1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 52

Актуальные вопросы судопроизводства

Верховный Суд РФ 26 апреля 2017 года утвердил второй Обзор судебной практики за 2017 год. В документе он сделал акцент на некоторые проблемные вопросы судопроизводства.

Соблюдение прокурором досудебного порядка

В пункте 28 Обзора судебной практики ВС РФ от 26.04.2017 № 2 отмечено, что принятие прокурором обязательных мер по досудебному урегулированию, предусмотренному ч. 5 ст. 4 АПК РФ, до обращения в арбитражный суд с требованиями в защиту публичных интересов, прав и законных интересов других лиц не требуется.

Соблюдение претензионного порядка до обращения в арбитражный суд с иском с 1 июня 2016 года для многих гражданско-правовых споров стало обязательным. Подача искового заявления в арбитражный суд теперь возможна лишь по истечении 30 календарных дней со дня направления истцом претензии ответчику, если иное не установлено законом или договором. В случае несоблюдения установленного порядка арбитражный суд возвращает исковое заявление либо оставляет его без рассмотрения.

Взять, к примеру, дело, дошедшее до рассмотрения Верховным Судом. В арбитражный суд с иском о признании недействительным агентского договора обратился прокурор, действуя при этом в интересах неопределенного круга лиц и муниципального образования.

Агентский договор был заключен между двумя юридическими лицами (АО и ООО), соответственно, оба юридических лица – ответчики по делу.

Арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу, что спор основан не на административных и иных публичных отношениях, а относится к гражданско-правовым отношениям, возникшим между двумя хозяйствующими субъектами на основании гражданско-правового договора. Следовательно, у прокурора возникла обязанность по соблюдению досудебного порядка, а такой порядок соблюден не был. На этом основании арбитражный суд возвратил заявление, поданное прокурором. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда без изменения.

Позиция судов о соблюдении прокурором досудебного порядка урегулирования спора в очередной раз подтверждает то, что объем прав и обязанностей прокурора в арбитражном процессе по-прежнему актуален.

Права и обязанности прокурора как истца

Положения ст. 52 АПК РФ предоставляют прокурору право на обращение в арбитражный суд с исками о признании недействительными сделок и применении последствий недействительности ничтожных сделок, совершенных органами государственной власти РФ, органами государственной власти субъектов Федерации, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, юридическими лицами, если в уставном капитале у них имеется доля участия РФ либо доля участия субъектов Федерации, либо доля участия муниципальных образований.

Суд, принимая заявление прокурора к производству, проверяет наличие у него полномочий в отношении участников самой сделки.

Прокурору предоставлены не только процессуальные права истца, но он еще наделен и процессуальными обязанностями истца. Следовательно, прокурор также должен соблюдать претензионный порядок при обращении с иском в арбитражный суд в рамках спора, возникающего из гражданско-правовых отношений. Ведь именно по этому основанию был возвращен иск.

В пункте 2 ст. 44 АПК РФ указано, что истцами являются юридические и физические лица, защищающие свои права и обязанности путем подачи иска. Может ли прокурор являться истцом в смысле п. 2 ст. 44 АПК РФ?

Если обратиться к положениям гражданского законодательства, то в ст. 2 и ст. 124 ГК РФ указано, что государство, субъекты РФ и муниципальные образования вправе учувствовать в гражданском обороте. Следовательно, истцом в данном случае будет являться само государство либо субъект РФ, либо муниципальное образование, чьи материальные интересы защищаются. Положения ч. 4 ст. 52 и ч. 2 ст. 4 АПК РФ также позволяют сделать вывод о том, что по судебным делам, возбужденным на основании иска прокурора, истцом в деле является непосредственно то лицо, чьи материальные права и интересы защищает прокурор.

Совершенно очевидно, что действия прокурора в таких случаях не направлены на защиту своего субъективного материального права.

Суды, требуя соблюдение досудебного порядка урегулирования спора, не уделили внимание тому факту, что прокурор в данном деле защищал материальные права муниципального образования и неопределенного круга лиц, а не собственные материальные права.

Особый статус

ВС РФ, отменяя судебные акты, в своем определении подчеркнул особый статус прокурора в арбитражном процессе. Суд отметил, что «…прокурор не является стороной, а имеет самостоятельный процессуальный статус».

Поэтому прокурор должен соблюдать досудебный порядок урегулирования спора в тех случаях, когда непосредственно сам орган прокуратуры является участником дела и стороной материально-процессуального спора. В случаях защиты прокурором чужих интересов у него не возникает обязанности по соблюдению порядка, предусмотренного подп. 5 п. 1 ст. 129 АПК РФ. Важным является вывод суда о том, что наделение прокурора процессуальными правами и возложение на него процессуальных обязанностей истца само по себе не делает его стороной материального правоотношения, именно поэтому не налагает на прокурора ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по досудебному урегулированию спора.

Таким образом, Верховный Суд достаточно четко определил основания, при которых у прокурора возникают процессуальные обязанности по досудебному урегулированию спора при подаче иска в суд.

Примечательно то, что последующая судебная практика активно применяет правовую позицию ВС РФ относительно процессуальных обязанностей прокурора исходя из оценки принадлежности прав и законных интересов, подлежащих защите при подаче иска. При этом данную позицию пытаются использовать иные лица, не являющиеся прокурорами, но обращающиеся в суд с исками, минуя соблюдение досудебного урегулирования спора (постановления Девятого арбитражного суда от 26.04.2017 № 09АП-17006/2017-ГК; от 03.05.2017 № 09АП-16197/2017).