1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 41

Футурология в юриспруденции. Как сделать новые юридические идеи глобальными?

Некоммерческим партнерством «Объединение Корпоративных Юристов» (ОКЮР) при участии Конституционного Суда РФ, ФАС России, Минюста России и поддержке ряда консалтинговых и юридических компаний в рамках Петербургского международного юридического форума была проведена VII Ежегодная научно-практическая конференция на тему «Футурология в юриспруденции. Как сделать новые российские юридические идеи глобальными».

Первый виртуальный мир

Приветствуя участников конференции, Александра Нестеренко, президент ОКЮР, отметила, что будущее права волнует всех юристов, ведь возникающие в обществе отношения должны оформляться новыми нормами. «Информация о замене юристов роботами обеспокоила наших членов, – сказала А. Нестеренко, – и мы хотим понять, насколько оправданны эти опасения».

Модератор первой части конференции Руслан Ибрагимов, директор по корпоративным и правовым вопросам компании «Мобильные ТелеСистемы», ссылаясь на опыт общения с зарубежными коллегами, проинформировал собравшихся, что российская юриспруденция сейчас набирает достаточно хороший темп развития и в целом идет в ногу с высокими технологиями, а иногда и опережает иностранные правопорядки в части регулирования информационной среды. В подтверждение актуальности выбранной для проведения конференции темы Р. Ибрагимов также обратил внимание на обсуждаемые сегодня правовые документы, в числе которых выделил проект Программы по развитию цифровой экономики и Стратегию развития информационного общества в РФ на 2017–2030 годы.

Судья Конституционного Суда РФ Гадис Гаджиев указал на необходимость постоянного повышения профессиональных амбиций российских юристов. Он напомнил историю развития юридической картины мира и о том, что для прогнозирования будущего всегда необходимо обращаться к прошлому. «Юристы в России обязаны занять лидирующие позиции в мире», – подчеркнул Гадис Абдуллаевич, разъяснив, что, по его мнению, для достижения такой высокой цели необходимо взять «правовой барьер», который, к сожалению, пока еще не преодолен.

Выступающий также затронул тему стартапов в юридической сфере, заметив, что в настоящий момент новые информационные технологии выполняют лишь техническую работу, работу по автоматизации и не способны на формирование суждений, которые требуют не только учета юридической нормативности, но и этической и экономической нормативностей. Ссылаясь на американского философа Ричарда Рорти, он отметил, что юриспруденция по своей сути представляет первый «виртуальный мир», порождающий такие фикционные конструкции, как юридические лица. По словам Г. Гаджиева, согласие с существующим мнением о том, что субъектами права могут быть только лица, наделенные сознанием и волей, повлечет за собой невозможность признания робота в качестве субъекта права, что, безусловно, не является догмой. Истории права известны случаи, когда наследственную массу называли юридическим лицом, таким образом, объекту без сознания и воли и ранее мог быть присвоен статус субъекта.

Защита бизнеса в новых реалиях

Руководитель практики по разрешению споров и уголовно-правовой защите бизнеса Goltsblat BLP Дмитрий Горбунов посвятил свое выступление вопросам уголовно-правовых рисков и особенностям защиты бизнеса в новых реалиях. По его словам, сегодня основными тенденциями в сфере административно-правовой ответственности бизнеса являются: расширение конкретизации антикоррупционного законодательства, введение стимулирующих к сотрудничеству с правоохранительными органами норм, а также конкретизация экономических составов. Одной из проблем для бизнеса сегодня является существование высоких административных штрафов, взымаемых с юридических лиц в связи с нарушением обязательств, закрепленных в Федеральном законе от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Так, в отдельных случаях такие штрафы могут достигать 30% денежной суммы, полученной в результате совершения коррупционных действий.

С сожалением Д. Горбунов заметил, что суды общей юрисдикции идут по пути наименьшего сопротивления и, в случае наличия приговора по уголовному делу, автоматически привлекают юридических лиц к административной ответственности, несмотря на многочисленные разъяснения высших судов о некорректности такого подхода. В финале выступления была озвучена проблематика так называемого «правового допинга» – ситуации, когда обстоятельства, смягчающие ответственность или освобождающие от ответственности, используются в качестве методов воздействия на лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве.

