1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 50

Иностранный элемент в экономических спорах

Пленум Верховного Суда РФ 27 июня 2017 года принял Постановление № 23 (далее – Постановление № 23). Оно посвящено экономическим спорам в арбитражных судах, осложненным иностранным элементом. Документ не содержит каких-то явных революционных положений, однако он систематизированно и четко изложил многие вопросы, которые встречались в практике арбитражных судов и по которым имелись достаточно неочевидные или противоречивые позиции.

Компетенция российских судов

В документе поясняется (п. 2 Постановления № 23), что иностранный элемент может проявляться:

  • в субъектном составе участников спора;

  • предмете спора (например, в виде имущества, результатов интеллектуальной деятельности на территории иностранного государства);

  • юридическом факте, который имел место на территории иностранного государства (например, причинение вреда).

Пленум разъяснил, что общие основания для установления компетенции арбитражных судов определены в главе 32 Арбитражного процессуального кодекса РФ. При этом в п. 12 Постановления № 23 было подчеркнуто, что в основе общих правил определения компетенции арбитражных судов Российской Федерации лежит принцип наличия тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации. В связи с чем перечень оснований, перечисленных в ст. 247 АПК, является открытым. В пунктах 15, 16 Постановления № 23 понятие «тесной связи» раскрыто более подробно. В пункте 14 Постановления № 23 разъяснена компетенция по спорам в связи с доменными именами и услугами в сети Интернет на территории РФ. Специальные правила установления компетенции могут быть установлены международными договорами РФ, в частности в п. 17 Постановления № 23 приведены примеры таких случаев.

В Постановлении № 23 разъяснено, что следует различать исключительную и договорную компетенцию (п. 3–5). Исключительная компетенция по своей сути является сверхимперативными нормами, не может быть изменена соглашением сторон (п. 7 Постановления № 23), и ее несоблюдение является основанием для отказа в признании и приведении иностранного судебного акта в исполнение на территории РФ (п. 4 Постановления № 23). Вопросы исключительной компетенции перечислены в п. 5 Постановления № 23. Среди них вопросы, связанные а) с государственной и муниципальной собственностью; б) приватизацией и принудительным отчуждением имущества для государственных нужд; в) государственной регистрацией результатов интеллектуальной деятельности; г) оспариванием записей государственных реестров (регистров, кадастров); д) корпоративными спорами в отношении юридических лиц, зарегистрированных на территории РФ (ч. 1 ст. 248 АПК РФ).

В п. 18 Постановления № 23 применительно к договорной компетенции закреплено правило «молчание – знак согласия». Участие иностранного лица в судебном разбирательстве и отсутствие возражений с его стороны в отношении компетенции арбитражного суда Российской Федерации до первого заявления по существу спора приравнены к выражению воли на рассмотрение спора судом РФ.

В пункте 52 Постановления № 23 разъяснено, что принятие иностранным судом обеспечительных мер в виде запрета на участие в споре не препятствует рассмотрению дела в арбитражном суде РФ, если данный спор относится к его компетенции.

Внутригосударственная подсудность

Правила внутригосударственной подсудности определены в п. 3, 8, 16 Постановления № 23, в том числе для встречных исков.

Несколько пунктов (п. 6, 7, 9) посвящены пророгационным соглашениям (соглашениям о выборе арбитражного суда Российской Федерации для рассмотрения возникших или могущих возникнуть споров). В пункте 6 Постановления № 23 Пленум подчеркивает, что ограничений по субъектному составу пророгационных соглашений нет (например, в РФ может быть рассмотрен спор между двумя иностранными лицами). При этом следует помнить, что по общему правилу пророгационное соглашение лишь определяет компетентный суд, место рассмотрения спора и де-факто процедуру рассмотрения спора. То есть рассмотрение спора в государственном суде РФ не означает автоматического применения материального права РФ, хотя предопределяет применение сверхимперативных норм материального права РФ. В пункте 9 применительно к пророгационным соглашениям закреплено уже сложившееся во внутренней практике правило следования первоначально установленной договорной подсудности за обязательством.

В пункте 11 Постановления № 23 разъяснен порядок оставления иска без рассмотрения при наличии пророгационного соглашения.

В пункте 13 Постановления № 23 – замены ответчика или прекращения дела в связи с предъявлением иска к ненадлежащему лицу (филиалу или представительству вместо самого иностранного юридического лица).

Установление юридического статуса иностранного лица и его представителей

В пунктах 19, 23, 24, 25 Постановления № 23 изложен свод правил по установлению статуса иностранного лица. В сравнении с проектом добавлено разъяснение о том, что юридический статус иностранной организации определяется по праву страны, где она учреждена. В пункте 21 Постановления № 23 подчеркнуто, что на истце лежит бремя подтверждения своего статуса как юридического лица и/или как субъекта предпринимательской деятельности. В пункте 22 Постановления № 23 говорится, что такой порок судебного акта, как отсутствие доказательств, подтверждающих статус, не может быть исправлен в кассационной инстанции, а судебный акт подлежит отмене. В пункте 23 Постановления № 23 однозначно разрешен вопрос соотнесения налогового статуса и юридического статуса организации для процессуальных целей. Постоянное место нахождения для целей налогообложения однозначно не подтверждает юридический статус и юридическое место нахождения (является косвенным и недостаточным доказательством). В пункте 24 Постановления № 23 подчеркнуто распространение требования о 30-дневной актуальности документов на подтверждение статуса иностранного лица. В пункте 25 Постановления № 23 урегулирован вопрос о множественности вариантов перевода (написания) наименования иностранного лица: как юридического, так и физического.

