1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 770

Последствия предъявления адвокатом удостоверения и ордера

В конце апреля 2017 года вступил в действие Федеральный закон от 17.04.2017 № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Некоторые введенные им в УПК РФ формулировки просто поражают своей непродуманностью. По меньшей мере из-за этого можно ожидать неоднозначности их толкования и применения.

Небезупречные формулировки

В пункте 2 Федерального закона от 17.04.2017 № 73-ФЗ закреплены изменения, вносимые в ст. 49 УПК РФ. Первое предложение новой редакции ч. 4 названной статьи закона звучит так: «Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». А кому он его предъявляет? Соседу по кабинету, своему заведующему? Адвокат становится защитником, не выходя из юридической консультации? Или опять же предъявить удостоверение адвоката и ордер он должен следователю (дознавателю и др.), суду (судье)? Ответа на эти вопросы законодатель не дает. Причем если предъявление удостоверения и ордера может состояться только в органе, в производстве которого находится уголовное дело, у следователя (дознавателя и др.) всегда есть возможность воспрепятствовать такому предъявлению. И будет в этом случае адвокат жаловаться на то, что его не допускают до участия в уголовном процессе. И что изменилось?

Хорошо, согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ «Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Предполагается, после этого он является защитником и наделен всеми правами защитника. Но как понимать значение ч. 4.1, которой Закон № 73-ФЗ дополнил все ту же ст. 49 УПК РФ? А из нее следует, что «по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» «в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым». То есть адвокат «по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» не вступает в уголовный процесс в качестве защитника, ему лишь предоставляется свидание, да и то не на правах защитника, а на правах иного лица. А это означает, если подозреваемый (обвиняемый) находится в карцере, то ему запрещены свидания с «иными», не являющимися защитником лицами.

И опять вопрос, допускается или вступает и участвует адвокат в качестве защитника? Изменится ли что-либо на практике наделения адвоката статусом защитника? Или мы имеем дело лишь с игрой слов законодателя, которая ни к чему кроме путаницы не приведет? Мы попытаемся ответить на поставленные вопросы и дать рекомендации по применению указанных правовых положений.

Кому предъявляется ордер и удостоверение?

Законодатель в ч. 4 ст. 49 УПК РФ заменил выражение «адвокат допускается к участию в уголовном деле» на «адвокат вступает в уголовное дело» (в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера). Но не определил орган (должностное лицо, участник уголовного процесса), предъявление которому удостоверения адвоката и ордера наделяет адвоката статусом защитника. Поэтому, когда адвокат предъявит удостоверение адвоката и ордер не следователю (дознавателю и др.), в производстве которого находится уголовное дело (материал проверки сообщения о преступлении), а другому лицу, вполне может быть заявлено, что предъявление, о котором идет речь в ч. 4 ст. 49 УПК РФ, состоялось.

Причем, думается, именно такую возможность и желали иметь адвокаты. Они хотели предъявлять в следственном изоляторе удостоверение адвоката и ордер и, даже не уведомляя следователя (дознавателя и др.) о том, что они вступили в уголовное дело, пользоваться всеми правами защитника в уголовном процессе (прежде всего правом иметь с заключенным под стражу подозреваемым, обвиняемым свидания наедине и конфиденциально).

Когда ранее адвокат «допускался к участию в уголовном деле», предъявление кому-либо другому, помимо органа предварительного расследования (суда), в производстве которого находится уголовное дело (материал проверки сообщения о преступлении), удостоверения адвоката и ордера не могло наделить адвоката статусом защитника. Ведь без ведома следователя (дознавателя и др.), суда адвокат не мог быть допущен к участию в уголовном деле. Сейчас ситуация иная. Сегодня достаточно простого предъявления адвокатом, причем получается (пока законодателем не определено, кому именно) кому угодно, удостоверения адвоката и ордера, после чего согласно ч. 3 ст. 49 УПК РФ он станет в качестве защитника участником уголовно-процессуального производства.

Выбор, кому предъявить удостоверение адвоката и ордер, законодатель оставляет за адвокатом? Ну не за следователем (дознавателем и др.), судом же. Иначе мы вновь придем к ситуации, когда следователь (дознаватель и др.) будет решать, состоялось ли предъявление удостоверения адвоката и ордера или же нет. В этом случае, если следователь (дознаватель и др.) посчитает, что предъявление удостоверения адвоката и ордера осуществлено неправильно или, по его мнению, по той или иной причине (например, он скажет, что у него в этот день был отгул) не состоялось, адвокат не вступит в уголовное дело.

Конечно, адвокат может жаловаться руководителю следственного органа, прокурору и (или) в суд, что его не «допускают к участию в уголовном деле». Заметьте, «не допускают к участию в уголовном деле». Вряд ли он будет жаловаться, что «не участвует в уголовном деле». Тогда, получается, в рассматриваемой части правоприменения Закон № 73-ФЗ на деле ничего не изменил.

Приведенный довод указывает, по крайней мере, на то, что защитник «вступает в уголовное дело» по предъявлении удостоверения адвоката и ордера не только следователю (дознавателю и др.), в производстве которого находится уголовное дело (материал проверки сообщения о преступлении).

