1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 347

Неправомерное пользование банком деньгами клиентов

Ни для кого не секрет, что кредитные организации стараются извлечь максимум выгод от своих клиентов. В ход идут совершенно разные способы — взимание всевозможных комиссий, порою совершенно незаконных, а также навязывание различных кредитных и смежных с ними продуктов. Среди них, в частности, можно выделить подключение к страховым программам, консультирование по вопросам сопровождения тех или иных сделок, привлечение средств клиента в фонды, находящиеся под банковским управлением. Должен ли банк ответить за неправомерное пользование денежными средствами клиентов?

Две меры ответственности

При оспаривании клиентом сделок банк обязан возместить клиенту понесенные им имущественные потери, связанные с неправомерным пользованием его денежными средствами. Для таких случаев закон предусматривает обязанность банка заплатить штрафные проценты по ключевой ставке ЦБ РФ в соответствии со ст. 395 ГК РФ, а также обязанность компенсировать незаконно полученный доход, который возник вследствие неправомерно используемых денежных средств.

На практике до недавнего времени существовала неясность по вопросу о том, как соотносятся между собой две указанные меры ответственности банка. Пример — постановление АС Московского округа от 08.08.2017 № Ф05-10067/2017.

В отношении заемщика было открыто конкурсное производство, в рамках которого были признаны недействительными операции банка по списанию с его расчетного счета денежных средств с целью погашения ссудной задолженности по ряду кредитных сделок. В качестве оснований судом было указано на то, что некоторые операции отвечали признакам сделок с предпочтением, а другие были направлены на причинение имущественного вреда кредиторам заемщика. В рамках применения реституции задолженность заемщика перед банком по кредитным договорам в соответствующих суммах, незаконно списанных банком, была восстановлена.

В ходе судебного разбирательства при этом было установлено, что банк был осведомлен о введении в отношении заемщика процедуры наблюдения, соответственно, должен был также знать об основаниях недействительности совершаемых им сделок. Поэтому все это время денежными средствами заемщика он пользовался неосновательно, за что должен был понести установленную законом ответственность. Момент, с которого считается, что банк должен был узнать о неосновательном обогащении, определяется по дате принятия судебного акта, которым соответствующая банковская операция признана недействительной, если не доказано, что банку об этом могло быть известно и раньше.

Такой вывод прямо следует из п. 29.1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Аналогичная правовая позиция также представлена в п. 28 постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.98 № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Осведомленность кредитной организации о факте неплатежеспособности своего клиента может следовать из фактических обстоятельств конкретного дела, например, если оспариванию банковской операции предшествовало введение в отношении клиента процедуры наблюдения

Правовые позиции высших арбитров

В соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. При этом в п. 2 указанной нормы определено, что на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Следует учитывать, что доход, начисляемый как в соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ, так и по правилам п. 2 данной статьи, обладают тождественной правовой природой. Возникновение права на возврат дохода имеет в своем основании идентичные фактические обстоятельства, взыскание такого дохода представляет собою реализацию одного и того же инструмента защиты нарушенного права кредитора, в связи с чем одновременное применение указанных пунктов противоречило бы компенсационной направленности механизма ст. 1107 ГК РФ. Различие же в правовом регулировании названных норм обусловлено специфической особенностью денег как объекта гражданских правоотношений.

Следовательно, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, содержащий отсылку о правилах исчисления дохода применительно к положениям ст. 395 ГК РФ, устанавливает упрощенный порядок доказывания минимального размера дохода при денежном обогащении. При этом в данном случае не ограничивается право кредитора на взыскание дохода в большем размере по правилам п. 1 ст. 1107 ГК РФ при условии доказанности соответствующего превышения.

В таком случае доход, указанный в п. 2 ст. 1107 ГК РФ, носит по отношению к доходу, определенному п. 1 той же статьи, зачетный характер. Данный вывод согласуется с положением п. 2 ст. 395 ГК РФ, в силу которого, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму штрафных процентов, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму (Определение Верховного суда РФ от 02.10.2017 № 305-ЭС17-7967). Цель компенсационного механизма, заложенного в ст. 1107 ГК РФ, состоит в восстановлении нарушенного права кредитора, а не в получении им дополнительных имущественных выгод за счет должника.

Обратное толкование, ограничивающее размер взыскиваемого дохода только п. 2 ст. 1107 ГК РФ, приводило бы к тому, что осознанное безосновательное пользование чужим имуществом становилось бы экономически оправданным для ответчика, что дестимулировало бы его к скорейшему возврату имущества потерпевшего. Вместе с тем никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Такая правовая позиция изложена в Определении Верховного суда РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704(2).

Кроме того, под доходом по смыслу п. 1 ст. 1107 ГК РФ понимается чистая прибыль обогатившегося лица, извлеченная из неосновательно сбереженного имущества, то есть полученная им выручка за вычетом расходов, понесенных в целях извлечения конкретного дохода. Соответственно, в рассматриваемом случае размер дохода от кредитования должен определяться с учетом расходов банка, стоимости привлечения денежных средств, рискованностью кредитных сделок, динамикой инфляции, размером ключевой ставки Банка России и экономических показателей.

