Участники евразийской интеграции имеют значительные ресурсы для создания цифровой экономики

| статьи | печать

Согласно докладу Центра интеграционных исследований Дирекции по аналитической работе Евразийского банка развития (ЕАБР), цифровая экономика в его странах-участницах невелика, отстает в развитии от постиндустриальных стран, но имеет хороший потенциал для становления.

Цифровая экономика получила развитие в первую очередь в индустриально развитых странах, отмечается в докладе ЕАБР. В 2017 г. в США доля цифровой экономики в ВВП достигала 7% и составила 1,35 трлн долл., в то время как в 2016 г. доля добавленной стоимости Евросоюза, созданной цифровой экономикой, составила 4% от ВВП ЕС. В 2018 г. в Китае на цифровую экономику пришлось 38,2% от ВВП, сумма достигла 2,32 трлн долл.

Согласно данным китайской компании Huawei, в 2016 г. цифровая экономика во всем мире оценивалась в 11,5 трлн долл., или 15,5% мирового ВВП. Ожидается, что она будет расти в два раза быстрее, чем «аналоговая» экономика, и к 2025 г. ее вклад в мировой ВВП может достигнуть более 24%. Во многом такие ускоренные темпы развития обусловлены инвестиционной привлекательностью цифровых проектов, показатель доходности инвестиций которых превышает прибыльность нецифровых проектов в шесть раз.

В контексте Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который входят все страны — участницы ЕАБР, за исключением Таджикистана, доля цифровой экономики в совокупном ВВП ЕАЭС составляет менее 3%.

Такое отставание от развитых стран авторы исследования объясняют особенностью экономических моделей стран-участниц, в которых значительное место занимает агропромышленный комплекс (АПК), относительно медленными темпами внедрения цифровых технологий, необходимостью преодоления отставания в развитии научно-технической базы по сравнению с постиндустриальными странами.

Цифровизация экономики любой страны может быть полностью реализована только при расширении доступа к сетям ИКТ и связанным с ними услугам для населения и предприятий на ее территории. И эксперты ЕАБР констатируют, что начиная с 2000 г. во всех странах — участницах банка наблюдается исключительно позитивная динамика развития базовой инфраструктуры цифровой экономики. Доля населения с доступом к интернету значительно выросла.

Однако, отмечают они, согласно данным по доступу населения к интернету в странах — участницах ЕАБР, даже внутри региона существует цифровой разрыв между государствами. Более того, в силу неоднородного инфраструктурного и экономического развития самих стран разрыв присутствует и между различными регионами внутри стран, а в первую очередь — наблюдается значительная разница в уровне цифровизации городской и сельской среды.

Из показателя доступа населения к интернету авторы исследования считают возможным разделить страны — участницы ЕАБР на две группы: в первую, с наиболее широким доступом, входят Россия, Казахстан, Беларусь и Армения, а группа с ограниченным доступом включает Кыргызстан и Таджикистан. В 2017 г. доступ к всемирной сети имело 38,2 и 22% населения Кыргызстана и Таджикистана соответственно.

Показатель доступа населения к глобальной сети нагляден по причине того, что интернет играет фундаментальную роль в рамках цифровой экономики и перехода к ней.

Сравнение динамики роста доступа к интернету и индекса цифрового внедрения (ИЦВ) Всемирного банка стран — участниц ЕАБР, считают эксперты последнего, представляет особый интерес (см. табл. 1).

Россия, Казахстан и Армения лидируют в регионе, в то время как показатели Кыргызстана и Таджикистана значительно отстают от остальных. Выделяется Беларусь, индекс цифрового внедрения которой значительно ниже, чем показатель по доступу населения к интернету. Во многом эта разница, говорится в докладе, обусловлена низким уровнем внедрения цифровых технологий в государственном секторе. Авторы исследования отмечают, что все страны показали положительную динамику общего индекса в 2014—2016 гг.

Из табл. 1 следует, что индикатор бизнеса в случае всех стран показал исключительно позитивную динамику, а в случае Армении, Беларуси, Кыргызстана и Таджикистана именно этот индикатор из трех является самым высоким, так как в этих странах бизнес играет роль драйвера процесса цифровизации.

Согласно индикаторам ИЦВ, в случае Казахстана и России главной движущей силой цифровой трансформации является госсектор (показатели составляют 0,82 и 0,84 соответственно). Аналитики ЕАБР приходят к выводу, что формирование благоприятной среды со стороны государства исключительно важно для более широкого распространения цифровых технологий. При этом речь здесь может идти не только о финансировании развития цифровой инфраструктуры, но и об обеспечении необходимой правовой базы для цифровизации бизнеса и гибкости госструктур к принятию новых технологий.

