1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 30

МЭР обещает стабилизацию с перспективой роста 2%, эксперты — стагнацию с динамикой всего 0,5%

Несмотря на «просадку» промышленности в ноябре 2017 г., Минэкономразвития оценивает рост ВВП по итогам прошлого года в 1,4—1,8%. Наступившая макроэкономическая стабилизация, по оценке министерства, создает предпосылки для экономической динамики в 2018 г. на уровне 2% прироста. Гораздо более скромные прогнозы дают независимые аналитики Центра развития ВШЭ — порядка 0,5%.

Росстат еще не подвел итоги декабря, но оперативные данные о потреблении электроэнергии указывают на вероятную нормализацию ситуации в промышленности. В качестве индикатора производственной активности эксперты МЭР в «Картине экономики. Январь 2018 г.» используют объем потребления электроэнергии, очищенный от сезонного и календарного эффектов. Возобновление роста показателя в декабре (на 0,1% год к году) после падения месяцем ранее дало им основания ожидать улучшения динамики промпроизводства.

Еще одним аргументом в пользу роста в декабре 2017 г. стало увеличение перевозок грузов железнодорожным транспортом. За прошлый год оно составило 3,2%. Основной вклад в рост показателя внесли перевозки угля (+2,4 п.п.), что было связано в первую очередь с увеличением экспортных поставок. Прирост погрузки грузов, за исключением топливно-энергетических, равнялся в прошлом году 1,7%.

В декабре Росстат подвел предварительные итоги уборочной кампании 2017 г. Основной вклад в рост производства продукции растениеводства внес рекордный урожай зерновых и зернобобовых (134,1 млн т в весе после доработки), который превзошел постсоветский максимум 2016 г. (120,7 млн т).

Положительную динамику продемонстрировали в 2017 г. основные показатели деятельности животноводства. Так, производство скота и птицы на убой (в живом весе) в хозяйствах всех категорий в январе — ноябре прошлого года выросло на 4,8%, молока — на 0,9, яиц — на 3,0% в годовом выражении.

Наконец, весомым аргументом для позитивной оценки развития отечественной экономики в декабре и в целом в 2017 г. аналитики МЭР считают динамику индексов PMI и Росстата.

Композитный индекс PMI в обрабатывающей промышленности и в секторе услуг в среднем за 2017 г. составил 55,3, достигнув максимума с 2008 г. Наиболее активным был рост индекса в первые месяцы 2017 г. (среднее значение в I квартале ушедшего года составило 56,7). Индекс ни разу с января 2016 г. не опустился ниже порогового уровня 50. Таким образом, по оценке руководителей компаний, ситуация непрерывно улучшалась в течение 23 месяцев.

Индекс предпринимательской уверенности, рассчитываемый Росстатом, показывал в целом сходную (хотя и более волатильную) динамику. Наиболее значимым было улучшение в январе 2017 г., а в IV квартале прошлого года индекс (с учетом коррекции на сезонность) вышел в область уверенных положительных значений, где в последний раз находился во 2-м полугодии 2012 г.

Схожую оценку дают динамике промышленности эксперты Центра конъюнктурных исследований (ЦКИ) ВШЭ. «Исходя из обобщенных мнений руководителей крупных и средних промышленных предприятий, выявленных в ходе ежемесячных предпринимательских опросов в 2017 г., к основному итогу можно с уверенностью отнести окончательный выход промышленности в целом из достаточно продолжительной рецессии, сопровождавшей отрасль в 2015-м и частично в 2016 г.», — подчеркивает директор ЦКИ Георгий Остапкович.

Реформы как драйвер роста…

Прошедший год ознаменовался, по мнению специалистов МЭР, завершением процесса макроэкономической стабилизации после двойного шока для платежного баланса, произошедшего в 2014 г. (снижение цен на энергоносители и введение санкций). Инфляция опустилась до рекордно низкого значения в 2,5% и впервые оказалась ниже целевого значения Банка России, бюджетный дефицит снизился до уровня в 1,5% ВВП, экономика вернулась к росту.

«За последние три года Россия реализовала целый блок структурных реформ в макроэкономической политике, — констатируют авторы „Картины экономики. Январь 2018 г.“. — Первое — переход к таргетированию инфляции. Второе — отказ от политики управления валютным курсом и переход к его свободному плаванию. Третье — адаптация бюджета к низким ценам на нефть и введение бюджетного правила с ценой отсечения 40 долл. за баррель (в ценах 2017 г.). Четвертое — полноценное введение механизма, снижающего влияние волатильности цен на нефть на внутреннюю экономику».

Благодаря механизму операций Правительства РФ на валютном рынке отечественная экономика при цене нефти в 65 долл. за баррель живет в условиях де-факто 48 долл. за баррель. Это существенно снизило возможный краткосрочный позитивный эффект внешнеторговой конъюнктуры на экономику. Вклад активного роста нефтяных цен в динамику ВВП в 2017 г. составил всего 0,3 п.п. Однако такая политика обеспечивает защиту экономики от колебаний на мировых рынках и тем самым способствует более высоким темпам ее роста в долгосрочной перспективе.

Одним из видимых эффектов проведенных реформ стало изменение корреляции валютного курса и цен на нефть. Так, например, с апреля 2017 г. при росте цен на нефть на 25% номинальный эффективный курс рубля снизился на 8,1%. Другая особенность — это снижение волатильности обменного курса до многолетних минимумов.

Но главным результатом реализованных структурных реформ стало, по мнению экспертов МЭР, формирование долгосрочного периода низкой волатильности всех ключевых экономических показателей: инфляции, темпов роста экономики, заработных плат.

Специалисты министерства прогнозируют, что экономическая динамика в 2018 г. будет характеризоваться следующими тенденциями. Во-первых, инфляция при отсутствии негативных погодных шоков весь год будет находиться ниже отметки в 4%. Во-вторых, экономика продемонстрирует ускорение темпов прироста, которые сохранятся на уровне около 2%. В-третьих, федеральный бюджет закончит 2018 г. с профицитом около 1% ВВП. В-четвертых, Фонд национального благосостояния прибавит около 50 млрд долл.

…или разворот тренда?

По-другому оценивают итоги развития отечественной экономки в ушедшем году ученые Центра развития (ЦР) ВШЭ. «2017 г. показал, что отскок от нижней точки кризиса продолжался недолго — всего около года: с середины 2016-го до середины 2017 г., — комментирует сложившееся положение директор ЦР Наталья Акиндинова. — После этого вектор макроэкономических показателей развернулся — индексы как производства, так и внутреннего спроса застопорились. Примечательно, что новое ухудшение экономической динамики происходило на фоне практически постоянного роста нефтяных цен в III—IV кварталах 2017 г.».

За прошедший год, по оценке экспертов ЦР, стало очевидным, что сделанная в 2015—2016 гг. ставка на рост внутренней нормы прибыли как стимула для увеличения инвестиций, компенсирующего страновые предпринимательские риски, в текущих российских условиях не играет ни в пользу роста внутренней эффективности, ни в пользу роста экспорта. Годовой прирост производительности труда в 2017 г. не превысит 1,6%, а нетопливный экспорт, традиционно ограниченный металлами, химией, зерном и вооружениями, не показывает признаков диверсификации.

«При сохранении нынешнего вектора госполитики мы ожидаем в 2018 г. рост ВВП около 0,5% при сохранении среднегодовых цен на нефть на уровне 2017 г.», — делает вывод Н. Акиндинова.