Представители адвокатуры, участвующие в разработке Закона № 73-ФЗ, полагаем, стремились прежде всего к тому, чтобы после предъявления сотрудникам следственного изолятора удостоверения адвоката и ордера адвоката пускали во внутрь учреждения в качестве защитника, а равно обеспечивали ему возможность свидания с его подзащитным. Однако прямо такого правила в законе не прописано. Соответственно, применительно к характеристике факта предъявления удостоверения адвоката и ордера у закрепленного в первом предложении ч. 4 ст. 49 УПК РФ положения может быть только два толкования:

  • предъявление удостоверения адвоката и ордера, о котором идет речь в ч. 4 ст. 49 УПК РФ, может быть осуществлено только следователю (дознавателю и др.), суду, в производстве которого находится уголовное дело (материал проверки сообщения о преступлении);

  • предусмотренные ч. 4 ст. 49 УПК РФ последствия наступают и при предъявлении адвокатом удостоверения адвоката и ордера иным лицам.

Причем перечень лиц, предъявление которым удостоверения адвоката и ордера порождает возникновение у адвоката статуса защитника, никаким нормативно-правовым актом, а тем более УПК РФ, не установлен. В то же время вряд ли круг таковых может быть безграничным. Несомненно, например, не порождает указанных в ч. 4 ст. 49 УПК РФ последствий предъявление адвокатом удостоверения адвоката и ордера лицам, не имеющим никакого отношения к процессу реализации защитником своего процессуального статуса.

Данное обстоятельство наводит на мысль, что в первом предложении ч. 4 ст. 49 УПК РФ закреплена норма, которая прежде всего устанавливает процедуру доказывания наличия у адвоката прав защитника должностному лицу, препятствующему реализации искомого процессуального статуса, а не момент вступления адвоката в качестве защитника в уголовное дело. После заключения соглашения об оказании защиты адвокату с соответствующим адвокатским образованием ордер может быть выписан неоднократно. И в каждом случае возникновения необходимости подтверждения наличия у него статуса защитника конкретного подозреваемого (обвиняемого и др.) адвокат вправе предъявить свое удостоверение адвоката и ордер.

Этого должно быть достаточно, чтобы ни у кого не возникло сомнений в наличии у адвоката соответствующих прав и обязанностей и тогда, когда у него нет какого-либо иного, в том числе и подписанного следователем (дознавателем и др.), документа, доказывающего его процессуальный статус (статус защитника). Вот что хотел закрепить законодатель в ч. 4 ст. 49 УПК РФ. Но тогда так и следовало в ней написать: «Наличие у адвоката статуса защитника подтверждает предъявление им удостоверения адвоката и ордера» или «Наличие у адвоката статуса защитника может быть подтверждено предъявлением удостоверения адвоката и ордера».

Ордер ордеру рознь

Законом № 73-ФЗ ст. 49 УПК РФ дополнена новой частью – ч. 4.1. Как было отмечено выше, в последней вновь речь идет о предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Но теперь это предъявление уже имеет (почему-то) иные последствия.

Полагаем, в ч. 4 и 4.1 ст. 49 УПК РФ законодатель нарушил закон тождества. Он не пояснил, что ордер, о котором идет речь в ч. 4 ст. 49 УПК РФ, и ордер, о котором упоминается в ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ, – это не одно и то же. Иначе ч. 4 и ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ, безусловно, противоречат друг другу.

Предъявление удостоверения адвоката с ордером на исполнение поручения об оказании защиты и появление у адвоката статуса защитника – это одно (не несколько) событие. Не может быть для «вступления в уголовное дело» адвоката в качестве защитника не только дополнительных условий (как то получение адвокатом на то согласия от подозреваемого, обвиняемого), нет между предъявлением искомых документов и появлением защитника-адвоката в уголовном процессе промежутка времени. Предъявление удостоверения адвоката с ордером (в значении, употребленном в ч. 4 ст. 49 УПК РФ) и является тем юридическим фактом, который подтверждает наличие у адвоката статуса защитника.

Если ордер выписан в связи с заключением адвокатом соглашения об оказании защиты, предъявление такового вместе с удостоверением адвоката порождает «вступление в уголовное дело» адвоката в качестве защитника. Если ордер выписан на оказание иной юридической помощи, он может быть предъявлен также вместе с удостоверением адвоката, но в этом случае статус защитника у адвоката будет отсутствовать. После того как подозреваемый, обвиняемый даст согласие на участие адвоката в уголовном деле в качестве его защитника, будет заключено новое соглашение – соглашение об оказании защиты (вынесено постановление о назначении защитника) и, соответственно, будет выписан новый ордер. Предъявление такового вновь вместе с удостоверением адвоката породит возникновение у адвоката статуса защитника.

В ином случае будет иметь место, скорее, не дача согласия «на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело», а подтверждение подозреваемым (обвиняемым и др.) отсутствия у него возражений против участия в его деле определенного адвоката в качестве защитника. Или иначе рассматриваемая встреча состоится для удостоверения подозреваемым (обвиняемым и др.) факта нежелания воспользоваться своим правом отказаться от услуг данного защитника.

На момент выяснения мнения подозреваемого (обвиняемого и др.), не желает ли он отказаться от помощи конкретного защитника, последний уже «участвует в уголовном деле». Исходя из содержания ч. 4 ст. 49 УПК РФ, он вступил в уголовный процесс сразу после того, как им были предъявлены удостоверение адвоката и ордер на исполнение поручения об оказании защиты. То есть это произошло, безусловно, до того, как (по той или иной причине) подозреваемый (обвиняемый и др.) узнал о заключении с адвокатом, например, его родственником соглашения об оказании защиты или о назначении последнего защитником органом предварительного расследования (судом).

Вот об этом и следовало написать. По меньшей мере стоило уточнить, что в ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ упоминается об ордере, выписанном не в связи с заключением соглашения об оказании защиты.