В абзаце 3 п. 33 Постановления № 23 предложен способ сбора и закрепления доказательств по установлению юридического статуса и места нахождения иностранных лиц, участвующих в деле, путем осмотра открытой информации в сети Интернет, размещенной на официальных сайтах уполномоченных иностранных органов по регистрации юридических лиц.

В пункте 20 Постановления № 23 изложены правила проверки полномочий представителей иностранного лица. В окончательной версии технически скорректировано разъяснение о форме доверенности – указано на право страны, применимое к самой доверенности. В проекте говорилось, что она подчиняется праву страны, где была выдана, то есть теперь пункт приведен в соответствие с п. 1 ст. 1209 Гражданского кодекса (о том, что форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке).

Порядок рассмотрения и извещения

По умолчанию применяются общие правила определения порядка рассмотрения дел (п. 26).

В пунктах 27, 30, 31, 34, 35 Постановления № 23 пояснен порядок осуществления поручений к иностранным судам или органам иностранных государств, а в п. 29 Постановления № 23 – продление срока рассмотрения дела и отложения судебного разбирательства.

В пункте 31 Постановления № 23 предусмотрена возможность назначения дополнительной резервной даты проведения судебного заседания.

В пункте 38 Постановления № 23 разъяснен порядок выполнения российскими судами поручений судов иностранных государств и разрешения связанных с этим споров.

Общий порядок уведомления иностранных лиц пояснен в п. 28 Постановления № 23, в п. 32 Постановления № 23 предусмотрена возможность уведомления через представителя, находящегося на территории РФ и уполномоченного по получению судебных извещений. За рамками остался вопрос: возможно ли извещение через представителя по иному делу, если представителю выдана доверенность на представление интересов по конкретному делу. В пункте 33 Постановления № 23 разъяснены случаи, когда извещение является надлежащим.

Постановление № 23 вводит правило эффективного уведомления: в п. 36 установлено, что если нет доказательств получения извещений от суда, направленных по правилам международного договора, то само по себе это не может стать основанием для отмены судебного акта при условии, что в заседании участвовал представитель иностранного лица или есть сведения, что оно знало о разбирательстве. Данное правило направлено на сокращение времени судебных разбирательств и исключение злоупотреблений со стороны участников. В пункте 37 Постановления № 23 подчеркнуто применение положений ч. 6 ст. 121 АПК РФ к иностранных лицам при рассмотрении дела в последующих инстанциях и при распределении судебных расходов.

Доказательства и доказывание

По умолчанию официальные документы (выданные должностными лицами, осуществляющими государственные (публичные) функции) из другого государства принимаются в качестве доказательства только при условии их легализации. Иное может быть предусмотрено международным договором (п. 39, 40 Постановления № 23). Частные документы, в том числе документы, выданные юридическими лицами, в том числе доверенности, по общему правилу легализации не требуют (п. 41 Постановления № 23). Вопрос о необходимости нотариального удостоверения Пленум не затронул.

Установление содержания норм иностранного права

Выбор сторонами договора в качестве места рассмотрения споров арбитражного суда в Российской Федерации не означает автоматического подчинения договорных отношений сторон российскому материальному праву. Отсутствие волеизъявления сторон в отношении применимого права означает, что его определяет суд (п. 43 Постановления № 23). Суд вправе возложить на стороны обязанность представить сведения о содержании норм иностранного права. Возложение такой обязанности закрепляется определением, и ее существование не возникает автоматически в силу существования спора (аб. 1, 2 п. 44 Постановления № 23). Принятое в правоприменительной практике заключение о содержании норм иностранного права, подготовленное лицом, обладающим специальными познаниями, по своей сути не является экспертным заключением по смыслу ст. 55, 82, 83, 86 АПК РФ (аб. 4 п. 44 Постановления № 23). Однако это не исключает возможности назначения экспертизы по данному вопросу (п. 45, 46 Постановления № 23).

По аналогии с п. 3.1 ст. 70 АПК РФ установлено правило, что содержание нормы иностранного права считается установленным, если представленное одной из сторон заключение по вопросам содержания норм иностранного права содержит необходимые и достаточные сведения и не опровергнуто при этом другой стороной путем представления сведений, свидетельствующих об ином содержании норм иностранного права (аб. 6 п. 44 Постановления № 23).

Обеспечительные меры

Вопросы обеспечительных мер рассматриваются с учетом правил компетенции и подсудности (п. 47, 48 Постановления № 23). Поэтому российский суд может принять обеспечительные меры по иску, рассматриваемому иностранным судом (п. 49 Постановления № 23) или иностранным коммерческим арбитражем (п. 51 Постановления № 23). Вместе с тем обеспечительные меры не входят в объем взаимной правовой помощи по международному соглашению, если иное прямо не предусмотрено в нем (п. 50 Постановления № 23).

В связи с принятием данного Постановления были признаны неподлежащими применению отдельные положения Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса», постановлений Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер», Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», пункта 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 99 «О процессуальных сроках». Следует отметить, что Пленум осторожно подошел в итоге к ограничению применения данных документов – в финальной версии объем ограничений был значительно уменьшен.