1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1761

ЖКХ: можно ли взыскать долг со специализированного счета управляющей организации?

Как действовать компании, которая пытается взыскать задолженность по договору, но это ей не удается из-за того, что средства на счетах контрагента расцениваются как ему не принадлежащие? С такой проблемой столкнулось АО «Няндомамежрайгаз» из Архангельской области. Судебные решения по взысканию в ее пользу задолженности, возникшей у управляющих организаций (далее — УО), не исполняются банками, обслуживающими счета УО, и судебными приставами — исполнителями на основании того, что эти средства аккумулируются на специальных банковских счетах, открытых в соответствии с Федеральным законом от 03.06.2009 № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» (далее — Закон № 103-ФЗ), а значит, принадлежат жителям и собственникам квартир в многоквартирных домах.

Не сумев оспорить бездействие судебных приставов в трех судебных инстанциях, организация как многолетний подписчик обратилась с письмом в редакцию газеты «Экономика и жизнь». А мы решили пригласить для поиска решения экспертов и разобраться в проблеме в ходе круглого стола «Ресурсоснабжающие и управляющие организации в сфере ЖКХ: споры из договорных отношений и проблемы взыскания задолженности», который организовали совместно с Комитетом ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ.

«ЖКХ в нашей стране нет, а есть жилищное и коммунальное хозяйства», — не устает повторять Андрей Широков, председатель Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ. И действительно, практика показывает, что обе части системы поддержания жизнедеятельности зданий — «жилищники» и «коммунальщики» находятся скорее в состоянии антагонизма, чем сотрудничества. А регулирующие органы государства все не могут привести систему ЖКХ к состоянию баланса интересов, которое дало бы ей возможность нормально развиваться, без использования экстренных и скороспелых законодательных подпорок, все больше запутывающих ситуацию.

За неимением расчетного счета будем оперировать специальным

«Наше предприятие существует 46 лет, — рассказывает начальник юридического отдела АО „Няндомамежрайгаз“ Наталья Янковская. — Как газораспределительная организация мы обеспечиваем газом население Няндомского района Архангельской области. Договоры поставки газа для коммунально-бытовых нужд мы заключаем с населением напрямую. А с управляющими компаниями по закону обязаны заключать договоры на техобслуживание, аварийно-диспетчерское обеспечение и ремонт внутридомового газового оборудования, входящего в состав общего имущества многоквартирных домов, — без них не имеем права поставлять газ. По нашим подсчетам, в составе тарифа на содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома наши деньги занимают где-то 5—7%.

Только за десять месяцев 2017 г. мы вынуждены были подать в суд 12 исков о взыскании задолженности с управляющих компаний по этим договорам, 11 из которых были удовлетворены судом и подлежат немедленному исполнению. С населением и ТСЖ у нас проблем нет, они платят исправно. А вот в отношении УО в производстве у судебных приставов находится 26 исполнительных листов на общую сумму 608 488 руб. И 22 исполнительных листа на сумму свыше 1 млн руб переданы конкурсным управляющим. Для нашего предприятия это большие деньги. С 2007 по 2017 гг. в нашем муниципальном районе обанкротилось 12 управляющих компаний, и еще две УО идут к банкротству.

Да и с действующих УО взыскать задолженность невозможно, поскольку, когда у них арестован расчетный счет, они начинают вести расчеты со специальных счетов, открытых в соответствии с Законом № 103-ФЗ, чего он вовсе не предусматривает. Судебные приставы — исполнители разводят руками, ссылаясь на отсутствие права взыскивать средства с этих счетов. Получается, что УО, использующая схему со спецсчетом, может уклоняться от исполнения судебного решения.

Мы обратились в ЦБ РФ с просьбой разъяснить, имеют ли право судебные приставы налагать арест и обращать взыскания на специальные счета, и получили положительный ответ. Обрадовались, побежали к судебным приставам. Судебные приставы вынесли постановление об обращении взыскания на специальные банковские счета. Но банки отказали в исполнении на том основании, что это деньги населения, а не деньги УО. Письмо ЦБ РФ не сыграло, к сожалению, никакой роли.

Далее мы обратились в управление ФСПП РФ: раз управляющие компании собирают деньги у населения, принадлежит ли в этих деньгах какая-то часть все-таки им? Оттуда пришел ответ, что да, на дебиторскую задолженность, естественно, в соответствии с законодательством может быть обращено взыскание. Мы опять к судебным приставам, те опять выносят постановление, но все опять упирается в специализированные счета.

Осталось только обжаловать бездействие судебных приставов. Обратились в суд, все инстанции нам отказали на том основании, что деньги на специализированных счетах — это деньги населения. Определить среди них дебиторскую задолженность, то есть размер денежных средств, принадлежащих УО, на которые можно обратить взыскание, мы не смогли, потому что у нас нет полномочий для изучения внутренних документов должников».

