1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 541

Преодолим ли отказ от исковых требований?

Изучая институт отказа от иска и сопутствующую ему судебную практику, мы столкнулись с необычной и заслуживающей внимания позицией судов по данному вопросу. Ее особенность заключается в том, что она допускает повторное обращение истца с тождественным иском в суд после отказа истца от иска и прекращения производства по делу. Продемонстрируем эту позицию на примере одного дела.

Законоположение

Право истца (административного истца) отказаться от исковых требований полностью или частично закреплено ст. 49 АПК, ст. 39 ГПК и ст. 46 КАС. Последствием отказа истца от иска и принятие отказа судом является прекращение производства по делу (ст. 150 АПК, ст. 220 ГПК и ст. 194 КАС соответственно). Последствием же прекращения производства по делу в любом случае является недопущение повторного обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Таким образом, отказываясь от исковых требований, истец лишается права повторного обращения в суд с тождественным иском – и данное положение прямо закреплено в судебной практике (постановления Президиума ВАС РФ от 25.07.2011 № 1689/11 по делу № А04-3015/2010, от 22.03.2005 № 12752/04 по делу № А11-3864/2003-К1-1/121).

Фабула дела

Посредством договора уступки кредитор приобрел право требования к должнику, а затем взыскал задолженность в судебном порядке (дело № А53-19949/2012). Вскоре после вступления судебного акта о взыскании задолженности в законную силу кредитор и должник заключили соглашение об отступном, в соответствии с которым должник в погашение долга передал в собственность кредитора недвижимое имущество. Через некоторое время кассационная инстанция отменила вышеуказанное решение и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, где кредитор (внимание!) отказался от всех исковых требований к должнику, в связи с чем производство по делу было прекращено.

Позже один из учредителей должника инициировал судебный процесс по признанию соглашения об отступном недействительным и в конечном итоге добился своей цели: суд постановил возвратить недвижимое имущество в собственность должника ввиду ничтожности ряда сделок по отчуждению данного имущества, в том числе и соглашения об отступном (дело № А53-12144/2014).

Затем должника признали банкротом, было открыто конкурсное производство, а кредитор подал заявление о включении его требований в реестр требований кредиторов, ссылаясь на право требования по договору уступки, речь о котором шла выше (дело № А53-22171/2015). Учредитель должника возражал против удовлетворения заявления, указывая на то обстоятельство, что кредитор в свое время уже отказался от данного требования к должнику, производство по делу о взыскании задолженности было прекращено в связи с отказом кредитора от иска, а, следовательно, повторное обращение в арбитражный суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается. Однако суд с такой позицией не согласился, удовлетворив заявление кредитора о включении требований в РТК и указав в определении на то, что (цитата) «поскольку, как следуют из материалов дела, отказ от исковых требований Лавриченко Д.В. (прим. – Кредитора) заявлен в связи с заключением соглашения об отступном, который в дальнейшем признан судом недействительным, и тем самым право заявителя на возврат денежных средств утрачено».

Апелляционная инстанция согласилась с таким правоприменением, дополнив при этом, что «новым основанием для обращения Лавриченко Д.В. (прим. – Кредитора) с настоящим заявлением является факт признания сделки по заключению соглашения об отступном от 11.12.2012 недействительной, вследствие чего расчеты между сторонами оказались не произведенными, соответственно, задолженность восстановлена».

Именно эта позиция судов первой и апелляционной инстанций заставила задуматься о преодолимости отказа от иска.

Позиция высших судов

Что представляет собой отказ от иска? Обратимся к разъяснениям высших судов.

Как следует из п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ № 50 от 18.07.2014: «...Независимо от того, заявлен ли отказ от иска вследствие добровольного удовлетворения ответчиком требований истца, утраты интереса к судебному рассмотрению спора, нежелания дальнейшего использования механизмов судебной защиты, прощения долга полностью или в части, оценки возражений ответчика относительно обоснованности предъявленных требований и судебных перспектив рассмотрения дела, в том числе таких последствий, как возложение на истца расходов по государственной пошлине и отказ во взыскании судебных расходов в соответствующей части, при возникновении впоследствии спора между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям подлежат применению последствия отказа от иска, установленные частью 3 статьи 151 АПК РФ, направленные на недопустимость повторного рассмотрения судами тождественных исков».

Таким образом, отказ от иска носит безусловный характер (так же, как и отказ от наследства, например), и это абсолютно логично с юридической точки зрения, поскольку если бы отказ лица от принадлежащего ему права не был безусловным и окончательным, то в этом случае не было бы и отказа как такового.

В то же время возможность заявить отказ от иска под условием существует, но только в рамках заключения сторонами мирового соглашения. При этом судебная практика в настоящее время не содержит однозначной позиции по данному вопросу.

Как указывает Коцубин Ю.М. в статье «Отказ от иска как условие мирового соглашения»1, в практике рассмотрения судами гражданских дел имеет место значительное число случаев включения в текст мирового соглашения условия об отказе истца от иска. Проведенный автором статьи анализ прекращенных производством дел свидетельствует о том, что в большинстве случаев суды такие мировые соглашения утверждают, прекращая производство по делу, хотя отельные судьи считают отказ от иска недопустимым условием мирового соглашения.

