1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Долой формальный подход

ВС РФ 26 апреля 2017 года утвердил второй Обзор судебной практики за 2017 год. В документ вошли дела, дающие ориентир судам для разрешения споров о размере удержаний из единственного источника дохода.

Принцип неприкосновенности минимума имущества

ВС РФ в п. 35 Обзора указал, что при определении размера удержаний из пенсии, являющейся для должника-гражданина единственным источником дохода, следует исходить в том числе из принципа неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника и членов его семьи.

В предыдущие годы сложилась достаточно устойчивая практика, при которой судебный пристав-исполнитель не учитывал принцип сохранения неприкосновенности минимума имущества при обращении взыскания на доходы должника – физического лица, даже если таким доходом является пенсия. В результате должник оказывался в крайне тяжелом материальном положении.

Как следует из ст. 99 Закона № 229-ФЗ, при исполнении исполнительного документа с должника может быть удержано не более 50% заработной платы и иных доходов. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований. Эти же правила распространяются на пенсии.

В статье 99 Закона № 229-ФЗ отсутствуют положения, которые бы обязывали судебного пристава-исполнителя обращать взыскания на доходы должника таким образом, чтобы не нарушать право последнего на неприкосновенность минимума имуществ, необходимого для жизни самого должника и членов его семьи.

В отношении данной проблемы высказался Конституционный Суд Российской Федерации (п. 2.3 Определения от 17.01.2012 № 14-О-О). Суд указал, что «в случае, когда пенсия является для должника-гражданина единственным источником существования, необходимость обеспечения баланса интересов кредитора и должника-гражданина требует защиты прав последнего путем не только соблюдения минимальных стандартов правовой защиты, отражающих применение мер исключительно правового принуждения к исполнению должником своих обязательств, но и сохранения для него и лиц, находящихся на его иждивении, необходимого уровня существования, с тем чтобы не оставить их за пределами социальной жизни».

В теории одно, а на практике – другое

Федеральная служба судебных приставов выпустила Письмо от 07.03.2013 №12/01-6008-ТИ «О соблюдении принципа неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи». В нем служба доводит до сведения, что «размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа судебным приставом-исполнителем исчисляется с учетом всех обстоятельств конкретного дела при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства, как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи». В Письме указывается, что конкретный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника должен определяться с учетом всех обстоятельств дела, а также при неукоснительном соблюдении принципов исполнительного производства как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи. При расчете размера удержаний из пенсий судебный пристав-исполнитель должен учитывать тот факт, что это единственный источник существования гражданина и тех лиц, которые находятся на его иждивении.

Однако на практике эти принципы не получили должного развития. Суды общей юрисдикции не находили оснований незаконности в действиях судебного пристава-исполнителя, не соблюдающего гарантии сохранения доходов должника исходя из принципа неприкосновенности минимума имущества. Вот, к примеру, Определение Пермского краевого суда от 11.02.2015 по делу № 33-1216-2015: «...низкий размер пенсии, его несоответствие размеру прожиточного минимума не исключают возможности обращения взыскания на пенсию должника и не являются обстоятельством, освобождающим должника от исполнения судебного решения».

В деле, рассмотренном в Верховном Суде РФ, районный суд, отказывая истцам в удовлетворении требований, сослался на то, что абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и п. 4 ст. 4 Закона № 229-ФЗ действует только при единовременном обращении взыскания на денежные средства должника и не предполагает применение к случаям производства регулярных удержаний из периодических выплат, которые получает должник на основании социальных правоотношений при исполнительном производстве. При этом суд указал, что «законодателем не оговорены какие-либо ограничения, связанные с периодическим взысканием применительно к величине прожиточного минимума или иному социальному показателю, учитывая вышеизложенное, при применении мер принудительного исполнения судебным приставом нарушений законодательства не допущено».

Позиция ВС РФ

ВС РФ, отменяя судебные акты, отметил, что ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ содержит открытый перечень исполнительных действий, связанных с применением мер принудительного исполнения и понуждением должника к полному и своевременному исполнению требований, однако судебный пристав-исполнитель не запросил все необходимые сведения или справки, чтобы установить реальные обстоятельства, а ограничился лишь формальным подходом, поясняя, что законодательство об исполнительном производстве не предусматривает при обращении взыскания на пенсию должника-гражданина учитывать такой критерий, как прожиточный минимум.

По мнению суда, положения ч. 2 ст. 99 Закона № 229-ФЗ предусмат­ривают только максимально возможный размер удержания из дохода должника, при этом судебный пристав-исполнитель имеет право установить размер удержания с учетом материального положения должника. Поэтому в случае получения ходатайства от должника об изменении размера удержания у судебного пристава-исполнителя возникает обязанность проверить его материальное положение.

ВС РФ указал, что судебному приставу-исполнителю при определении размера удержания из пенсии должника необходимо не только учитывать размер пенсии, но и возможность сохранения условий для нормального существования и реализации его социально-экономических прав. При этом должны сочетаться конституционный принцип  исполнимости судебных решений и установление пределов возможного взыскания, с тем чтобы сохранить должнику необходимый уровень существования.

Особое внимание Верховный Суд обратил на формальный подход и судебных органов при рассмотрении подобных дел: «...если суды при рассмотрении дела не исследуют его фактические обстоятельства по существу, ограничиваясь установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, как неоднократно констатировал Конституционный Суд Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным».

Полагаем, что такая правовая позиция ВС РФ не позволит ни судебным приставам-исполнителям, ни судам ограничиваться формальными отказами для снижения размера удержаний из пенсий.