1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 26

О скромной роли почтового сервиса в судьбе человека

Почтовый сервис не является обладателем информации, содержащейся в электронных почтовых сообщениях. Такой вывод содержится в Постановлении КС РФ от 26.10.2017 № 25-П.

Позиция заявителя

Поводом к рассмотрению дела стала жалоба гражданина Сушкова, который обнаружил неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ положение п. 5 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

В 2016 году Александр Сушков был уволен с должности директора департамента по договорно-правовой работе ЗАО «Стройтрансгаз» за разглашение охраняемой законом тайны. Будучи ознакомленным с Положением об обеспечении режима конфиденциальности информации, являющимся частью его трудового договора, Сушков переслал с адреса служебной почты на свой внешний электронный адрес служебные документы, локальные нормативные акты работодателя и персональные данные его коллег. Операция, послужившая причиной увольнения Сушкова, была осуществлена через сервер компании ООО «Мэйл.ру», оказывающей услуги электросвязи и владеющей данным сервером.

Оспаривая увольнение в судах, заявитель ссылался на функции почтового оператора как представителя услуг связи, защищающего конфиденциальность переписки. Суды, однако, признали оказывающую услуги электронной почты компанию обладателем пересылаемой пользователями информации, поскольку, по условиям пользовательского соглашения с клиентом, ООО «Мэйл.ру» может как ограничить, так и разрешить доступ к сведениям, содержащимся в электронных почтовых ящиках абонентов, что свидетельствует о разглашении конфиденциальной информации третьему лицу.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует ч. 1 ст. 19, ч. 2 ст. 23, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, поскольку предоставляет лицу, оказывающему услуги электронной почты, право разрешать или ограничивать доступ к информации, содержащейся в пересылаемых электронных сообщениях абонентов, и тем самым позволяет привлекать работника, воспользовавшегося услугами почтового сервиса, к дисциплинарной ответственности за распространение охраняемой законом тайны.

Позиция КС РФ

Применительно к праву граждан на тайну телефонных переговоров КС РФ ранее отмечал, что конституционно защищенной информацией считаются любые сведения, передаваемые по каналам телефонной связи. Для доступа к этим сведениям необходимо получить решение суда. Данная правовая позиция распространяется на правовое регулирование как тайны телефонных переговоров, так и переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Отсутствие в законодательстве прямого указания на обязанность именно правообладателя интернет-сервиса обеспечивать тайну связи не означает отсутствие у него такой обязанности. И наличие у лица доступа к информации не означает, что оно становится ее обладателем. Также и условия пользовательского соглашения нельзя трактовать как предоставляющие владельцу интернет-сервиса право самостоятельно (в нарушение ч. 2 ст. 23 Конституции РФ) разрешать или ограничивать доступ к информации и тем самым признавать его обладателем этой информации.

Между тем отправка гражданином информации на свой электронный адрес создает условия для ее дальнейшего неконтролируемого использования.

Поэтому, если гражданин нарушил нормативные предписания компании, запрещающие отправку конфиденциальной информации на его личную почту, то такая ситуация может рассматриваться как нарушающая права обладателя информации безотносительно того, установлено ее разглашение третьему лицу или нет.

Таким образом, оспоренная норма не противоречит Конституции РФ, поскольку:

–не может рассматриваться как наделяющая интернет-сервис статусом обладателя информации в отношении сведений, содержащихся в сообщениях пользователей электронной почты;

– позволяет рассматривать отправку информации на личный адрес электронной почты гражданина как нарушение прав обладателя информации, который принял все меры, исключающие несанкционированный доступ третьих лиц к этой информации, прямо запретил такие действия локальными нормативными актами и ознакомил сотрудника с их содержанием.

Правоприменительные решения по делу Александра Сушкова подлежат пересмотру.