В странах — участницах ЕАБР государственные меры и приоритеты по развитию цифровой экономики изложены в национальных стратегиях и ряде проектных документов по профильным направлениям. Что касается участия правительств этих стран в цифровизации, именно в Казахстане и России наблюдается самый высокий индекс развитости электронного правительства.

При этом по итогам опроса Всемирного экономического форума выявилось, что именно в Армении и Казахстане самые гибкие законодательные базы.

Перспективность и актуальность цифрового развития экономик государств — членов ЕАЭС нашли отражение в основных направлениях реализации «Цифровой повестки ЕАЭС до 2025 г.», где цифровая трансформация выступает в качестве одного из ключевых факторов развития.

По данным совместного исследования ЕЭК и Всемирного банка, потенциальный экономический эффект реализации цифровой повестки увеличит совокупный ВВП ЕАЭС к 2025 г. Реализация общей цифровой повестки ЕАЭС способна обеспечить для его членов рост занятости в отрасли ИКТ почти на 70%, дополнительное увеличение общей занятости на 3%, а прирост объема экспорта услуг ИКТ составит более 70%.

Анализ цифрового потенциала стран — участниц ЕАБР показал его экспертам, что государства евразийского интеграционного проекта имеют значительные ресурсы для создания цифровой экономики, однако потенциал развития в разных государствах существенно асимметричен. Это обусловливает риск увеличения цифровых разрывов между ними. В целом в регионе наблюдается необходимость развивать цифровую культуру — на данный момент во всех странах — членах ЕАБР бизнес является ключевой движущей силой процесса цифровизации.

При этом для ускорения развития цифровой экономики первостепенным этапом является формирование современной и модернизация базовой инфраструктуры ИКТ, говорится в заключении доклада.

Таблица 1. Индекс цифрового внедрения в 2014 и 2016 гг.

Индекс ИЦВ

Индикатор бизнеса

Индикатор населения

Индикатор госсектора

2016

2014

2016

2014

2016

2014

2016

2014

Армения

0,62

0,61

0,71

0,68

0,48

0,41

0,67

0,73

Беларусь

0,59

0,53

0,74

0,70

0,65

0,56

0,39

0,33

Казахстан

0,67

0,63

0,60

0,54

0,57

0,53

0,84

0,83

Кыргызстан

0,50

0,43

0,61

0,49

0,35

0,31

0,54

0,49

Россия

0,74

0,69

0,71

0,65

0,70

0,60

0,82

0,82

Таджикистан

0,32

0,29

0,42

0,20

0,38

0,28

0,24

0,32

Таблица 2. Ключевые показатели конкурентоспособности экономик стран — участниц ЕАБР в области цифровизации по данным World Economic Forum за 2018 г.*

Показатель

РА

РК

КР

РФ

РТ

Индекс электронного правительства (0—1, 1 — макс. уровень развития)

0,57

0,84

0,69

0,92

0,39

Ориентированность правительства на будущее (1—7, 7 — макс.)

3,84

4,13

3,16

3,87

4,46

Гибкость правовой базы страны к цифровым бизнес-моделям (1—7, 7 — макс.)

4,01

4,03

3,03

3,89

3,63

Абоненты моб. сотовой связи (на 100 чел.)

119,04

145,42

121,92

157,89

107,61

Подписка на моб. широкополосный интернет (на 100 чел.)

66,80

75,06

73,68

80,78

18,29

Подписка на фикс. широкополосный интернет (на 100 чел.)

10,76

14,14

4,27

21,44

0,07

Интернет-подписка «волокно на дом/здание» (на 100 чел.)

4,70

6,65

2,02

13,50

Интернет-пользователи (% населения)

64,35

74,59

34,50

73,09

20,47

Знание цифровых технологий и компьютерная грамотность среди дееспособного населения (1—7, 7 — макс.)

4,42

4,65

3,89

4,82

4,46 

Скорость роста инновационных компаний (1—7, 7 — макс.)

3,89

3,58

2,91

3,75

3,89

* Республика Беларусь отсутствует во всех рейтингах World Economic Forum.

Источник: доклад «Цифровой потенциал стран — участниц ЕАБР»

День
Неделя
Месяц