1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 248

Функции арбитражного управляющего не может исполнять лицо, в отношении которого действует запрет на регистрацию его в ЕГРЮЛ в качестве руководителя хозяйственного общества

На конкурсного управляющего распространяются все требования, предъявляемые к руководителям организаций российским законодательством. Требования, закрепленные в Законе о банкротстве, связаны с особым статусом конкурсного управляющего и являются дополнительными по отношению к общим требованиям, предъявляемым законодательством к обычным руководителям. Конкурсным управляющим не может быть утверждено лицо, подпадающее под временный запрет на участие в управлении организациями.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 21.01.2019 № 307-ЭС18-14705 по делу № А44-8108/2016

Истец

ФНС России

Ответчик

ООО «Новый порт»

Суть дела

Решением арбитражного суда от 25 мая 2017 г. ООО «Новый порт» (далее — порт) признано банкротом, в отношении него открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден гражданин Ш.

Впоследствии, 12 октября 2017 г., Федеральная налоговая служба обратилась в суд с заявлением об отстранении Ш. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего портом. Уполномоченный орган сослался на то, что по результатам проверки заявления Ш. о включении в Единый государственный реестр юридических лиц информации о нем как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени порта, было отказано в совершении соответствующего регистрационного действия на основании подп. «ф» п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о госрегистрации). Как пояснила ФНС России, это обусловлено тем, что Ш., являясь единоличным исполнительным органом ООО «Компания „Алмис“» (далее — компания «Алмис»), не представил достоверные сведения о фактическом месте нахождения контролируемого им хозяйственного общества. В государственном реестре имелась запись от 27 апреля 2017 г. о недостоверности адреса компании «Алмис», возглавляемой Ш. Три года с момента внесения данной записи в реестр не истекли.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований налоговой службы. При этом он исходил из того, что отстранение арбитражного управляющего от исполнения обязанностей, возложенных на него в деле о банкротстве, возможно только по основаниям, предусмо-тренным Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Суд счел, что Закон о банкротстве является специальным по отношению к Закону о госрегистрации.

Предусмотренных Законом о банкротстве оснований для отстранения конкурсного управляющего суд не выявил. При этом суд указал, что действующее ограничение на внесение в ЕГРЮЛ сведений о Ш. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени того или иного хозяйственного общества в обычном обороте, не препятствует осуществлению им полномочий по управлению несостоятельным должником.

Решение поддержали апелляция и первая кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Абзацем 4 подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации, по сути, введен временный запрет на участие в управлении юридическими лицами для тех граждан, которые прежде проявили недобросовестность, уклонившись от совершения необходимых действий по представлению достоверных сведений о контролируемых ими организациях. В частности, согласно приведенной норме признается правомерным отказ в государственной регистрации сведений о гражданине, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, если этот гражданин ранее исполнял полномочия единоличного исполнительного органа другой организации, в отношении которой в государственном реестре содержится запись о недостоверности информации о ее адресе, и на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года со дня внесения упомянутой записи.

Положения подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации направлены на реализацию принципа публичной достоверности содержащихся в государственном реестре сведений, защиту третьих лиц, чьи права и законные интересы могут быть нарушены использованием недостоверных сведений. При этом правилами о порядке внесения в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений о юридическом лице обеспечивается защита контролирующих лиц от введения необоснованных ограничений. Как следует из правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного суда РФ от 25.10.2018 № 2616-О, закрепленное в подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации правило не может расцениваться как нарушающее права контролирующих лиц свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Тем не менее, как констатировал ВС РФ, выводы судов о том, что ограничения, установленные Законом о госрегистрации, не препятствуют замещению гражданином Ш. должности конкурсного управляющего, ошибочны.

В соответствии с п. 1 ст. 20.2, п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве на конкурсного управляющего, осуществляющего полномочия руководителя должника, распространяются все требования, предъявляемые к руководителям организаций российским законодательством. Следовательно, требования, закрепленные в Законе о банкротстве, связанные с особым статусом конкурсного управляющего — руководителя несостоятельной организации, являются дополнительными по отношению к общим требованиям, предъявляемым законодательством к обычным руководителям. А значит, конкурсным управляющим не может быть утверждено лицо, подпадающее под временный запрет на участие в управлении организациями, предусмотренный абз. 4 подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации.

В случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению гражданина конкурсным управляющим, после того, как утверждение состоялось, гражданин может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей (абз. 4 п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве). Как разъяснено в п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих», отстранение конкурсного управляющего по такому основанию может осуществляться судом по собственной инициативе вне зависимости от того, имеется или нет ходатайство об отстранении со стороны собрания (комитета) кредиторов, лица, участвующего в деле, или саморегулируемой организации.