Говоря об общих тенденциях в развитии уголовно-правового регулирования, Д. Горбунов подчеркнул, что уголовно-процессуальное и уголовное законодательство в целом неповоротливо и архаично, в виду чего достаточно медленно реагирует на существующие реалии. При этом в настоящее время можно наблюдать устойчивый рост объема уголовно-наказуемых деяний, а также следует заметить активное продвижение со стороны Следственного комитета РФ принятия законопроекта о введении возможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц. Отвечая на вопрос о случаях рассмотрения дел по преступлениям, совершенным в цифровой среде, он заявил, что данная категория дел является одной из наиболее тяжело расследуемых, в связи с чем правоохранительные органы зачастую не берутся за их детальное рассмотрение. Касаясь наиболее распространенных категорий дел из практики, Д. Горбунов рассказал о случаях совершения преступных действий по продаже модифицированных и улучшенных версий игровых персонажей (по сути игровых аккаунтов) в обмен на криптовалюту, а также упомянул о случаях мошенничества в сфере онлайн-трейдинга.

Заместитель руководителя ФАС России Андрей Цыганов отметил, что юридический рынок меняется под воздействием новых технологий, меняется баланс спроса и предложения и преобразовывается сама юридическая профессия. При этом основную роль в возникновении таких стремительных преобразований играют «прорывные технологии» (disruptive technologies) в сфере правовых услуг.

По словам А. Цыганова, в условиях появления межюрисдикционных провайдеров правовых услуг, предлагающих более низкие цены и выигрывающих за счет валютной разницы и масштабности клиентской базы, неизбежным и вполне ожидаемым является повышение ценовой конкуренции в сфере юридических услуг. Кроме того, на повышение общего уровня конкуренции влияет и так называемая десакрализация юридического знания, происходящая в том числе из-за появления интернет-платформ, на которых юристы представляют свои услуги, возникновения интернет-аукционов, баз данных поиска юристов, а также платформ подготовки типовых правовых документов (таких, как заявки на патенты, завещания и базовые договоры). Наблюдаемая автоматизация юридических услуг также неизбежно повлечет за собой частичные сокращения в связи с передачей определенных функций юристов машинам. Все эти изменения вызывают стагнацию доходов на рынке юридических услуг, существенное снижение конкурсов на юридические факультеты, смену необходимого набора профессиональных навыков и компетенций юриста, а также рост барьеров к входу на рынок и разделение рынка юридических услуг на старый и новый.

Несмотря на общее изменение конкурентной среды, А. Цыганов считает, что новые технологичные решения не только могут, но и должны стать полезным инструментом в руках юристов, позволяющим сделать работу юриста более эффективной.

По словам заместителя руководителя ФАС России, новая реальность порождает явную необходимость изменения регулирования сферы юридических услуг, в том числе в части рекламы юридических услуг, контроля за возникновением ограничений по входу на рынок, а также необходимости проработки вопросов об ограничении права людей без юридического образования представлять юридические услуги. Завершая свое выступление, А Цыганов предложил участникам конференции подумать и над вопросом о возможных сложностях в регулировании ограничения конкуренции на юридическом рынке, например, при слиянии крупных юридических фирм и владельцев платформ, публикующих юридические новости и также являющихся провайдерами юридических услуг.

Основные постулаты

Развивая тему правового сопровождения новых высокотехнологичных реалий, модератор конференции Р. Ибрагимов обратил внимание участников на то, что первые три промышленные революции были основаны на энергетике и на праве собственности на материальные активы, тогда как цифровая революция базируется прежде всего на результатах интеллектуального труда. По его словам, в реалиях четвертой промышленной революции, или, как ее еще называют, «Индустрии 4.0», перед юристами встают вопросы отношений между человеком и роботами, безопасности человека, необходимости определения статуса уже существующих и новых участников (роботов) правоотношений. В ходе выступления Р. Ибрагимов представил участникам конференции две гипотезы, согласно которым можно рассматривать робота либо как субъекта правоотношений, либо как их объекта. По его мнению, признание робота именно объектом правоотношений в настоящее время является более предпочтительным, так как соотнесение выполняющего исключительно конкретные алгоритмы робота с такими требующими оценки сознательности и свободы волеизъявления категориями, как правоспособность, деликтоспособность и дееспособность, все еще не представляется возможным. Р. Ибрагимов также отметил, что в условиях развития новых технологий и появления новых рисков особое значение должна приобретать охранительная функция правового регулирования. Существующее же законодательство пока не выполняет охранительную функцию в рассматриваемой сфере, а реализует только регулятивную функцию.

Значительное своеобразие отношений в сфере робототехники, массовость вопросов, требующих регулирования, и необходимость использования смешанных методов регулирования, как сказал Р. Ибрагимов, дают все основания для того, чтобы вести речь о выделении обособленной отрасли права, регулирующей вопросы функционирования и создания робототехники. В качестве базовых принципов новой отрасли при этом он предлагает принять следующие постулаты: запрет на причинение роботом вреда человеку, четкая регламентация ответственности разработчиков и потребителей, разумность и соразмерность регулирования, а также прозрачность создания и оборота программного обеспечения. Своевременное реагирование и оперативное создание полноценной правовой базы, регулирующей сферу робототехники в России, по мнению выступающего, имеют ключевое значение как для развития внутреннего рынка, так и для дальнейшего привлечения иностранных инвестиций.

Базис правового регулирования

Виктор Наумов, управляющий партнер Санкт-Петербургского офиса, руководитель российской практики в области ИС, ИТ и телекоммуникаций Dentons, основное внимание в своем выступлении уделил анализу информационно-правовой составляющей наблюдаемых сегодня технологичных и инновационных процессов. По его словам, уже сейчас можно наблюдать значительную трансформацию базовых категорий пространства, времени, личности и вещи, которые общество привыкло определять достаточно стандартным образом. Так, понимание пространства расширяется за счет появления трансграничных вопросов и вопросов экстратерриториального действия права, понятие времени тоже претерпевает изменения под воздействием всеобщей тенденции к сжатию за счет ускорения передачи данных, совершенствования трансмиссии и средств коммуникации. Что касается личности, то создание искусственного интеллекта также ставит перед обществом вопрос о необходимости разработки кардинально новых подходов к пониманию личности и в первую очередь с позиций теоретико-правового анализа. Классическое понимание категории вещи, в свою очередь, видоизменяется в связи с появлением новых электронных форм документов и виртуальных объектов.

Такая существенная трансформация базовых понятий влечет за собой недетерминированность возникающих на рынке отношений. Вместе с тем в новых реалиях, как считает В. Наумов, информационные отношения должны составлять базис правового регулирования. Кроме того, необходимо учитывать и роль технологической глобализации, сдвигающей реальные границы рынков и меняющей классическое понимание государственных границ, что неизбежно влияет на переосмысление проблем государственного суверенитета. Акценты, связанные с социально-политическими вопросами развития общества, также смещаются ввиду появления таких масштабных корпораций, как Google, Facebook и Twitter. В своем выступлении В. Наумов особенно подчеркнул, что с учетом общей скорости происходящих изменений и нарастающих по экспоненте темпов развития технологий требуется коренное переосмысление роли правового регулирования. Приоритетная роль должна быть отдана разработке базовых принципов и понятий, которые в новых технологических реалиях позволили бы выстроить устойчивую регулятивную основу.

Поднимая вопрос о недоработках и недочетах действующего регулирования, выступающий отметил наличие явной тенденции к принятию законов в так называемом режиме заплаток, что влечет за собой появление двойственности понятий, нарушение общей структуры и логики построения законодательства и проблемы в правоприменении. Так, отдельные проблемы с построением терминологических основ могут быть выявлены в федеральных законах «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «О персональных данных».

«Если говорить о следующем логическом шаге, который должен быть предпринят в области развития правового регулирования технологической сферы, – заключил В. Наумов, – это систематизация законодательства. При этом в контексте российской действительности такая систематизация наилучшим образом может быть реализована именно в форме кодификации законодательства, регулирующего информационные отношения».

Завершая конференцию, президент ОКЮР А. Нестеренко подвела итог дискуссии: «В недалеком будущем наверняка изменятся требования к юристам. В рутинной околоюридической работе их сможет заменить искусственный интеллект. Например, при поиске информации и подготовке судебных и иных документов машины сделают это в тысячи раз быстрее, чем юристы. Однако творческий подход, человечность, предвидение судьи возможной реакции ответчика машине не доступны. Машина сможет предложить варианты действий, но только живой, мыслящий человек способен выбрать вариант, оптимально соответствующий нормам права и отвечающий этическим нормам».

Информация предоставлена пресс-службой ОКЮР