1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 24

Судебные споры, связанные с использованием железнодорожного транспорта: анализ проблемных вопросов

Перевозка грузов железнодорожным транспортом с точки зрения юридического оформления отношений сторон имеет большое количество нюансов, которые даже с учетом детального правового регулирования не всегда можно однозначно оценить, столкнувшись с ними на практике. В этом номере «ЭЖ-Юриста» мы рассмотрим, в каких случаях организация имеет право указывать в качестве грузоотправителя вместо себя иное лицо, а также в каких случаях грузоотправитель имеет право оставить железнодорожный груз в вагонах на путях общего пользования либо на резервных путях.

Способ доставки грузов железнодорожным транспортом в настоящее время является весьма востребованным как для транспортных компаний, так и для организаций, которым требуется своевременно и эффективно произвести перевозку товара (груза) из точки А в точку Б. В Российской Федерации, имеющей развитую сеть железных дорог, перевозка грузов железнодорожным транспортом зачастую является оптимальным вариантом с учетом количества и веса перевозимого груза, а также территориальной удаленности покупателя от продавца, заказчика от поставщика.

Кого можно указать в качестве грузоотправителя

Принимая во внимание большое количество судебных разбирательств по делам, связанным с использованием железнодорожного транспорта, в судебной практике нередко возникают спорные моменты, требующие внимательного анализа и оценки суда с учетом противоположных позиций сторон. В частности, большого внимания заслуживает рассмотрение ситуации, при которой перед судом возникает вопрос: в каких случаях организация имеет право указывать вместо себя иное лицо в качестве грузоотправителя?

Пример из практики

Акционерное общество «Федеральная грузовая компания» (АО «ФГК») обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Рустранссервис» о взыскании неосновательного обогащения в сумме более 250 000 руб. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены ОАО «РЖД», ООО «Мастерстрой», ООО «Лидер-Строй».

Как следует из материалов дела, в октябре — ноябре 2014 г. со станции Лесок Московской железной дороги грузоотправителем ООО «Рустранссервис» было осуществлено оформление железнодорожных транспортных накладных СМГС на перевозку вагонов, не принадлежащих АО «ФГК», до станции Кременчуг (Украина). В указанный промежуток времени между АО «ФГК» и ООО «Рустранссервис» отсутствовали какие-либо договорные отношения, согласно которым АО «ФГК» приняло на себя обязательства по оплате провозных платежей за перевозку вагонов.

Вместе с тем при оформлении перевозочных документов на перевозку вагонов плательщиком по территории РФ в накладных вместо грузоотправителя, которым является ответчик, был указан истец, то есть АО «ФГК», вследствие чего плата за перевозку вагонов была удержана перевозчиком с АО «ФГК», что подтверждается соответствующими актами оказанных услуг и счетами-фактурами. Поскольку каких-либо соглашений между истцом и ответчиком не заключалось, ответчик, как полагал истец, необоснованно переложил свою обязанность по уплате провозной платы за перевозку вагонов, предусмотренную действующим законодательством, на истца.

ОАО «РЖД», поезд которого и осуществлял перевозку груза, действуя в рамках заключенного с АО «ФГК» договора, регулирующего взаимоотношения, связанные с организацией расчетов и оплатой провозных платежей, сборов, штрафов, а также причитающихся ОАО «РЖД» платежей при перевозках грузов железнодорожным транспортом в экспортном, импортном и государственном сообщениях, произвел списание денежных средств с лицевого счета АО «ФГК».

Рассматривая указанный спор, суд, помимо норм Гражданского кодекса РФ, обратился к Федеральному закону от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта» (далее — Устав железнодорожного транспорта). Статья 25 указанного закона устанавливает, что при предъявлении груза к перевозке грузоотправитель должен предоставить перевозчику на каждую отправку груза в соответствии с правилами перевозок грузов железнодорожным транспортом транспортную железнодорожную накладную. Транспортная накладная оформляется в соответствии с Правилами заполнения перевозочных документов на перевозку грузов железнодорожным транспортом, утвержденными приказом МПС РФ от 18.06.2003 № 39 (данный акт действовал в период составления накладных по настоящему делу, далее — Правила № 39).

Согласно п. 2.12 Правил № 39 в графах «Плательщик» указывается наименование юридического лица или фамилия, имя и отчество (полностью) физического лица, осуществляющих расчеты за перевозку груза соответственно при отправлении и выдаче, а также код плательщика, присвоенный перевозчиком. Пункт 2.25 Правил № 39 предусматривает, что при заполнении накладной грузоотправитель несет ответственность за правильность внесенных в накладную сведений, которые в графе «За правильность внесенных в накладную сведений отвечаю» подтверждаются подписью грузоотправителя. Из вышеприведенных норм следует, что для осуществления перевозки грузоотправителю необходимо представить перевозчику сначала заявку формы ГУ-12, а потом железнодорожную накладную, указав в них необходимые сведения, которые включают в себя и информацию о плательщике провозной платы с идентификационными для данного плательщика сведениями.