Само же законодательство, подчеркивает Коцубин Ю.М., не содержит положений, прямо запрещающих утверждение судом мирового соглашения, условием которого является отказ истца от исковых требований к ответчику (если, конечно, истец при этом получает некое встречное предоставление). И это единственный допускаемый законом и судебной практикой случай, когда истец отказывается от иска под условием. Если же речь идет не о заключении мирового соглашения, а об отказе от иска как самостоятельном процессуальном действии, то никаких встречных предоставлений со стороны ответчика или иного лица предполагаться не может, следовательно, отказ от исковых требований носит безусловный характер.

Однако в рассматриваемом споре мотивы истца, отказавшегося от иска, в конечном итоге сыграли ключевую роль, позволив кредитору повторно заявить к должнику требование, которое заявлялось первоначально, и основанное на том же самом договоре уступки, что и первоначально.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка недействительна с момента ее совершения, то есть не влечет возникновение или прекращение обязательств. Но в анализируемом случае заключение ничтожной сделки как бы временно прекратило право требования кредитора к должнику, а отмена данной сделки повлекла восстановление права требования.

В этой связи возникает закономерный вопрос: не означает ли изложенная выше история, что участники процесса (в частности, истцы) могут злоупотреблять правом, заключая, например, заведомо ничтожную сделку и на этом основании заявляя отказ от иска, а затем, когда суд признает сделку ничтожной, вновь обращаться в суд с тождественным иском?

Возвращаясь к рассмотренному выше случаю, считаем необходимым заметить, что на сегодняшний день это единственный известный нам судебный процесс, в котором безусловность и окончательность отказа от иска были преодолены.

Есть мнение

На мой взгляд, в современном законодательстве РФ институт отказа истца от иска раскрыт недостаточно. Это становится причиной возникновения споров, включая случай, описанный в данной статье.

Что способно побудить истца отказаться от иска? Как правило, истец отказывается от заявленных требований, если они были добровольно исполнены ответчиком полностью или частично, поэтому необходимость рассмотрения дела в судебном порядке отпадает. Подобные случаи встречаются редко, но все же такая практика существует.

Причины, побудившие истца в данном конкретном случае отказаться от исковых требований после того, как кассация направила исковое заявление о взыскании задолженности на повторное рассмотрение, объяснимы и вполне понятны. Как всем известно, судебные споры – это дорогостоящий и длительный процесс. В данном случае между истцом и ответчиком было заключено соглашение об отступном, которое предусматривало погашение долга ответчика передачей истцу недвижимого имущества. Разумно ли снова начинать судебное разбирательство, если требования истца удовлетворены?

Истец, отказавшись от иска, потерял возможность повторно обратиться в суд за защитой своих прав, являвшихся предметом рассмотрения в споре. Должник же, возможно, желая вернуть отчужденное им недвижимое имущество, обратился в суд с требованием признать соглашение об отступном недействительным. С помощью такого маневра ответчик пытался уклониться от взыскания с него задолженности как в судебном порядке, так и по соглашению об отступном.

Я не согласна с позицией суда о включении требований кредитора в реестр требований кредиторов, поскольку, на мой взгляд, в этой ситуации правовые основания для взаимосвязи договора уступки права требования и соглашения об отступном отсутствуют.

Признание недействительной одной сделки никак не может повлиять на изменение отношений, возникших вследствие заключения другой сделки, поскольку это действие не влечет ни возникновения, ни прекращения обязательств. Тем более, что соглашение об отступном не способно аннулировать договор об уступке права требования. Кроме того, не имеется законных оснований для восстановления договора из-за того, что соглашение признано недействительным.

Отказ истца от исковых требований непременно влечет за собой аннулирование договора уступки права требования. Иначе теряется смысл существования института отказа от иска, если у истца всегда будет существовать возможность восстановления права для повторного обращения в суд с теми же требованиями.

Относительно отказа от иска с условием совершения какого-либо действия ответчиком или выплаты денежных средств следует отметить, что он ничтожен и не допускается. Отказ от иска не может служить условием мирового соглашения, так как он носит безусловный характер. Соглашение можно признать недействительным, отказ от иска же – необязателен. Отмена мирового соглашения не отменяет требований. Если истец вместе с мировым соглашением отказывается от иска, то шанса предъявить требования к ответчику у него больше не будет. На мой взгляд, в законодательстве РФ следует более четко отделить друг от друга эти два самостоятельных процессуальных действия.

Напомню, что отказ от исковых требований является действием добровольным. Поэтому спешить в принятии подобных решений под воздействием различных обстоятельств грамотный юрист истцу не посоветует. Заявить об отказе от иска никогда не поздно, поскольку законодательством установлено, что до момента вынесения судом решения истец всегда имеет на это право.

Дулма Дашеева, юрист, юридическая компания «ПРИОРИТЕТ»,г. Москва 

1 Коцубин Ю.М. Отказ истца от иска как условие мирового соглашения // Мировой судья. 2015. № 6.