Приставам пора переходить от общего к частному

Вадим Супрун, председатель Ассоциации профессиональных взыскателей, подтвердил, что средства на специализированных счетах — целевые и перечисляются гражданами на оплату оказанных ресурсоснабжающими организациями коммунальных услуг. В соответствии с Законом № 103-ФЗ на них не может быть обращено взыскание по судебным решениям. И напомнил, что иммунитет этим денежным средствам придан для того, чтобы они как раз доходили до ресурсоснабжающих организаций. Но это породило злоупотребление со стороны некоторых управляющих организаций, открыв им лазейки по неисполнению иных своих обязательств.

Тем не менее деньги, находящиеся на специальном счете, могут быть взысканы. Судами установлено, что денежные средства, которые граждане платят на счета УО, делятся на два типа: целевые, предназначенные для оплаты оказанных услуг, и средства самих УО. Например, деньги, которые платятся гражданами на содержание придомовых территорий, не обладают иммунитетом. Соответственно, судами сделан вывод, что на них может быть обращено взыскание. Это совсем новая практика — 14 сентября было вынесено соответствующее решение ВС РФ. И сейчас она начинает применяться судами первой инстанции.

Чтобы обратить взыскание на денежные средства, которые находятся на счете, обладающем иммунитетом, судебные приставы запрашивают расшифровку. И если с целевого счета уходят платежи по аренде, зарплате, суды могут сделать вывод о том, что не все денежные средства, находящиеся на нем, обладают признаком целевого платежа.

Суды, как правило, отказывают в аресте и обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на спецсчетах, если пристав просто указывает: арестовать, обратить взыскание на денежные средства там-то. Но в случаях когда пристав конкретизировал движение по счету и указал, на какие денежные средства можно обратить взыскание, его постановление устоит, резюмирует В. Супрун.

Пусть вашу долю поищет прокурор

Однако участники круглого стола, представляющие управляющие организации, выразили сомнение в том, что большая старательность судебных приставов в изучении движения средств по спецсчетам кардинально решит проблему накапливаемой ими задолженности перед контрагентами. Дело в том, что деньгами УО можно считать только 5—7%, которые идут на зарплату, все остальное — это те же целевые средства, которые предназначены для оплаты электроэнергии, лифтов и т.д. Есть еще средства на содержание и ремонт общедомового имущества, но если обратить на них взыскание, то дом останется без обслуживания, заметила Татьяна Подберецкая, генеральный директор Управляющей компании «Прометей». «Все деньги, которые мы получаем, отправляем полным рублем, даже копейки не остается нам во всех этих тарифах, — констатирует жилищник. — Откуда же тогда взыскивать?»

«Можно, конечно, недобросовестные УО штрафами долбить и отстранять, но кто же будет управлять домами? — заметил Александр Мачулин, генеральный директор ООО „Промгазэнергосервис“ и председатель подкомитета по газовому хозяйству Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ. — В первую очередь отвечать за неплатежи УО должен ее руководитель, и отстранять надо не саму УО, а руководителя менять, ставить нормального, вменяемого, который будет заинтересован в этом бизнес-проекте и начнет решать вопросы в отношении населения, ресурсоснабжающих организаций и подрядчиков добросовестно».

В таких ситуациях, в какой оказался поставщик газа из Няндомы, по опыту А. Мачулина, наиболее эффективным решением является обращение в прокуратуру и возбуждение уголовного дела против руководителя УО. Если жалоба не находит отклика, надо обращаться в центральный аппарат, где наверняка найдется спектр действенных мер реагирования.

К развитию практики административной, уголовной и субсидиарной ответственности руководителей и борьбе за стабильность работы УО призвал и руководитель направления по претензионно-исковой работе дирекции по правовым вопросам «Росводоканала» Юрий Казачков.

Сейчас примерно каждая пятая УО на рынке действует по принципу: проще открыть новую организацию или перевести потребителя на иную УО, нежели заниматься претензионно-исковой работой, в том числе с абонентами, и урегулировать отношения с РСО. Преодолеть такую ситуацию можно, прикрыв возможность иметь так называемые «нулевые» лицензии, которые получены про запас для случая, когда недобросовестная УО захочет попрощаться с контрагентами и уйти в преднамеренное банкротство. Ее бенефициары при этом с той самой «нулевой» лицензией могут продолжить деятельность на рынке. Усиление лицензионного контроля, по мнению Ю. Казачкова, сделает реализацию такого трюка затруднительной. Также надо бороться и с созданием УО с идентичными наименованиями, но разными реквизитами и счетами, которые можно использовать для перевода потребителей.