Таким образом, накладные, по которым произведено списание, составлены ответчиком как грузоотправителем. Соответственно, именно ответчик указал в железнодорожной накладной истца в качестве плательщика провозной платы за перевозку грузов. Из этого суд первой инстанции сделал вывод, что ответчик необоснованно указал в перевозочных документах в качестве плательщика истца, тем самым переложив свою обязанность по уплате провозной платы на истца, не выразившего на то свой воли. Удержание платы за перевозку вагонов перевозчиком с АО «ФГК» в данном случае следует квалифицировать как неосновательное обогащение.

Решение Арбитражного суда Рязанской области от 14.12.2017 по делу № А54-5556/2017

Вместе с тем следует помнить, что указание в перевозочных документах иного лица все же предусматривается действующим законодательством. Этот вывод однозначно находит свое подтверждение в судебной практике. По общему правилу, вытекающему из ст. 30 Устава железнодорожного транспорта, плата за перевозку грузов вносится грузоотправителем. Между тем, как указывают суды, Устав не исключает возможности уплаты провозной платы за грузоотправителя третьими лицами, если это предусмотрено соглашением сторон (ранее этот вывод сделал Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в решении от 15.05.2015 по делу № А56-14326/2014, принятом после отмены предыдущего решения судами апелляционной и кассационной инстанций).

Когда груз в вагонах можно оставить на путях

Еще один важный вопрос, который встречается в практике судов при рассмотрении споров, связанных с использованием железнодорожного транспорта, можно сформулировать следующим образом: в каких случаях грузоотправитель имеет право оставить железнодорожный груз в вагонах на путях общего пользования либо на резервных путях?

Данный вопрос облечен в достаточно обобщенную форму, поэтому в настоящей статье мы рассмотрим доводы ответчика, с помощью которых он пытается отстоять свою правовую позицию, несмотря на то, что неправомерно оставил грузовой поезд на пути общего или резервного пользования.

Пример из практики

Из обстоятельств дела № А54-2840/2017 следует, что между ОАО «РЖД» (далее — перевозчик) и ЗАО «Рязанская нефтеперерабатывающая компания» (далее — ЗАО «РНПК», владелец) был заключен договор от 06.06.2013 на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования ЗАО «РНПК» при станции Стенькино-2 Московской железной дороги. По одному из условий договора владелец уплачивает перевозчику плату за время нахождения вагонов, не принадлежащих перевозчику, на железнодорожных путях общего пользования станций по причинам, зависящим от владельца, грузополучателей, грузоотправителей, по ставкам, согласованным сторонами.

Позднее, 1 апреля 2016 г., между ОАО «РЖД» и ЗАО «РНПК» было заключено дополнительное соглашение к договору от 06.06.2013, по которому приведенное выше условие об оплате за нахождение вагонов на путях общего пользования распространяется не только на владельца, но и на его контрагентов при наличии трехсторонних соглашений. Также 1 апреля 2016 г. ОАО «РЖД» (перевозчик), АО «РНПК» (владелец) и АО «РН-ТРАНС» (контрагент) заключили трехстороннее соглашение, по которому перевозчик обязался осуществлять для контрагента и за его счет подачу и уборку вагонов на железнодорожные пути необщего пользования владельца.

В период с 11 по 20 мая 2016 г. вагоны, прибывшие на станцию Стенькино-2 Московской железной дороги в адрес АО «РН-ТРАНС», простаивали на путях станции в ожидании подачи на путь необщего пользования в связи с их занятостью ранее поданными вагонами по причине нарушения АО «РН-ТРАНС» технологических норм выполнения грузовых операций, предусмотренных договором от 06.06.2013 на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования АО «РНПК» при станции Стенькино-2 Московской железной дороги, что подтверждалось представленными документами.

В итоге ОАО «РЖД» обратилось с иском к АО «РН-Транс» о взыскании платы за нахождение вагонов на путях общего пользования.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 12.03.2018 заявленные требования удовлетворены в полном объеме. Не согласившись с указанным решением, ответчик подал жалобу в суд апелляционной инстанции. Однако апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменений.

В числе прочих аргументов, которые приводил ответчик в обоснование своей правовой позиции, внимания заслуживает довод о том, что из актов общей формы, представленных в материалы дела, следует, что они составлялись не на группу вагонов, уже готовых к подаче, а на все прибывшие в адрес ответчика вагоны, без указания пути, на который они должны подаваться. Кроме того, истцом не представлены в материалы дела уведомления о подаче вагонов, а также нарушены требования ст. 34 Устава железнодорожного транспорта, п. 3.5 Правил эксплуатации и обслуживания путей необщего пользования (утв. приказом МПС РФ от 18.06.2003 № 26), вагоны, прибывшие в адрес ответчика, поставлены в простой без соблюдения технологического времени, связанного с подачей вагонов к местам погрузки, и, соответственно, без надлежащего уведомления о готовности вагонов к подаче.

