1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 951

ВС РФ определил, при каких условиях можно отстранить конкурсного управляющего от осуществления возложенных на него обязанностей

Конкурсный управляющий банкрота привлек агента, передав ему широкий круг своих полномочий, и зарезервировал на специальном счете 1,5 млн руб. для выплаты себе стимулирующей части вознаграждения. При этом он не провел инвентаризацию дебиторской задолженности и анализ финансового состояния должника. ВС РФ посчитал, что это является основанием для отстранения управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 25.02.2019 № 310-ЭС17-14074 по делу № А14-8753/2015

Истец

ООО «Армакс Групп»

Ответчик

ФНС России

Суть дела

Решением суда в отношении ООО «Армакс Групп» открыто конкурсное производство. В июне 2016 г., действуя от имени должника, конкурсный управляющий привлек в качестве агента ООО «Приоритет». По условиям сделки агент обязался за вознаграждение совершать от своего имени и за счет должника действия, направленные на:

  • осуществление работ по подготовке к консервации имущества должника, текущему ремонту систем, механизмов и оборудования, их аварийному ремонту и модернизации;

  • обеспечение сохранности имущества, поддержание его в технически исправном состоянии;

  • выплату заработной платы, выходных пособий, причитающихся работникам принципала;

  • выплату задолженности по договорам, заключенным принципалом.

Стороны согласовали, что вознаграждение агента и суммы возмещения его затрат являются текущими обязательствами. При этом вознаграждение агента составляет сумму процентов, начисленных по ставке 10,5% годовых на суммы выплат в пользу третьих лиц, совершенных агентом в интересах принципала, с момента их уплаты агентом и до момента возмещения принципалом. В агентском договоре указано, что он действует до завершения конкурсного производства.

Управляющий зарезервировал 1,5 млн руб. на специальном счете для выплаты себе стимулирующей части вознаграждения. Резервирование произведено за счет дохода, полученного от сдачи в аренду имущества должника, не находящегося в залоге.

ФНС России обратилась в суд с жалобой на действия (бездействие) управляющего, выразившиеся в:

  • заключении агентского договора;

  • непроведении инвентаризации дебиторской задолженности и мероприятий по ее взысканию в судебном порядке;

  • непроведении анализа финансового состояния общества должника и признаков его фиктивного или преднамеренного банкротства;

  • резервировании на отдельном счете средств для выплаты стимулирующей части вознаграждения конкурсного управляющего.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали жалобу ФНС России подлежащей удовлетворению. Они исходили из того, что привлечение специалиста в порядке ст. 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) допустимо, если оно направлено на оказание отдельных услуг, не носит систематический характер и не нацелено на фактическую подмену фигуры управляющего иным лицом. Однако управляющий передал принципалу чрезмерно широкий круг полномочий, а заключение агентского договора повлекло за собой увеличение размера кредиторской задолженности.

Суды обратили внимание на противоречивость позиции управляющего, который, с одной стороны, указывал на отсутствие средств для погашения текущих платежей, а с другой — резервировал суммы, необходимые для выплаты себе стимулирующей части вознаграждения. Вопросы финансирования, как отметили суды, управляющему следовало разрешать в установленном Законом о банкротстве порядке — управляющий должен был обсудить данные вопросы с кредиторами.

По остальным эпизодам суды также признали доводы жалобы обоснованными. Суды пришли к выводу, что управляющий мог принять меры по взысканию задолженности с дебиторов должника. Бездействие управляющего свидетельствует о том, что инструментарий пополнения конкурсной массы он использует не в полной мере. Наконец, суды сочли, что управляющий, располагая до­кумен­тами, необходимыми для проведения анализа финансового состояния должника и составления заключения о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, эту обязанность не исполнил. Признав действия (бездействие) управляющего незаконными, суды тем не менее не усмотрели оснований для отстранения его от исполнения возложенных на управляющего обязанностей.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части отказа в отстранении управляющего от исполнения обязанностей, исходя из следующего.

Удовлетворение судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей является основанием для отстранения управляющего, если неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязанностей нарушило права или законные интересы подателя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой возникновение убытков на стороне должника или его кредиторов (абз. 3 п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве). Отстранение управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей должно применяться тогда, когда допущенные им нарушения законодательства порождают обоснованные сомнения в способности данного управляющего к надлежащему ведению процедур банкротства (абз. 4 п. 56 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

ВС РФ отметил, что управляющий для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве имеет право привлекать на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника. Вместе с тем передача полномочий не должна приводить к фактическому самоустранению управляющего от руководства текущей деятельностью несостоятельного должника. В рассматриваемом случае условия агентского договора, по сути, позволяли в значительной части осуществлять текущее руководство банкротом не конкурсному управляющему, а агенту, что противоречит требованиям ст. 129 Закона о банкротстве.

При этом суды установили, что ряд обязанностей управляющий не выполнял: не провел инвентаризацию дебиторской задолженности и не пытался ее взыскать, не проанализировал финансовое состояние должника, не проверил наличие признаков фиктивного и преднамеренного банкротства должника. Одновременно управляющий неправомерно резервировал на отдельном счете денежные средства для выплаты себе стимулирующей части вознаграждения. Такое поведение управляющего давало основания полагать, что он не желает надлежащим образом вести процедуру банкротства должника.

Согласно позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в п. 8 информационного письма от 22.05.2012 № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих», отсутствие доказательств, подтверждающих точный размер убытков, как и фактическое отсутствие убытков, не является препятствием для отстранения конкурсного управляющего, если установлена возможность причинения таких убытков в результате допущенных им нарушений. Действия управляющего, признанные судами незаконными, создали, по мнению ВС РФ, реальную угрозу причинения убытков должнику и кредиторам.