Банкротство подрядчика не является основанием для досрочного возврата заказчиком суммы гарантийного удержания

| статьи | печать

Открытие в отношении подрядчика конкурсного производства не означает, что заказчик должен досрочно выплатить ему сумму гарантийного удержания, если по договору срок выплаты наступит уже после ликвидации подрядчика. Обязательство заказчика выплатить удержанную сумму по истечении гарантийного срока является дебиторской задолженностью, которую арбитражный управляющий подрядчиком сможет продать с торгов и включить вырученные средства в конкурсную массу (Определение ВС РФ от 30.06.2017 по делу № 304-ЭС17-1977, А45-3928/2016).

Суть дела

Две компании в сентябре 2014 г. заключили договор строительного подряда, по которому подрядчик должен был выполнить комплекс фасадных работ на здании. Оплатить работы заказчик должен был в течение 30 банковских дней с момента подписания актов выполненных работ, но не полностью (полная сумма составляла чуть более 5,1 млн руб.). Дело в том, что 10% от стоимости работ по договоренности сторон представляют собой так называемое гарантийное удержание, которое заказчик должен был выплатить подрядчику в следующем порядке: 5% после подписания окончательного протокола сдачи-приемки работ и 5% после истечения гарантийного срока в пять лет со дня приемки работ по протоколу сдачи-приемки. Кроме того, в договоре было также условие, согласно которому заказчик оказывает услуги, связанные с организацией и обслуживанием строительства. Стоимость таких услуг составляет 5% от стоимости выполненных подрядчиком работ и засчитывается в оплату этих работ.

В марте 2015 г. подрядчик работы выполнил и сдал заказчику, однако заказчик оплатил их не полностью — разница между согласованной сторонами стоимостью работ и фактически перечисленной заказчиком суммой составила 15% от указанной в договоре полной стоимости работ (чуть более 770 000 руб.). При этом из подписанных сторонами актов следовало, что заказчик оказал подрядчику услуги по организации строительства на сумму, составившую 5% от суммы договора (чуть более 250 000 руб.).

В декабре 2015 г. суд признал подрядчика банкротом и открыл в отношении него конкурсное производство. Конкурсный управляющий обратился в суд с требованиями взыскать с заказчика те 15% разницы между указанной в договоре стоимостью работ и суммой, которую фактически выплатил заказчик. Заказчик признал наличие у него лишь обязательства по оплате подрядчику суммы первого обеспечительного платежа, составлявшей 5% от суммы договора. В оставшейся части (10% от суммы договора) заказчик требования не признал.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции требования конкурсного управляющего удовлетворил полностью.

Заказчик полагал, что подрядчик ошибочно не исключил из суммы, подлежащей оплате, 5% суммы договора, составляющих стоимость его услуг по организации строительства. По мнению заказчика, положения договора устанавливали зачет встречных однородных требований — обязательства заказчика по оплате выполненных работ против обязательства подрядчика по оплате стоимости организации строительства.

Однако суд с такой позицией не согласился, отметив, что в соответствии со ст. 410 ГК РФ обязательство может прекратиться зачетом встречного однородного требования и для этого достаточно заявления одной стороны. Между тем доказательств направления подрядчику заявления о зачете до обращения с иском в суд заказчик не представил, а из буквального толкования договора не следует, что стороны согласовали прекращение обязательства зачетом в ином порядке, чем это установлено ст. 410 ГК РФ. Суд посчитал, что условие договора о том, что стоимость услуг засчитывается в оплату работ, не является тождественным зачету встречных требований, а указание в представленных сторонами актах сверки взаиморасчетов как стоимости выполненных работ, так и стоимости оказанных услуг, само по себе не свидетельствует о зачете встречных однородных требований.

Еще одна часть требований в размере 5% от суммы договора, против взыскания которой возражал заказчик, представляет собой вторую часть оговоренного сторонами обеспечения, которую заказчик должен был выплатить подрядчику по истечении пятилетнего гарантийного срока с момента окончательной сдачи работ.

В отношении этой части требований суд отметил, что даже с учетом всех возможных по закону продлений срока конкурсное производство в отношении подрядчика должно быть окончено не позднее декабря 2016 г., то есть в любом случае задолго до истечения предусмотренного договором пятилетнего гарантийного срока. В порядке ст. 711 ГК РФ оплате подлежат выполненные работы, а обстоятельство выполнения работ доказано, поэтому при наличии открытого в отношении подрядчика конкурсного производства суд посчитал возможным удовлетворить исковое требование о взыскании в том числе тех 5% суммы договора, которые представляли собой обеспечение исполнения обязательств подрядчика в течение пятилетнего гарантийного срока. Отказ в удовлетворении требований конкурсного управляющего в этой части означал бы, по мнению суда, освобождение ответчика от оплаты долга в отсутствие к тому оснований.

Апелляция и кассация решение суда первой инстанции поддержали.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ судебные акты нижестоящих судов отменила и вынесла определение об удовлетворении требований подрядчика лишь в той части, которую признал сам заказчик, — первой части гарантийного удержания, выплатить которую заказчик должен был сразу при окончательном приеме работ (5%).

Рассматривая вопрос о правомерности досрочного истребования с заказчика 5% от суммы договора, которые он удерживал в качестве гарантии и должен был выплатить подрядчику через пять лет с момента сдачи работ, судьи ВС РФ отметили следующее. Принцип свободы договора позволяет сторонам по своему усмотрению определять порядок оплаты выполненных работ, в частности, установить в нем оплату части стоимости выполненных работ по договору подряда при условии ненаступления какого-либо обстоятельства в течение определенного срока после передачи результата работ (например, оплата производится, если в гарантийный период не будут выявлены скрытые недостатки переданного объекта). В сложившейся практике деловых отношений такой способ обеспечения гарантийных обязательств именуется гарантийным удержанием. Такой порядок оплаты, с экономической точки зрения, выполняет обеспечительную функцию, является относительно распространенным в обороте и не противоречит п. 2 ст. 746 ГК РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 23.07.2013 № 4030/13).

Абзац 2 п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что с даты принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств должника считается наступившим. Однако, как отметили судьи ВС РФ, на обязательства контрагентов должника такие последствия не распространяются. Это означает, что при наличии у должника контрагентов, срок исполнения обязательств которых не наступил, в условиях невозможности осуществления принудительного взыскания долга сохраняется возможность реализовать дебиторскую задолженность, получив до ликвидации денежный эквивалент за актив.

Иными словами, речь вовсе не идет об освобождении заказчика от обязанности возвратить сумму гарантийного удержания, как полагали нижестоящие суды. По сути, сумма, которую заказчик должен будет возвратить подрядчику через пять лет, является дебиторской задолженностью, которую арбитражный управляющий может продать, а вырученные средства включить в конкурсную массу.

Что касается выводов судов о невозможности зачета обязательств по оплате оказанных заказчиком организационных услуг и выполненных подрядчиком работ, то здесь Коллегия судей ВС РФ и вовсе пришла к выводу, что в договоре речь идет не о зачете встречных требований, а о порядке расчетов. Уменьшение заказчиком размера платы за выполненные подрядчиком работы на сумму оказанных им услуг не предполагает возникновение встречного требования к последнему, в связи с чем условия для зачета отсутствуют.

День
Неделя
Месяц