1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 182

Несоответствие между мотивировочной и резолютивной частями — основание для отмены судебного акта

ВС РФ отправил на новое рассмотрение в СИП РФ дело о нарушении исключительного права на товарный знак импортером автозапчастей. Он исходил из того, что судебный акт, содержащий противоречия между резолютивной и мотивировочной частями, не может быть признан законным. При этом ВС РФ указал на необходимость разграничения при решении вопроса об изъятии и уничтожении контрафактных товаров ситуаций параллельного импорта и ввоза поддельных товаров.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 22.05.2018 № 305-ЭС17-23746 по делу № А41-72633/2015

Истец

Компания Toyota Motor Corporation

Ответчик

ООО «ТМР Импорт»

Суть дела

Компании Toyota Motor Corporation (далее — компания) принадлежат исключительные права на товарный знак:, зарегистрированный в отношении 12-го класса МКТУ (автомобили и части к ним), и товарный знак, зарегистрированный в отношении товаров 7-го и 12-го классов МКТУ (машины, станки, двигатели, средства передвижения, соединения и приводные ремни). Данные товарные знаки были внесены в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

ООО «ТМР Импорт» (далее — общество) ввезло на территорию Российской Федерации запасные части к автомобилям с размещенными на них товарными знаками компании. Общество не является лицом, уполномоченным ввозить товары, маркированные данными товарными знаками. У него отсутствуют какие-либо договорные отношения с компанией.

Таможня приняла решение о приостановлении выпуска частей для автомобилей, импортируемых обществом. Узнав об этом, компания предъявила к обществу иск о нарушении исключительного права на товарный знак. Она потребовала:

  • запретить обществу осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью запасных частей для автомобилей, на которых размещены спорные товарные знаки;

  • запретить обществу без разрешения компании использовать товарные знаки в отношении товаров, для которых данные товарные знаки зарегистрированы;

  • изъять из оборота и уничтожить без какой бы то ни было компенсации запасные части для автомобилей, которые ввозятся обществом на территорию Российской и на которых размещены товарные знаки;

  • взыскать с общества в пользу компании компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере 1,1 млн руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции вынес решение о взыскании с компании 100 000 руб. компенсации за незаконное использование товарных знаков. А в удовлетворении остальной части иска отказал. Он исходил из того, что истец не представил доказательств, обосновывающих расчет суммы компенсации. Компенсация в 100 000 руб., по мнению суда, является соразмерной допущенному нарушению. Требование о запрете ответчику использовать товарные знаки суд признал абстрактным, направленным на будущее время. Его удовлетворение повлекло бы нарушение принципа исполнимости судебного решения. Наконец, требование об изъятии из оборота и уничтожении контрафактных товаров было отклонено судом по причине того, что в деле не было установлено наличие у ответчика контрафактных материальных носителей.

Апелляция поддержала решение первой инстанции.

Суд по интеллектуальным правам отменил решения нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении требований:

  • о запрете обществу использовать спорные товарные знаки на импортируемых и продаваемых автозапчастях и

  • об изъятии из оборота и уничтожении автозапчастей, на которых размещены товарные знаки.

Вынося постановление, СИП РФ исходил из следующего. Заявив первое требование, истец указал на номер таможенной декларации, по которой товар был ввезен на территорию Российской Федерации. В таком случае требование о пресечении данного нарушения является в необходимой мере индивидуализированным, относится к конкретному правонарушению. У судов не имелось оснований для отказа в удовлетворении данного требования по мотиву его абстрактности и неотносимости к конкретному правонарушению. В отношении второго требования СИП РФ отметил, что суды сделали свои выводы при неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Важно при этом отметить, что СИП РФ не определил дальнейшую судьбу данных требований — не принял решения об их удовлетворении и не передал дело на новое рассмотрение.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение в СИП РФ. По его мнению, при рассмотрении дела нижестоящий суд, во-первых, допустил процессуальные нарушения, а во-вторых, не учел всех материально-правовых обстоятельств спора.

Процессуально-правовые вопросы

ВС РФ выявил несоответствие резолютивной и мотивировочной частей постановления СИП РФ. В соответствии с резолютивной частью СИП РФ частично отменил судебные акты нижестоящих судов. Однако заявленные истцом требования не разрешил, не указал, удовлетворены данные требования или нет. Дело на новое рассмотрение в какой-либо части не направил. Тогда как в мотивировочной части постановления СИП РФ сделал выводы о наличии оснований для частичной отмены судебных актов нижестоящих судов и о направлении дела в отмененной части на новое рассмотрение. ВС РФ заключил, что постановление суда, содержащее подобные противоречия, не соответствует требованиям ст. 170, 289 АПК РФ, в связи с чем не может быть признано законным.

Материально-правовые вопросы

По мнению ВС РФ, суды нижестоящих инстанций при рассмотрении требования об изъятии и уничтожении контрафактных товаров учли не все обстоятельства.

ВС РФ со ссылкой на постановление Конституционного суда РФ от 13.02.2018 № 8-П указал на необходимость разграничения двух ситуаций: импорта ответчиком товаров, ранее введенных самим правообладателем в гражданских оборот на территории другого государства (параллельный импорт), и ввоза поддельных товаров, произведенных без согласия правообладателя. В первом случае отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности, как изъятие из оборота и уничтожение импортируемых товаров. Такая мера может быть применена к импортеру только в случае установления ненадлежащего качества товаров и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Во втором случае требования истца об уничтожении поддельных товаров, напротив, по общему правилу подлежат удовлетворению. Исключение составляет лишь ситуация, когда введение таких товаров в оборот необходимо для защиты общественно значимых интересов.

Суды, таким образом, должны не допускать применения такой меры, как изъятие и уничтожение контрафактных товаров, без учета характера совершенного правонарушения. ВС РФ подчеркнул необходимость учета СИП РФ при новом рассмотрении дела разъяснений, изложенных в постановлении КС РФ от 13.02.2018 № 8-П.