1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 208

Судебный контроль как иллюзия

При всей масштабности практики обжалования в суде действий (бездействия) и решений должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, УПК РФ достаточно поверхностно регулирует данный институт, не устанавливая конкретных рамок обжалования. Законодатель при этом не дает суду как контрольно-ревизионному органу права на совершение конкретных действий и дачу конкретных указаний о порядке устранения выявленных нарушений. Расскажем, чем это чревато, как можно изменить существующую практику и превратить судебный контроль из иллюзорного в реальный.

В порядке статьи 125 УПК РФ

Реализация права на обжалование в досудебном производстве осуществляется в порядке главы 16 УПК РФ путем подачи жалоб в порядке ст. 124 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прокурору или руководителю следственного органа либо в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Любое уголовно-процессуальное решение органа предварительного расследования, прокурора, принятое ими в стадии возбуждения уголовного дела, может стать предметом судебного обжалования со стороны заинтересованного лица, чьи права и законные интересы оказались ограничены. Однако право судебного обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ принадлежит только частным лицам, а не органам государственной власти, ведущим процесс.

Согласно официальной статистике, представленной Судебным департаментом при ВС РФ, за аналогичный период времени за 2016 год в суды первой инстанции поступило 127 086 жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, из которых удовлетворено было 6369, отказано в удовлетворении – 29 917, а по остальным 90 800 жалобам были приняты решения об отказе в принятии, возврате или о прекращении производства 1.

При всей масштабности практики обжалования в суде действий (бездействия) и решений должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, УПК РФ достаточно поверхностно регулирует данный институт, не устанавливая конкретных рамок обжалования действий. Законодатель при этом не дает суду права на совершение конкретных действий и дачу указаний о порядке устранения выявленных нарушений. Данную позицию законодателя разъяснил Пленум ВС РФ, отметив, что даже в случае признания процессуальных действий (бездействия) должностного лица незаконными и необоснованными в порядке п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК РФ, наряду с тем, что судье следует указать, что он обязывает это должностное лицо устранить допущенное нарушение, суд не вправе предопределять действия должностного лица, осуществляющего расследование, отменять либо обязывать его отменить решение, признанное им незаконным или необоснованным (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 1).

Кроме того, при принятии решения по существу заявленных требований суд не вправе обсуждать вопросы виновности лица, принесшего жалобу, либо давать правовую оценку действиям подозреваемого, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, поскольку эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела (п. 16 и 19 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 1).

Куда приводят ограничения?

Законодатель и Верховный Суд РФ формализовали порядок рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Как следствие, все сводится только к изучению в судебном порядке формальных обстоятельств, а именно: полномочий должностного лица на принятие решения, формы и порядка оформления процессуального документа, а также соответствия вынесения решения специальной норме УПК РФ, регламентирующей порядок оформления данного решения.

Однако вышеуказанные обстоятельства ограничивают суд и нивелируют роль судебного контроля на стадии предварительного следствия, поскольку, даже усматривая в действиях должностных лиц явные нарушения закона по существу, которые могут выражаться в неправильно сформированном объеме предъявленного обвинения либо в очевидной незаконности возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, суд лишен возможности восстановить конституционные права лица путем принятия решения по существу, будучи вынужденным обращать внимание только на формальные признаки соблюдения закона. Примером незаконного возбуждения уголовного дела может являться наличие в действиях потерпевшего и обвиняемого гражданско-правового спора, что все чаще и чаще встречается в правоприменительной деятельности.

Подобные законодательные ограничения не только принижают роль и авторитет судебной власти в части контроля за органами предварительного следствия, но и сильно нарушают права и конституционные интересы граждан РФ, которые не могут на стадии предварительного расследования реализовать свои права, предусмотренные Конституцией РФ, а именно ст. 46 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется судебная защита прав и свобод граждан, а также устанавливается, что решения и действия (бездействия) должностных лиц могут быть обжалованы в суде.

Подобные ограничения сужают возможный спектр осуществления правовой защиты подозреваемым или обвиняемым своих прав на стадии предварительного следствия, которое зачастую может длиться годами.

Предложения по совершенствованию законодательства

Данная форма судебного контроля на стадии предварительного следствия не достигает основополагающей цели контроля органами судебной власти – должностных лиц органов предварительного следствия и дознания. Представляется логически правильным расширить уже имеющиеся права судебных органов, связанные с признание действий (бездействия) должностных лиц незаконными и необоснованными, в порядке п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК РФ, а именно не просто формально указывать, что должностное лицо должно устранить выявленные нарушение, но и указывать, каким конкретным образом данные нарушения должны быть устранены, путем выполнения каких следственных (процессуальных) действий должны быть восстановлены попираемые законные права и интересы заинтересованных лиц, обратившихся в суд за защитой своих прав и интересов.