Банк является коммерческой организацией, то есть осуществляет с учетом запретов и ограничений, установленных законом для банков, предпринимательскую деятельность, которая направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом (абз. 3 п. 1 ст. 2 и п. 1 ст. 50 ГК РФ). Следовательно, положение п. 1 ст. 1107 ГК РФ о том, что неосновательно обогатившееся лицо должно извлечь доходы из имущества потерпевшего, необходимо применять таким образом, чтобы определить, какие доходы в аналогичных обстоятельствах и при подобных условиях обычно извлекаются лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью, из такого же имущества. Данный подход был сформирован в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 № 18222/13.

Необоснованное обогащение: как посчитать доход

Согласно ст. 29 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», если иное не предусмотрено федеральным законом, кредитные организации по соглашению со своими клиентами самостоятельно определяют плату за размещение (привлечение) денежных средств. Это касается процентных ставок по кредитам и (или) порядка их определения, в том числе определения величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, а также процентных ставок по вкладам (депозитам) и вознаграждения по соответствующим операциям.

Существо банковской деятельности заключается в том числе в привлечении денежных средств физических и юридических лиц во вклады и в последующем размещении привлеченных средств от своего имени и за свой счет (подп. 1, 2 ст. 5 названного закона). Помимо привлечения средств физических и юридических лиц во вклады кредитные организации для выдачи кредитов привлекают средства от Банка России, а также на межбанковском рынке (включая международные финансовые рынки).

При установлении кредитной организацией той или иной ставки по кредиту во внимание принимаются, в частности размер расходов банка, связанных со стоимостью фондирования (стоимости привлечения денежных средств), рискованность кредитной сделки, наличие (отсутствие) обеспечения по кредиту, динамика инфляции, размер ключевой ставки Банка России, а также другие экономические показатели.

Из материалов дела, рассмотренных в постановлении АС Дальневосточного округа от 30.08.2017 № Ф03-3200/2017, следовало, что средневзвешенная ставка доходности/маржинальности операций банка в спорный период составляла 3,26% годовых. Указанный размер процентной ставки составлял разницу между величиной доходности по кредитам юридических и физических лиц, а также стоимостью привлеченных средств юридических и физических лиц за соответствующий период. При этом величина доходности по кредитам юридических и физических лиц была рассчитана как по срочным, так и по просроченным кредитам, к которым относились и кредитные обязательства заемщика. Включение в расчет просроченных кредитов было связано с тем, что банк не получает по таким кредитам доход, но вынужден нести расходы на фондирование таких неработающих активов, то есть по просроченным кредитам банк нес чистые убытки.

В материалы дела конкурсным управляющим не было представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о превышении дохода, который получил или мог извлечь банк, над суммой взысканных с него штрафных процентов. Выдача кредита под определенный процент сама по себе не гарантирует получение дохода в соответствующем размере; процентная ставка определяется банком с учетом имеющейся у него статистики по исполнению заемщиками своих обязательств. При определении ее размера во внимание принимается в том числе риск невозвратности кредитов, расходы на их выдачу, обслуживание и т.п.

В этой связи ошибочно полагать, что размер ставки по кредитам равен доходу банка от пользования неосновательно сбереженным имуществом за соответствующий период. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о недоказанности конкурсным управляющим наличия оснований взыскания денежных средств по правилам п. 1 ст. 1107 ГК РФ и отказал ему в иске.

Таким образом, при разрешении таких споров размер предполагаемого дохода от использования банком неосновательно удерживаемой денежной суммы клиента должен определяться с учетом расходов. К ним, в частности, относятся расходы на формирование обязательных резервов на потери по ссудам, отчисления в фонд оплаты труда и обязательные взносы в отношении работников, обслуживающих соответствующие операции, налоговые платежи и иные финансовые затраты, которые банк неизбежно несет при осуществлении своей деятельности.

Если банк обязан вернуть клиенту неосновательное обогащение в ситуации, когда в отношении последнего не возбуждалось дело о банкротстве, а его положение является финансово устойчивым, то в таком случае против требования о взыскании незаконно полученного дохода банк вправе предъявить к зачету свои требования (ст. 410 ГК РФ). Признание сделки недействительной влечет не только обязанность вернуть заемщику неосновательно списанные с его расчетного счета денежные средства, но и приводит к восстановлению ссудной задолженности заемщика перед банком.

Это связано с тем, что в результате применения реституции по недействительной сделке первоначальное обязательство заемщика по кредитному договору сохраняет свою силу на прежних условиях, что влечет для него также сохранение всех негативных последствий в связи с пребыванием в просрочке. Требования банка к заемщику о погашении суммы основного долга и начисленных процентов за пользование кредитными средствами по отношению к требованию заемщика о взыскании незаконно полученного дохода носят встречный характер и являются однородными, то есть денежными. Иным образом обстоит дело в ситуации, когда в отношении заемщика возбуждено дело о банкротстве, поскольку в таком случае все требования к нему могут быть удовлетворены только в порядке установленной законом очередности наравне с другими конкурсными кредиторами.

Деньги должны работать

Кредитные организации на регулярной основе занимаются деятельностью по привлечению и размещению денежных средств на условиях возвратности, платности и срочности с целью извлечения дохода. В этом состоит основа всей банковской деятельности. Поэтому само по себе неосновательное удержание банком денежных средств клиента создает условия для извлечения дохода за счет их размещения в виде кредитов. При этом в силу обезличенной природы денег определить, какие именно деньги из состава общей денежной массы ссужались клиентам под процент, невозможно.

В связи с этим предполагается, пока не доказано иное, что деньги клиента банк может разместить в качестве кредитных ресурсов для получения прибыли, что влечет для него обязанность возместить незаконно полученный доход с зачетом в сумму дохода взысканных с него штрафных процентов. Иным образом обстоит дело в случае, когда неосновательное обогащение в неденежной форме получают иные участники гражданского оборота. Например, если договор купли-продажи имущества был признан недействительным, то покупатель обязан вернуть продавцу полученное от него имущество и получить обратно свои денежные средства. Все время, что имущество находится во владении покупателя, собственник лишен возможности получать доход от его использования, в частности, от сдачи в аренду третьим лицам.

Однако само по себе нахождение актива в имущественной сфере покупателя еще не является достаточным основанием для возложения на него обязанности компенсировать собственнику неполученные доходы, поскольку одной только возможности получить доход в данном случае недостаточно. Продавец должен представить доказательства в пользу того, что покупатель использовал имущество в деятельности и извлекал доход либо что стоимость вещи уменьшилась вследствие ее эксплуатации для нужд самого покупателя.

Продавец по недействительной сделке в принципе не лишен возможности помимо возврата своей вещи в порядке реституции также потребовать взыскания с покупателя неосновательного обогащения, но только он должен доказать нарушение принципа эквивалентности при осуществлении взаимного исполнения обязательств и какая часть предполагаемого дохода составила для покупателя неосновательное обогащение. Данный вывод соответствует разъяснениям, изложенным в п. 80 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В соответствии с п. 8 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49, возможность извлечения и размер доходов от использования ответчиком неосновательно приобретенного имущества должны быть доказаны истцом. В связи с этим для всех подобных споров истцу необходимо доказать возможность получения ответчиком дохода в определенном размере при нормальных условиях гражданского оборота в аналогичных или схожих обстоятельствах. При отсутствии таких доказательств иск о взыскании с него неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению (постановление АС Северо-Западного округа от 05.06.2017 № Ф07-4273/2017).

Несвоевременный возврат вклада

А какую ответственность несет банк перед потребителем за несвоевременный возврат вклада? В таком случае банк должен заплатить штрафные проценты по ст. 395 ГК РФ.

Обратите внимание: неустойка, предусмотренная п. 5 ст. 28 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон № 2300-1), в данном случае неприменима. В соответствии с п. 5 ст. 28 данного закона в случае нарушения установленных сроков оказания услуги исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере 3% от цены оказания услуги. Если цена оказания услуги договором не определена, то неустойка высчитывается исходя из общей цены заказа.

Между тем возврат суммы вклада с начисленными процентами является обязанностью банка, вытекающей из заключенного с вкладчиком договора (п. 1 ст. 834 ГК РФ). Такая операция по своей природе является техническим действием, которое банк обязан совершить в силу закона, поэтому в качестве услуги данная операция рассматриваться не может. Соответственно, в данном случае нет и оснований для применения неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона № 2300-1.

В силу ст. 39 Закона № 2300-1 последствия нарушения условий договоров об оказании отдельных видов услуг, если такие договоры по своему характеру не подпадают под действие главы III Закона № 2300-1, определяются законом. Согласно ст. 856 ГК РФ в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты по правилам ст. 395 ГК РФ. Таким образом, за несвоевременный возврат банковского вклада банк должен по требованию клиента заплатить штрафные проценты по ст. 395 ГК РФ.

При этом, как следует из судебной практики, данный подход касается не только споров о возврате вкладов (Определение Верховного суда РФ от 26.09.2017 № 5-КГ17-148), но и всех случаев, которые предусмотрены ст. 856 ГК РФ, а именно:

— несвоевременное зачисление на счет денежных средств;

— их необоснованное списание банком со счета;

— невыполнение банком указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета (Определение Верховного суда РФ от 17.10.2017 № 11-КГ17-21).

Зачисление денежных средств на счет клиента и их перечисление со счета по распоряжению клиента являются самостоятельными услугами, за оказание которых банк вправе взимать комиссию в соответствии с договором банковского счета. Данная комиссия является ценой услуги и могла бы выступить в качестве базы для расчета неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона № 2300-1, однако ст. 859 ГК РФ является по отношению к данному законоположению специальной нормой, и именно она и подлежит применению.