Ф07-2641/2018 по делу № А21-3163/2017, от 04.12.2018 № Ф07-13758/2018 по делу № А26-13053/2017).

Если банк запрашивает у клиента информацию, направленную на оценку хозяйственной деятельности клиента, ее соответствие налоговому, трудовому законодательству и непосредственно не связанную с операциями по конкретным платежным поручениям (см., например, постановление АС Центрального округа от 15.10.2018 № Ф10-4039/2018 по делу № А14-3472/2017), действия банка признаются судами незаконными. Также если банк не представил доказательств, каким образом запрошенная им информация о репутации контрагентов клиента соотносится с требованиями Закона № 115-ФЗ, то суды признают, что произвольное истребование документов без представления доказательств их необходимости для целей контроля, установленных законом, является неправомерным, нарушает нормальную хозяйственную деятельность клиента банка (см., например, постановление АС Московского округа от 30.05.2018 № Ф05-6447/2018 по делу № А40-205745/17).

Довод третий: недоказанность наличия между банком и клиентом соглашения о комиссиях. В договорах банковского счета и во внутренних банковских правилах банки всегда оставляют за собой право в одностороннем порядке вводить и менять тарифы, предварительно проинформировав об этом клиента. Если такого информирования не было, то суды не признают за банками право применять к клиенту новые повышенные тарифы и комиссии, в том числе связанные с применением Закона № 115-ФЗ (см., например, Определение ВС РФ от 07.02.2018 № 307-ЭС17-22271 по делу № А56-6514/2017, постановление АС Волго-Вятского округа от 29.10.2018 № Ф01-4732/2018 по делу № А43-42343/2017).

При заключении договора банковского счета необходимо тщательно проверять, к чему конкретно присоединился клиент, какие именно внутренние документы банка, которых может быть несколько, применяются к отношениям сторон. Дело в том, что тарифы могут быть установлены тем документом, к которому клиент не присоединился.

Пример из практики

В одном из дел суд установил, что банком не представлено доказательств, что истец присоединялся к Правилам открытия и обслуживания банковского счета и Тарифам на оказываемые банком услуги по расчетно-кассовому обслуживанию клиентов. Согласно Заявлению о присоединении к условиям договора комплексного банковского обслуживания ООО «Стеклорезерв» ознакомлено с предложенными банком условиями комплексного банковского обслуживания, однако заявление не содержит сведений ни о Правилах открытия и обслуживания банковского счета, ни о Тарифах на оказываемые банком услуги по расчетно-кассовому обслуживанию клиентов. По этой причине суд не признал за банком права применения к клиенту комиссий, установленных в указанных правилах и тарифах.

Постановление АС Московского округа от 21.12.2017 № Ф05-17924/2017 по делу № А40-42180/2017

***

Закон № 115-ФЗ ставит банки между молотом и наковальней: с одной стороны, банк работает на очень высококонкурентном рынке, он должен заботиться о клиентах, показывать клиентский сервис, быстро проводить платежи и понапрасну не обвинять клиентов в сомнительных операциях, а с другой стороны, он обязан проверять и контролировать клиентов, блокировать их платежи и расторгать с ними договоры банковского счета, что нередко служит причиной скандалов и судебных споров с клиентами, которые последними выносятся на всеобщее обсуждение в блогах и социальных сетях. Выполнение возложенных на банки публичных функций государство банкам не оплачивает, хотя для их осуществления банкам необходим квалифицированный персонал, специальное оборудование и программное обеспечение. По этой причине банки наверстывают упущенное за счет клиентов, устанавливая повышенные комиссии за платежи и переводы в ситуации, когда банк подозревает клиента в отмывании денег, что приводит к многочисленным спорам. По этим причинам можно сказать, что полномочия банков по Закону № 115-ФЗ — это скорее их проблема, а не привилегия.

Сложившаяся на сегодняшний день ситуация с комиссиями остро нуждается в ясных и окончательных разъяснениях высшей судебной инстанции. Возможно, изложенная в статье аргументация поможет читателям отстоять в случае необходимости интересы клиента в отношениях с банком, в том числе в Верховном суде РФ, после чего, как мы надеемся, настоящая статья навсегда утратит свою актуальность.