1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 172

Пропуск кредитором банкрота общего срока закрытия реестра требований кредиторов не всегда влечет отказ во включении его требований в реестр

Взыскатель в исполнительном производстве не освобождается от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, с тем, чтобы их включили в реестр требований кредиторов. При этом срок на предъявление взыскателем требований в деле о банкротстве начинает течь со дня направления ему конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления взыскателем требований в рамках дела о банкротстве, а не с момента опубликования информационного сообщения о введении соответствующей процедуры в отношении должника.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 02.07.2018 № 305-ЭС17-10070 (2) по делу № А40-43851/2016

Истец

Гражданин Г.

Ответчик

Гражданин У.

Суть дела

Решением арбитражного суда г. Москвы от 18.05.2016 гражданин У. признан несостоятельным (банкротом). В отношении его имущества введена процедура реализации. Сведения о введении процедуры банкротства опубликованы 28 мая 2016 г. Гражданин Г. 30 января 2017 г. в порядке ст. 100, п. 4 ст. 213.24 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) направил в суд заявление о включении его требования в реестр требований кредиторов гражданина У. Таким образом, он пропустил установленный Законом о банкротстве двухмесячный срок закрытия реестра.

Требование гражданина Г. вытекает из неисполнения У. (заемщиком) обязательств, принятых по договору займа, и подтверждено вступившим в законную силу решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 12.12.2011 по делу № 2-9750/2011.

Заявляя ходатайство о восстановлении пропущенного двухмесячного срока, отведенного Законом о банкротстве кредиторам на предъявление требований, Г. сослался на то, что после взыскания задолженности в судебном порядке он изменил место жительства и о введении процедуры реализации имущества У. по новому адресу не извещался. К ходатайству Г. приложил копию постановления судебного пристава — исполнителя от 11.09.2015 о возбуждении по его заявлению исполнительного производства в отношении У.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что требование Г. к У. подлежит удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, так как соответствующее заявление было подано после закрытия реестра требований кредиторов.

Суды отказались включить требования Г. в реестр требований кредиторов У. В обоснование данного решения они сослались на положения ч. 1 ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которой реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Также суды отказали в удовлетворении ходатайства Г. о восстановлении пропущенного срока на включение его требований в реестр требований кредиторов. Они исходили из того, что информация о банкротстве У. была опубликована финансовым управляющим в установленном Законом о банкротстве порядке и являлась общедоступной.

Суд округа согласился с решением нижестоящих судов. При этом он отклонил доводы кассационной жалобы о том, что заявитель получил уведомления финансового управляющего по своему старому адресу, что подтверждает уважительность причин пропуска срока обращения кредитора с требованием в суд. Как отметила первая кассация, гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абз. 1 и 2 п. 63 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Гражданин, не сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении ходатайства Г. о восстановлении пропущенного срока и признания его требования подлежащим удовлетворению за счет имущества, оставшегося лишь после погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. В отмененной части обособленный спор направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Коллегия ВС РФ исходила из следующего.

Как разъяснено в п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве», передача исполнительных документов арбитражному управляющему не освобождает конкурсных кредиторов от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве. Срок на предъявление такими лицами требований в деле о банкротстве начинает течь не ранее дня направления им конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Указанные разъяснения подлежат применению как при банкротстве юридических лиц, так и при банкротстве физических лиц.

Особенности правового регулирования срока предъявления требований при наличии возбужденного исполнительного производства обусловлены тем, что взыскатель, поручивший исполнение судебного решения государственной службе, специально созданной для этих целей, имеет разумные ожидания того, что он будет проинформирован путем индивидуального извещения об объективной невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению. Возложение на него обязанности по самостоятельному отслеживанию публикаций о судьбе должника является чрезмерным.

Таким образом, при прекращении исполнения требования взыскателя в исполнительном производстве, о котором кредитор узнает после открытия процедуры конкурсного производства, для правильного определения начала течения срока закрытия реестра требований кредиторов правовое значение имеет не момент опубликования информационного сообщения о введении процедуры, а обстоятельства, связанные с направлением арбитражным управляющим извещения взыскателю. Не установив эти обстоятельства, суды пришли к преждевременному выводу о пропуске Г. срока на предъявление требования к должнику.

Кроме того, представитель Г. в судебном заседании пояснил, что его доверитель в заявлении о возбуждении исполнительного производства указал свой новый адрес, по которому рассчитывал получать сообщения о ходе исполнительного производства. Данные обстоятельства также подлежали проверке и оценке судами при разрешении вопроса о возможности включения требования кредитора в реестр требований кредиторов У.

Прикрепленные файлы: