1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 290

Банкрот может предоставить кредитору-залогодержателю в качестве отступного заложенное имущество

Сделка по предоставлению отступного путем передачи кредитору заложенного ему имущества несостоятельного должника не может быть признана недействительной как сделка с предпочтением в полном объеме. С залогового кредитора можно взыскать только ту часть стоимости заложенного имущества, которая представляла собой погашение обязательств с предпочтением, но не заложенное имущество целиком.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098 (2) по делу № А40-140251/2013

Заявитель

Конкурсный управляющий

Банкрот

ООО «ИР-Лизинг», общество

Кредитор

ПАО «Банк Зенит», банк

Суть дела

Между ООО «ИР-Лизинг» и ПАО «Банк Зенит» был заключен договор кредитной линии. Обязательство общества по выплате кредита было обеспечено залогом железнодорожных вагонов-цистерн для перевозки нефтепродуктов.

В ноябре 2013 г. арбитражным судом было принято заявление о признании общества несостоятельным, после чего общество и банк заключили соглашение о прекращении обязательств по договору кредитной линии предоставлением отступного со стороны общества.

В качестве отступного общество обязалось передать в собственность банка заложенное имущество — железнодорожные вагоны-цистерны различных моделей для перевозки светлых нефтепродуктов. Договор определил, что с момента исполнения должником обязательств по передаче имущества кредитору и подписания акта приема-передачи имущества обязательства должника по договору об открытии кредитной линии считаются исполненными в полном объеме. Стоимость имущества, переданного в качестве отступного, была определена в 374 млн руб.

Спустя некоторое время общество передало банку оговоренное имущество, а также техническую и иную документацию, что подтверждалось актами приема-передачи имущества.

Полагая, что в результате совершения этой сделки банку было оказано предпочтение перед иными кредиторами, конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительным заключенного между должником и банком соглашения о прекращении обязательств предоставлением отступного и применении последствий недействительности сделки.

Позиция судов

Суды трех инстанции со ссылками на положения п. 1 и 2 ст. 61.3, ст. 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), ст. 167 ГК РФ удовлетворили требования конкурсного управляющего. При этом они исходили из того, что оспариваемое соглашение заключено после возбуждения дела о банкротстве. В результате его заключения банк получил преимущество в удовлетворении своих требований по сравнению с иными кредиторами должника той же и более приоритетных очередей. Из владения должника выбыло имущество стоимостью почти 375 млн руб., в то время как на дату принятия заявления о признании общества банкротом у последнего имелась задолженность перед иными кредиторами.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов и отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

Оспаривание сделок в конкурсном производстве по специальным основаниям главы III.1 Закона о банкротстве подчинено общей цели названной процедуры — наиболее полному удовлетворению требований кредиторов исходя из принципов очередности и пропорциональности. В результате данной процедуры контрагент должен быть поставлен в такое положение, в котором бы он был, если бы сделка не была совершена, а его требование удовлетворялось бы в рамках дела о банкротстве на законных основаниях.

При этом к недобросовестным субъектам может быть применена специальная ответственность — понижение очередности удовлетворения восстановленного по признанной недействительной сделке требования (п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве, п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 63).

При этом залогодержатель имеет безусловное право в рамках дела о банкротстве получить удовлетворение от ценности заложенного имущества приоритетно перед остальными (в том числе текущими) кредиторами. В случае с кредитными обязательствами он может рассчитывать на выплату ему 80% от средств, вырученных от реализации предмета залога (ст. 18.1, п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве).

Соответственно, даже если залоговый кредитор получает удовлетворение не в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 134, 138 и 142 Закона о банкротстве, а в индивидуальном порядке (в том числе в периоды, указанные в п. 2 и 3 ст. 61.3 данного Закона), он в любом случае не может считаться получившим предпочтение в части названных 80%.

Верховный суд РФ сослался также на разъяснения, данные в п. 29.3 постановления № 63, согласно которым сделка по передаче предмета залога может быть признана недействительной только в случае, если вследствие этой сделки залогодержатель получит удовлетворение большее, чем он получил бы при банкротстве по правилам ст. 138 Закона о банкротстве. Это возможно при наличии одного из двух условий:

  • после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или)для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей;

  • оспариваемой сделкой прекращено в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и процентов.

Признание судом сделки недействительной не может повлечь ухудшение положения залогового кредитора в той части, в которой обязательство было прекращено без признаков предпочтения. При этом в случае невозможности осуществления натуральной реституции (как в настоящем случае), в рамках применения последствий недействительности сделки с залогового кредитора взыскиваются денежные средства только в размере обязательств, погашенных с предпочтением.

Между тем суды нижестоящих инстанций в противоречии с указанными разъяснениями ВС РФ признали оспариваемую сделку недействительной полностью и применили денежную реституцию, не исследовав вопрос об объеме оказанного предпочтения, в то время как данное обстоятельство имело существенное значение для правильного разрешения спора.

На протяжении рассмотрения дела во всех инстанциях сам банк указывал, что у должника отсутствуют кредиторы первой и второй очередей, отступным не была погашена неустойка или иные финансовые санкции, предельный объем оказанного предпочтения не превышает 5%. Однако суды проигнорировали данные обстоятельства. В нарушение положений ст. 71, 168, 170, 271 и 289 АПК РФ они не привели мотивы, по которым сочли возможным применить денежную реституцию в полном объеме. Таким образом, Коллегия ВС РФ пришла к выводу, что судами были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.