Кроме того, нарушение расчетов с РСО в течение трех расчетных периодов надо законодательно признать грубым нарушением лицензионных требований и лишать за это лицензии. И, конечно же, надо нормативно закрепить порядок определения временной УО в ситуации, когда действующая отстраняется или лишается лицензии. Сейчас УО, которые совершили нарушения, продолжают обслуживать потребителей и только закрепляют свои нарушения.

С агентов можно взыскать имущественные права

Александр Антоновский, руководитель юридической практики Управления развития правовых практик компании «Т плюс», являющейся в том числе крупным поставщиком тепла в нескольких регионах, поделился опытом взыскания задолженности не напрямую с УО, а с агентов, которым передано право на сбор денежных средств как за коммунальный ресурс, так и за техническое содержание и ремонт — расчетно-кассовых центров, ЕИРЦ и т.п.

Закон об исполнительном производстве изначально не предусматривал возможность обращения взыскания на имущественное право. И только в 2011 г. в ст. 75 этого закона была внесена оговорка «иные принадлежащие должнику имущественные права», которой законодатель ввел в оборот такую возможность. Но рассматриваемая схема с агентскими взаимоотношениями к этому не подходила. Тем не менее поправка позволила судебным приставам выносить постановления об обращении взыскания на имущественные права. Но в разных регионах и судебных округах сложилась разнонаправленная практика.

В 2016 г. Верховным судом РФ был принят обзор, где буквально в одном предложении сказано, что когда пристав обращает взыскание на имущественное право и действует законно и обоснованно, то он имеет на это право. И хотя все вздохнули свободно и стали ссылаться на обзор, на самом деле проблему противоречивой практики он не решил. Дело в том, что ни законодательно, ни судебным актом высшей инстанции не определен объем ресурсов, на который пристав может обращать взыскание. И стороны пытаются использовать это в своих интересах. В результате включается фантазия: взыскивать можно и из собранных средств, принадлежащих должнику, и из средств на содержание и ремонт жилья. Пристав фактически сам решает, на какой объем в процентах от средств, собранных третьими лицами, можно обращать взыскание.

Так, например, формулировка «70% от подлежащих перечислению должнику денежных средств» на практике может быть применена только при обращении взыскания на средства технического обслуживания и ремонта — остальной поток денежных средств она не охватывает. Сейчас стали массово применяться такие формулировки, как «собранные денежные средства, за исключением вознаграждения агентов», потому что и пристав, и ресурсоснабжающая организация понимают, что если взыскание будет обращено еще и на вознаграждение агента, то он просто на следующий же день расторгнет договор, соответственно, эта возможность обращения взыскания просто уйдет.

«При обращении взыскания на имущественные права мы, конечно же, столкнулись с огромным валом обжалований, — отмечает А. Антоновский. — Причем как со стороны должника, так и, что самое удивительное, со стороны РКЦ, причем в основном. Вроде бы РКЦ не должны быть заинтересованной стороной, ведь постановление выносится не в отношении них. Они просто становятся обязанной стороной, которая должна перечислить определенные денежные средства на депозитный счет приставов».

Какие доводы заявляют агенты? В основном они кореллируют с доводами УО-должников, но еще добавляется ряд аргументов, связанных с тем, что возложение обязанности на агента по перечислению денежных средств является незаконным, а также что постановление пристава затрагивает интересы и права агентов, поскольку касается и агентского вознаграждения.

В положительной для РСО практике суды приходили к выводу, что возможность обращения взыскания на имущественные права прямо предусмотрена Законом об исполнительном производстве.

Также доводы о целевом назначении могут не приниматься судами, поскольку указанное обстоятельство не может расцениваться как ограничивающее право судебного пристава — исполнителя (постановления № А28-13086/2016, А28-11905/2016, А28-11906/2016, А28-11904/2016, А28-9224/2016, А28-12301/2016, А28-12300/2016). Но эта практика распространена только по одному округу. В основном обращение взыскания производится только на денежные средства, принадлежащие должнику.

«А если не будут брать — отключим газ»

Советник компании ALTHAUS Group Сусанна Киракосян ратует за применение к должникам на рынке ЖКХ правовых ограничений (таких как прекращение подачи коммунального ресурса), а не мер ответственности. Как видно из обсуждения, у взыскания задолженности с помощью исполнительного производства много минусов.

Практика применения правовых ограничений еще не очень хорошо отработана. Например, РСО часто ошибаются в личности должника, применяя приостановление и ограничение в отношении УО либо ТСЖ, которые непосредственно не являются лицами, в пользу которых подается этот ресурс. Получает ресурс потребитель, соответственно, суды делают вывод, что ограничение в отношение УО недопустимо. Легко отбивать введение ограничений и приостановку подачи ресурса в судах управляющим организациям и собственникам жилья помогают нарушения процедуры введения ограничений со стороны РСО.