Примерами подобного решения могли быть отмена Постановления следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и дача судом указания о необходимости возбуждения уголовного дела по факту совершенного преступления, при этом согласно ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. В связи с этим мы предлагаем наделить суд возможностью дачи указания о возбуждения уголовного дела только по факту совершенного преступления, поскольку возбуждение уголовного дела по факту представляет собой бессубъектное расследование и должно порождать правовые последствия только для органов предварительного расследования и прокурора, оно не должно порождать или сопровождаться право-ограничительными мерами.

Также суд следует наделить возможностью отменять постановления, признанные незаконными и необоснованными, так как отсутствие у суда подобной возможности лишь порождает волокиту в рамках имеющегося производства. Примером такой волокиты может являться признание судом Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, и вместо того, чтобы данное Постановление напрямую поступило в орган расследования для устранения недостатков, материал изначально поступает в прокуратуру, где прокурор на основании решения суда формально реализует право, которым он наделен в силу ч. 6 ст. 148 УК РФ, и, отменяя постановления, возвращает материал в орган, производящий следствие или дознание.

Наряду с изменением полномочий суда на стадии досудебного контроля органов предварительного расследования предлагается полностью изменить порядок обращения граждан за защитой своих конституционных прав, поскольку, как следует из статистики, представленной Судебным Департаментом при ВС РФ2, только 29% жалоб граждан было рассмотрено по существу, по оставшемуся 71% жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ, были вынесены решения о прекращении производства, об отказе в принятии жалобы либо о возврате жалобы для устранения недостатков.

Ввиду того что законодателем в тексте ст. 125 УПК РФ не предусмотрены требования к тексту оформления жалобы, а также к ее содержанию либо требования, которые должны содержаться в резолютивной части жалобы, единственным нормативным документом, регламентирующим составление текста жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, является Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ». Оно широко применяется судами при вынесении постановления об отказе в принятии жалобы либо о возврате жалобы для устранения недостатков. В соответствии с правовой позицией Пленума ВС РФ имеются несколько безусловных оснований для возврата жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, а именно: согласно п. 7 «…в тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (например, отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не подтверждаются соответствующими документами), жалоба подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков с указанием в постановлении причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд. В таких случаях по смыслу статьи 125 УПК РФ срок рассмотрения жалобы – 5 суток исчисляется с момента поступления жалобы в суд после устранения препятствий ее рассмотрения…».

Данная правовая позиция Пленума ВС РФ противоречит ч. 5 ст. 125 УПК РФ, которая предусматривает по результатам рассмотрения жалобы только два решения:

–о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

–об оставлении жалобы без удовлетворения.

При этом законодатель не предусмотрел возможности возврата жалобы либо отказа в ее принятии. Было бы правильно внести в текст закона изменения, которые бы дополняли и расширяли полномочия суда на стадии принятия жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, к производству, в частности дополнить ч. 5 ст. 125 УПК РФ п. 3, который предусматривал бы возможность возврата жалобы для устранения недостатков, и п. 4, который предусматривал бы возможность отказа в принятии жалобы к производству.

Кроме того, для недопущения злоупотребления правом на отказ в принятии жалобы либо ее возврат предлагаем ввести в текст статьи отдельную часть – ч. 5.1 ст. 125 УПК РФ, которая бы регламентировала, какие именно требования должна содержать жалоба в части наличия предмета и сведений, достаточных для ее рассмотрения. Так, Пленум ВС РФ предусматривает, что примерный перечень оснований, которые могут послужить причинами для возврата жалобы, среди которых – отсутствие сведений о том, какие действия или решения обжалованы, неподписание жалобы заявителем и другие, но на практике это далеко не исчерпывающий перечень оснований для возврата. Зачастую суды используют основания, которые не предусмотрены ни законом, ни правовой позицией Пленума ВС РФ.

Одновременно с этим в Постановлении Пленума ВС РФ содержатся основания для отказа в принятии жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, среди которых удовлетворение аналогичной по требованиям жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ руководителем следственного органа и прокурором (п. 8), направление уголовного дела в суд для рассмотрения по существу (п. 9), которые являются безусловными, понятными и неоспоримыми с точки зрения правовой мысли. В связи с чем следует закрепить их в тексте уголовно-процессуального законодательства.

Что дальше?

Все вышеуказанные законодательные инициативы имеют важное правоприменительное значение для необходимости изменения правового положения лиц, которые за защитой своих прав и законных интересов обращаются в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку суд как орган, не выступающий в роли органа, осуществляющего уголовное преследование, не будучи заинтересованным в статистических показателях органов следствия и прокуратуры, имеет возможность справедливо на основании закона не только установить факт нарушения закона, но и дать обязательное для исполнения указание о порядке устранения выявленных недостатков.

Подобная тенденция повысила бы авторитет судебной власти, увеличила бы право на доступ граждан к правосудию и снизила бы количество незаконных и необоснованных решений, принимаемых на стадии предварительного следствия и дознания. Поэтому другой подход законодателя к решению этих вопросов в корне изменил бы формат стадии обжалования действий органов следствия и дознания на стадии досудебного производства по уголовному делу.

1 Статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ по итогам 2016 г. // URL: http:www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3832.

2 Там же.