1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 98

Определение по делу № А40-140251/2013

Верховный Суд РФ определение от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098(2)

Резолютивная часть определения объявлена 8 февраля 2018 года.

Полный текст определения изготовлен 14 февраля 2018 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Разумова И.В. и Самуйлова С.В. -

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества «Банк Зенит» (далее - банк) на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2017 (судья Гончаренко С.В.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.06.2017 (судьи Назарова С.А., Клеандров И.М. и Мишаков О.Г.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2017 (судьи Голобородько В.Я., Зверева Е.А. и Зенькова Е.Л.) по делу № А40-140251/2013 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «ИР-Лизинг» (далее - должник).

В судебном заседании приняли участие представители:

банка - Балакин К.В. по доверенности от 01.03.2017 и Щербакова О.Е. по доверенности от 05.02.2018;

конкурсного управляющего должником Кузнецова Александра Михайловича - Стешенко О.Г. по доверенности от 02.10.2017;

акционерного общества «Сургутнефтегазбанк» - Брезицкий Е.Е. по доверенности от 25.05.2017.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей лиц, участвующих в обособленном споре, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным заключенного между должником и банком соглашения о прекращении обязательств предоставлением отступного от 27.02.2014, применении последствий недействительности сделки.

Определением суда первой инстанции от 28.02.2017, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 06.06.2017 и округа от 05.09.2017, заявление удовлетворено, сделка признана недействительной. В порядке применения последствий недействительности сделки с банка в пользу должника взыскано 374 059 997,58 руб.

Банк обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2017 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий просил обжалуемые судебные акты отменить.

В судебном заседании представители банка поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, а представители конкурсного управляющего и АО «Сургутнефтегазбанк» возражали против ее удовлетворения.

Проверив материалы обособленного спора, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав представителей лиц, участвующих в обособленном споре, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Судами установлено и из материалов дела следует, что после принятия к производству заявления о признании должника банкротом (11.11.2013) между банком и должником заключено соглашение о прекращении обязательств предоставлением отступного от 27.02.2014, в соответствии с которым стороны пришли к соглашению о прекращении обеспеченных залогом обязательств должника по договору об открытии кредитной линии от 05.08.2011 № 001/07/ИРЛ предоставлением взамен исполнения отступного.

В качестве отступного должник передал в собственность банку железнодорожные вагоны-цистерны для перевозки светлых нефтепродуктов модели 15-150-04 по ТУ 3182-005-075118941-93, 2011 года выпуска и железнодорожные вагоны-цистерны для перевозки светлых нефтепродуктов модели 15-5103-07 по ТУ 3182-005-0752114696, 2011 года выпуска в количестве 167 штук. Стороны оценили названное имущество в 374 059 997,58 руб.

Полагая, что в результате совершения названной сделки банку оказано предпочтение перед иными кредиторами, конкурсный управляющий обратился с настоящим заявлением.

Разрешая спор, суды сослались на положения пунктов 1 и 2 статьи 61.3, статьи 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что оспариваемое соглашение заключено после возбуждения дела о банкротстве и в результате его заключения банк получил преимущество в удовлетворении своих требований по сравнению с иными кредиторами должника той же и более приоритетных очередей.

При таких условиях суды признали оспариваемую сделку недействительной и, учитывая отсутствие у должника вагонов в натуре на момент вынесения определения суда первой инстанции, применили денежную реституцию.

Между тем судами не учтено следующее.

Цель оспаривания сделок в конкурсном производстве по специальным основаниям главы III.1 Закона о банкротстве подчинена общей цели названной процедуры - наиболее полное удовлетворение требований кредиторов исходя из принципов очередности и пропорциональности. Соответственно, главный правовой эффект, достигаемый от оспаривания сделок, заключается в постановлении контрагента в такое положение, в котором бы он был, если бы сделка (в том числе по исполнению обязательства) не была совершена, а его требование удовлетворялось бы в рамках дела о банкротстве на законных основаниях.

При этом к тем лицам, которые действуют недобросовестно (то есть осознавая отсутствие оснований для получения предоставления от должника по причине его (будущей) неплатежеспособности и тем самым фактически умышленно причиняя вред остальным кредиторам), может быть применена специальная ответственность в виде понижения очередности удовлетворения восстановленного по признанной недействительной сделке требования (пункт 2 статьи 61.6 Закона о банкротстве, пункт 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - постановление № 63)).

Поэтому при разрешении вопроса о квалификации той или иной сделки на предмет ее действительности судам следует исходить из перечисленных выше критериев, способствующих выравниванию правового положения кредиторов.

Ключевой характеристикой требования залогодержателя является то, что он имеет безусловное право в рамках дела о банкротстве получить удовлетворение от ценности заложенного имущества приоритетно перед остальными (в том числе текущими) кредиторами, по крайней мере, в части 80% стоимости данного имущества (если залог обеспечивает кредитные обязательства - статья 18.1, пункт 2 статьи 138 Закона о банкротстве).

Соответственно, если залоговый кредитор получает удовлетворение не в соответствии с процедурой, предусмотренной статьями 134, 138 и 142 Закона о банкротстве, а в индивидуальном порядке (в том числе в периоды, указанные в пунктах 2 и 3 статьи 61.3 данного Закона), он в любом случае не может считаться получившим предпочтение в части названных 80%.

Именно на этом основаны разъяснения порядка оспаривания сделок по исполнению требований залогодержателя согласно пунктам 1 и 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, изложенные в пункте 29.3 постановления № 63.

В рассматриваемом случае судами установлено, что требование банка как залогодержателя было погашено путем предоставления должником предмета залога (вагонов) в качестве отступного после возбуждения дела о банкротстве, то есть в период, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

При оспаривании подобной сделки с учетом периода ее совершения не требуется доказывания осведомленности кредитора о неплатежеспособности должника и, следовательно, осознания им получения преимущества в удовлетворении большего, чем он получил бы в конкурсе. В остальной части, касающейся объема недействительности сделки и порядка применения реституции, применимы разъяснения, изложенные в пункте 29.3 постановления № 63. В частности, общим правилом является то, что признание судом сделки недействительной не может повлечь ухудшение положения залогового кредитора в той части, в которой обязательство было прекращено без признаков предпочтения. При этом в случае невозможности осуществления натуральной реституции (как в настоящем случае), в рамках применения последствий недействительности сделки с залогового кредитора взыскиваются денежные средства только в размере обязательств, погашенных с предпочтением.

Вместе с тем вопреки изложенному подходу к толкованию правовых норм и сложившейся судебной практике суды признали оспариваемую сделку недействительной полностью и так же полностью применили денежную реституцию, не исследовав вопрос об объеме оказанного предпочтения, в то время как данное обстоятельство имело существенное значение для правильного разрешения настоящего обособленного спора. При этом на протяжении рассмотрения дела во всех инстанциях банк со ссылкой на пункт 29.3 постановления № 63 указывал, что у должника отсутствуют кредиторы первой и второй очередей, отступным не была погашена неустойка или иные финансовые санкции, предельный объем оказанного предпочтения не превышает 5%.

Однако в нарушение положений статей 71, 168, 170, 271 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды не проверили доводы банка и не привели мотивы, по которым сочли возможным применить денежную реституцию в полном объеме.

В связи с тем, что судами допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход обособленного спора и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов банка в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, определить долю оказанного по оспариваемой сделке предпочтения и правильно применить последствия ее недействительности.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.06.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2017 по делу № А40-140251/2013 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья
И.А.БУКИНА

Судья
И.В.РАЗУМОВ

Судья
С.В.САМУЙЛОВ