1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 20485

ВС РФ определил, при каких условиях банки могут передавать долги граждан коллекторам

ВС РФ пришел к выводу, что долги граждан по банковским кредитам можно передавать коллекторам только в случае, если такая возможность прямо предусмотрена в договоре банка с клиентом. Законодательство о защите прав потребителей не предусматривает право банка передавать права требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим соответствующей лицензии на право осуществления банковской деятельности. Однако такая возможность может быть прописана в договоре.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 14.05.2019 № 67-КГ19-2

Истец

ООО «Бастион»

Ответчик

Гражданка К.

Суть дела

Между ОАО «УРСА Банк» и гражданкой К. 31.10.2007 заключен кредитный договор по программе «кредитная карта VISA», согласно которому банк предоставил заемщице кредит в размере 35 000 руб. под 25% годовых. Срок действия кредитного договора — до востребования, но не позднее 27.05.2027. Во исполнение кредитного договора банк осуществил перечисление денежных средств ответчику в размере 35 000 руб, что подтверждается выпиской по счету.

Позднее ОАО «УРСА Банк» был реорганизован в ОАО «МДМ Банк», который, в свою очередь, был реорганизован в ПАО «Бинбанк».

В феврале 2013 г. между ОАО «МДМ Банк» и ЗАО КБ «Кедр» заключен договор, согласно которому к ЗАО КБ «Кедр» перешло право требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К. И в этот же день права требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К., последовательно перешли от ЗАО КБ «Кедр» к ОАО «АБ „Пушкино“», а затем к ООО «Нет долгов» в связи с заключением договоров уступки прав от 27.02.2013.

Через год, 10.02.2014, между ООО «Нет долгов» (цедент) и ООО «Бастион» (цессионарий) заключен договор уступки требования (цессии), согласно которому цессионарий принял права требования к физическим лицам по выкупленным цедентом кредитным обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с должниками третьим лицом. В реестре уступаемых прав по договору числится кредитный договор, заключенный гражданкой К. Сумма задолженности ответчика по кредитному договору на момент передачи прав требования составляла около 713 000 руб.

ООО «Бастион» обратилось в суд с иском к гражданке К. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере уже 865 000 руб. (к этому моменту сумма задолженности еще возросла), а также расходов на оплату государственной пошлины в размере 12 000 руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца. Он исходил из того, что гражданка К. ненадлежащим образом исполняла свои обязательства по кредитному договору, права требования по которому уступлены по договору цессии ООО «Бастион».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что согласие гражданки К. на заключение оспариваемых договоров цессии не требовалось, поскольку личность кредитора не имела существенного значения для исполнения должником обязательств, вытекающих из кредитного договора. Кроме этого, суд отметил, что кредитный договор не содержит условия, запрещающего передачу прав третьим лицам.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом он руководствовался следующей логикой.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения сделок уступки прав от 27.02.2013) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). При этом в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Закон РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не предусматривает право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Исходя из этого, ВС РФ пришел к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, однако такая уступка допускается, если соответствующее условие предусмотрено договором между кредитной организацией и потребителем и было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из материалов дела, кредитный договор, заключенный между банком и гражданкой К., а также условия кредитования, являющиеся его неотъемлемой частью, не содержали положения о возможности уступки прав по данному договору третьим лицам. Таким образом, судом первой инстанции не учтены, а судом апелляционной инстанции неправильно применены разъяснения, содержащиеся в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17. Подобные нарушения права являются существенными, так как они повлияли на исход дела.

Приведенное дело является не первым прецедентом, в котором ВС РФ запретил уступку права требования к должнику по кредитному договору коллекторам в случае, если подобная возможность прямо не предусмотрена в договоре. Ранее соответствующая правовая позиция высказывалась, в частности, в определениях ВС РФ от 06.11.2018 № 14-КГ18-47, от 23.06.2015 № 53-КГ15-17.

Отметим, что на практике банки в большинстве случаев все же прописывают в кредитном договоре свое право на уступку праву требования. И заемщикам, как правило, сложно добиться исключения подобных условий.