Должников, в отношении которых могут вводиться ограничение и приостановление коммунальных ресурсов, можно условно разделить на тех, кто уклоняется от заключения обязательного договора (такого как договор на техобслуживание и ремонт внутридомового и внутриквартирного газового оборудования), и тех, кто допускает нарушения непосредственно в процессе его исполнения.

В первом случае на должника можно, конечно, воздействовать с помощью административного взыскания, но это, по мнению С. Киракосян, не лучший способ. Более действенным может оказаться гражданско-правовое понуждение к заключению договора, а также прекращение подачи коммунального ресурса.

Тут очень важно соблюсти процедуру. Во-первых, убедиться в наличии у должника обязанности к заключению договора и в том, является ли он заказчиком по договору.

Когда ресурсоснабжающие организации производят отключение или требуют понудитьУО заключить договор на техническое обслуживание внутриквартирного газового оборудования, суд присматривается к тому, что положено в основу этого требования. Уполномочили ли собственники управляющую организацию на заключение подобного договора? Если статус управляющей организации ясен и она — заказчик, суд обязывает ее к заключению договора. Если в ходе судебного процесса противной стороне доказать наличие статуса заказчика у УО не удается, суды отказывают.

Второй момент, который выясняют суды, — факт невыполнения обязанностей. Например, если управляющая организация находится в стадии преддоговорного спора, в частности, идет договорный процесс, когда управляющая организация не отказывается, а просто не согласна с некоторыми существенными условиями, может быть, даже с обычными условиями, меру ограничения применить нельзя.

И третий момент — исполнение требования о двукратном предупреждении, которое в правилах пользования газом из постановления Правительства РФ от 14.05.2013 № 410 сводится к двукратному уведомлению.

Из недавней судебной практики: в Череповце поставщик приостановил подачу газа в многоквартирный дом ввиду неисполнения требований к заключению договора о содержании и ремонте внутридомового газового оборудования. Уведомление об этом было направлено лишь товариществу собственников жилья, потребителей не уведомили, в связи с этим жилищная инспекция привлекла газовую организацию к административной ответственности. Газовики оспорили это постановление в суде, который отменил его, но не потому, что они были правы, а потому, что квалифицировал нарушение как малозначительное. Но газоснабжающая организация полагала, что уведомление об отключении газа в доме должно направляться только управляющей организации либо ТСЖ, а потребителей ставить в известность они не обязаны, потому что это затратно, да и невозможно в связи с действием закона о персональных данных: отсутствуют достаточные сведения о собственниках помещений, сбором которых должна заниматься управляющая организация.

Однако суды высших инстанций с этим тезисом не согласились и напомнили всем ресурсоснабжающим организациям, что при введении ограничений и приостановке коммунальных ресурсов необходимо следовать не только специальному законодательству, но еще и правилам постановления Правительства РФ от 06.05.2011 № 354, которые обязывают извещать потребителей.

К лицам, допускающим просрочку во внесении платы за коммунальные ресурсы и услуги, также может применяться ограничение и приостановление коммунальных услуг. И тут нужно помнить, что в отношении различных видов ресурсов есть специальные законы. Но их применение, если речь идет об отключениях, связанных с управлением домами, должны корреспондировать с правилами постановления Правительства РФ от 06.05.2011 № 354, содержащими четкое описание процедуры отключения. В данном случае суды приходят к тому, что при отключении ресурсов за неоплату ни в коем случае не должны пострадать интересы добросовестных лиц, проживающих в доме, и общее имущество. Но на фоне сложившейся судебной практики, которая говорит однозначно, что нельзя отключать ресурс в доме по долгам управляющей организации либо ТСЖ, неожиданно выделяется вывод из постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.04.2016 по делу № А32-29475/2015 о том, что все-таки возможно отключить.

Суд отметил, что товарищество собственников жилья, будучи исполнителем коммунальной услуги, должно предпринимать необходимые и допустимые действия, направленные на своевременную оплату потребителями стоимости потребленных коммунальных услуг, и что ТСЖ имело возможность воздействовать на своих должников, но этого не сделало. Соответственно, ненадлежащее исполнение такой обязанности со стороны ТСЖ непосредственно влияет на деятельность ресурсоснабжающей организации в лице теплоснабжающей организации. И в этом случае, сказал суд, нарушается баланс интересов сторон, и экономические потери несет та сторона, которая является добросовестной. Поэтому суд не нашел здесь оснований квалифицировать это как нарушение и признал правомерной процедуру отключения дома.