Указанные доводы ответчика судом отклонены, поскольку истец представил в материалы дела надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие факт уведомления ответчика о прибытии грузовых вагонов и готовности их к подаче на пути необщего пользования. Такими документами, по мнению суда, однозначно являются выкипировка из книги уведомлений формы ГУ-6 ВЦ, приложенных к уточненному расчету исковых требований, а также отметка в дорожных ведомостях, представленных в материалы дела

Также представляет интерес довод ответчика о том, что в период с 11 по 20 мая 2016 г. были зафиксированы факты длительной уборки вагонов на наливных путях. То есть оформленные и готовые к уборке вагоны истцом не выводились, простой пути без операций достигал более шести часов. По данному факту в адрес истца было направлено письмо с указанием на свободные пути и длительность перестановок

Этот довод суд также отклонил в связи со следующим. Вывод с путей ЗАО «РНПК» вагонов, погруженных нефтепродуктами с неоформленными перевозочными документами, не допускается. Ответственный работник отдела оформления ТСД ЗАО «РН-Транс» после оформления перевозочных документов должен по телефону поставить в известность диспетчера отгрузки об оформлении перевозочных документов. Только после получения данной информации диспетчер отгрузки дает указание дежурному стрелочного поста о возможности формирования маршрута следования маневрового тепловоза на данный путь для вывода вагонов на пути станции либо дает указание об открытии въездных ворот. После согласования маршрута следования диспетчер отгрузки по телефону ставит в известность работников эстакады о заезде маневрового тепловоза. В случае если по телефону связаться не удается, в известность ставится сменный инженер-технолог цеха, который по радиосвязи информирует работников эстакады о необходимости присутствия на пути налива. Ответчиком доказательств нарушения этого порядка истцом не представлено.

Какие еще доводы ответчика заслуживают внимания и анализа? В качестве примера одного из аналогичных споров можно обратить внимание на дело № А54-5883/2017, в котором арбитражный суд первой инстанции также удовлетворил заявленные требования о взыскании с ответчика платы за нахождение вагонов на путях общего пользования в полном объеме.

Обжалуя в апелляцию решение суда от 19.12.2017, ответчик в одном из доводов своей апелляционной жалобы указал, что суд первой инстанции уклонился от оценки его доводов относительно доставки иных вагонов-цистерн в период оставления спорного поезда на путях общего пользования. Указанный довод апелляция признала несостоятельным, так как по главным путям станции поезда прибывают в приемоотправочный парк станции назначения. После этого осуществляется соответствующее уведомление грузополучателя об их прибытии. Далее, в зависимости от того, какие пути погрузки-выгрузки на пути необщего пользования свободны (с учетом характера груза), поезда подаются в сортировочно-отправочный парк станции и расформировываются по количеству, предназначенному грузу и пути погрузки (см. постановление АС Центрального округа от 22.06.2018 № Ф10-2120/2018 по делу № А54-5883/2017).

Подводя итог, следует отметить, что в подобных делах суду необходимо выяснить факт прибытия вагонов, задержанных в пути следования, с нарушением сроков доставки (что подтверждается копиями дорожных ведомостей или иными документами), а также факт нарушения ответчиком технологических норм погрузки грузов в вагоны и занятости путей необщего пользования в периоды, за которые начислена плата. Эти обстоятельства могут подтверждаться памятками приемосдатчика и подробным анализом занятости путей.

При этом следует иметь в виду, если даже в указанных в ч. 11 ст. 39 Устава железнодорожного транспорта случаях (при обстоятельствах непреодолимой силы, военных действиях, блокаде, эпидемии, которые вызвали перерыв движения на железнодорожном подъездном пути, и иных обстоятельствах, при которых запрещено выполнять операции по погрузке, выгрузке грузов) вагоны находились на железнодорожных путях общего пользования, в том числе в местах общего пользования, по причинам, зависящим от грузоотправителей (отправителей), грузополучателей (получателей), владельцев железнодорожных путей необщего пользования, указанные лица вносят перевозчику плату за нахождение на железнодорожных путях общего пользования железнодорожного подвижного состава, которая включает в себя плату за предоставление железнодорожных путей в перевозочном процессе и другие затраты и расходы перевозчика, связанные с таким нахождением. Если перевозчик является одновременно владельцем инфраструктуры, плата за нахождение на железнодорожных путях общего пользования железнодорожного подвижного состава вносится грузоотправителем (отправителем), грузополучателем (получателем), владельцем железнодорожных путей необщего пользования непосредственно владельцу инфраструктуры как перевозчику.

Такие выводы подтверждаются практикой арбитражных судов, в частности, постановлениями АС Поволжского округа от 23.01.2018 № Ф06-28685/2017 по делу № А55-3421/2017, от 25.01.2018 № Ф06-28838/2017 по делу № А55-3422/2017, от 25.01.2018 № Ф06-28788/2017 по делу № А55-28179/2016.