1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 703

ВС РФ разъяснил, в каких случаях банковские операции по перечислению средств клиента выходят за пределы обычной хозяйственной деятельности

ВС РФ определил, что презумпция в отношении выхода сделок кредитной организации за пределы обычной хозяйственной деятельности, установленная в подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве, не подлежит расширительному истолкованию.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 08.10.2018 № 305-ЭС16-21459 по делу № А40-17434/2016

Истец

Конкурсный управляющий — государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов»

Ответчик

ООО «ВНЕШПРОМБАНК»

Суть дела

Между ООО «Холдинг-Урал-Дон» (далее — общество) и ООО «ВНЕШПРОМБАНК» (далее — банк) заключен депозитный договор. По условиям договора общество согласилось разместить в банке денежные средства в сумме, превышающей 500 000 руб. (неснижаемый остаток), а также вносить дополнительные взносы (в любое время и в любой сумме). В договоре закреплено право общества на свободное истребование части депозита (при условии сохранения им неснижаемого остатка на депозитном счете). Банк, в свою очередь, принял обязательства по ежедневному начислению процентов на сумму депозита, фактически находящуюся на счете.

В соответствии с условиями депозитного договора, на основании писем общества и платежных поручений от 16.12.2015 и от 17.12.2015 банк перечислил 6 млн руб. на расчетный счет общества, открытый в иной кредитной организации.

Приказом ЦБ РФ от 18.12.2015 назначена временная администрация, а приказом от 21.01.2016 у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Решением арбитражного суда от 14.03.2016 банк признан банкротом. Полагая, что две банковские операции по перечислению 6 млн руб. являются недействительными сделками, повлекшими за собой оказание предпочтения обществу как одному из кредиторов должника (ст. 189.40, п. 2 ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве), конкурсный управляющий — государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее — агентство) — обратился в суд с заявлением об их оспаривании.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требование агентства. Он признал операции недействительными и применил последствия их недействительности. При этом суд основывал свое решение на подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве, которым установлена презумпция того, что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности при условии, что оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной ГК РФ, при наличии других распоряжений клиентов, не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном счете кредитной организации. Суд исходил из того, что наличие картотеки неисполненных распоряжений клиентов к корреспондентскому счету головного офиса банка-должника является достаточным свидетельством выхода оспариваемых банковских операций, совершенных через корреспондентский субсчет филиала банка, за пределы обычной хозяйственной деятельности.

С выводами суда первой инстанции согласились суды апелляционной инстанции и округа.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части признания недействительными банковских операций по перечислению денежных средств на сумму 6 млн руб. и применения последствий их недействительности. В отмененной части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

Согласно п. 3 ст. 61.1, абз. 5 п. 1, п. 2 ст. 61.3, ст. 189.40 Закона о банкротстве банковская операция, совершенная банком-должником в течение одного месяца до назначения временной администрации, может быть признана недействительной, если ее совершение привело к тому, что отдельному кредитору оказано предпочтение по отношению к другим кредиторам. При этом в соответствии с п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве сделки, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, если цена передаваемого по ним имущества или размер принятых обязательств не превышает 1% от стоимости активов должника.

Переводы денежных средств по поручениям клиентов относятся к числу операций, регулярно выполняемых кредитными организациями, как правило, совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности (ст. 1 и 5 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности») и могут быть признаны недействительными в двух случаях:

  • если конкурсный управляющий доказал совокупность обстоятельств, составляющих любую из презумпций, закрепленных в п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве, а клиент банка данную презумпцию не опроверг;

  • если конкурсный управляющий по общим правилам о доказывании подтвердил выход оспариваемой банковской операции за пределы обычной хозяйственной деятельности, в том числе подтвердил наличие признаков недобросовестности в поведении клиента банка.

В рассматриваемом случае в обоснование вывода о нетипичности спорных операций суды сослались на презумпцию, изложенную в подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве. Однако данная презумпция не подлежит расширительному истолкованию. Исходя из буквального толкования нормы, она применима, если имелась совокупность двух обстоятельств:

  • образовалась картотека (в том числе скрытая) распоряжений клиентов к тому корреспондентскому счету (субсчету), который был использован для выполнения оспариваемой операции;

  • спорный платеж совершен с нарушением правил гражданского законодательства об очередности исполнения поручений клиентов, либо доказано, что в распоряжении клиента, осуществившего оспариваемый платеж, или получателя платежа имелись сведения о наличии других неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой же кредитной организации.

ВС РФ отметил, что платежи от 16.12.2015 и от 17.12.2015 были совершены через корреспондентский субсчет Ростовского филиала банка. Между тем суды проанализировали обстоятельства, касающиеся возникновения картотеки на ином счете — корреспондентском счете головного офиса банка.

Агентство не оспаривало отсутствие в спорный период картотеки к корреспондентскому субсчету Ростовского филиала. При этом факт осведомленности общества о наличии картотеки к корреспондентскому счету головного офиса банка не был установлен судами. Само по себе возникновение картотеки на одном корреспондентском счете не позволяло судам применить презумпцию, закрепленную в подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве, к клиенту, выполнившему операцию через иной корреспондентский субсчет. Данное обстоятельство могло быть принято во внимание при наличии иных (дополнительных) свидетельств нетипичности банковской операции. В то же время общество указывало на то, что оно регулярно совершало приходные и расходные операции по депозитному счету. К тому же свыше 250 млн руб. остались на его депозитном счете, и данная сумма включена в реестр требований кредиторов. Однако эти доводы общества судами не проверялись.