1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 226

Установление происхождения детей. ВС РФ обобщил практику

Пленум ВС РФ 16.05.2017 принял Постановление № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» (далее – Постановление № 16). В документе суд обобщил правоприменительную практику по вопросам установления и оспаривания материнства и отцовства, разрешения споров, связанных с применением репродуктивных технологий, а также разрешения судом вопроса о фамилии и отчестве ребенка.

Только после рождения

Пунктом 6 Постановления № 16 установлено, что при решении вопроса о принятии заявления к производству суды должны учитывать тот факт, что запись о родителях ребенка производится только после его рождения. Следовательно, споры, связанные с установлением происхождения детей, также могут быть приняты к судебному производству, а в дальнейшем и разрешены по существу только после рождения ребенка. Если заявление по спору, связанному с установлением происхождения ребенка, подано до рождения ребенка, судья отказывает в его принятии на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. Такой отказ не препятствует повторному обращению в суд заинтересованных лиц с указанным заявлением уже после рождения ребенка. Таким образом, ВС РФ акцентирует внимание на том, что охрана законных интересов неродившихся детей в части установления их происхождения немаловажна, однако не может осуществляться до рождения ребенка, поскольку до этого момента он не обладает элементами правоспособности или комплексом субъективных прав.

Несовершеннолетние родители

В пункте 7 Постановления № 16 Верховный Суд РФ разъясняет, что несовершеннолетние родители вправе признавать и оспаривать свое отцовство и материнство на общих основаниях. Иными словами, несовершеннолетним родителям не требуется получать согласие их собственных родителей на регистрацию рождения ребенка, установление материнства и отцовства. Таким образом, ВС РФ подчеркивает, что обязанность регистрации рождения ребенка возлагается на родителей независимо от их возраста, равно как и право на установление материнства и отцовства.

Кроме того, Пленум ВС РФ акцентировал внимание, что по достижении возраста четырнадцати лет несовершеннолетние родители имеют право самостоятельно обратиться в суд с иском об установлении отцовства (материнства) в отношении своих детей. На практике родители столь юного возраста встречаются редко, поэтому для судов первой инстанции особенно важны пояснения Верховного Суда по данному вопросу.

ВС РФ также разъяснил, как поступают суды в том случае, когда в деле об установлении происхождения детей неизвестно место фактического проживания ответчика. При этом Пленум ВС заострил особое внимание на гарантии обращения за защитой прав в таких ситуациях. Так, суды в случае неизвестности места пребывания ответчика рассматривают дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика, а в случаях, когда место жительства ответчика вообще неизвестно, суды обязаны назначить адвоката в качестве представителя ответчика.

Презумпция отцовства супруга

Большое внимание Пленум ВС РФ уделил вопросу презумпции отцовства супруга матери ребенка. Так, в Постановлении № 16 указывается, что при рассмотрении споров об установлении отцовства суды должны исходить из следующего: если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака (а также признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка), отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери ребенка. Отцовство супруга матери ребенка по умолчанию удостоверяется записью об их браке. Иные обстоятельства дела должны быть в соответствии со ст. 52 СК РФ.

Презумпция отцовства супруга матери ребенка является по своей сути одной из основополагающих презумпций семейного права, порождаемых браком. Ее юридическая значимость заключается в том, что с ее помощью супруги освобождаются от доказывания происхождения ребенка, рожденного во время брака. В целом законодательное закрепление данной презумпции обусловлено общепринятыми представлениями о жизнедеятельности семьи.

В законодательных актах многих стран имеются нормы, предоставляющие возможность матери ребенка, состоящей в браке, либо обоим супругам уже во время государственной регистрации рождения заявить о том, что супруг матери не является отцом ребенка. Стоит заметить, что до принятия Федерального закона от 15.10.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» в российском семейном законодательстве имелась аналогичная норма. Однако ныне действующим семейным законодательством РФ возможность подачи заявления об ином отце ребенка не предусмотрена. Иными словами, запись, произведенная органом записи актов гражданского состояния, в соответствии с п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ является доказательством происхождения ребенка от указанного в ней лица, даже если фактическим отцом ребенка является другой человек.

По этой причине ВС РФ с особенным вниманием рассматривает ситуацию, когда фактическим отцом ребенка является не супруг (бывший супруг) матери: в такой ситуации вопрос об установлении отцовства фактического отца может быть разрешен судом в порядке искового производства после регистрации рождения ребенка по общему порядку.

Установление отцовства (материнства)

В пункте 17 Постановления № 16 Верховный Суд обращает внимание на то, что при рассмотрении иска об установлении отцовства (материнства) в отношении ребенка, отцом (матерью) которого значится конкретное лицо, оно должно быть привлечено судом к участию в деле в качестве ответчика, так как в случае удовлетворения заявленных требований прежние сведения об отце (матери) должны быть исключены из записи акта о рождении ребенка.

Таким образом, очевидно, что оспаривание записи об отцовстве в судебном порядке в рассматриваемой нами ситуации – это непростой, длительный процесс. В этой связи многие ученые и практикующие юристы говорят о целесообразности возвращения к прежней действующей норме как возможности более простого разрешения конфликтной ситуации. Однако анализ Постановления № 16 показывает прочность позиции ВС РФ по данному вопросу, которая подчеркивает статусность института брака.

В пункте 20 Постановления № 16 ВС указывает на то, что для разъяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, суд вправе с учетом мнения сторон и обстоятельств по делу назначить экспертизу, в том числе и молекулярно-генетическую, позволяющую установить отцовство (материнство) с высокой степенью точности. При этом в Постановлении № 16 подчеркивается, что заключение эксперта по вопросу о происхождении ребенка является одним из доказательств, оно не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами. Большое значение для дела также имеет корректное проведение молекулярно-генетической экспертизы. К сожалению, на практике нередки случаи, когда перед экспертами ставятся некорректные вопросы, например, правового характера, рассмотрение которых относится к компетенции суда.

В соответствии с ч. 3 ст. 79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования (а также в любых иных ситуациях, в которых без участия стороны экспертизу провести затруднительно или невозможно) суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Иными словами, при уклонении стороны от экспертизы разрешение споров должно происходить с учетом имеющихся иных доказательств в деле.

Например, при рассмотрении гражданского дела по иску матери ребенка к фактическому отцу об установлении отцовства и о взыскании алиментов с согласия ответчика была назначена судебная молекулярно-генетическая экспертиза, от проведения данной экспертизы впоследствии ответчик уклонился. Суд первой инстанции вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований истицы, сославшись на недоказанность факта отцовства ответчика в отношении ребенка истицы. Отменяя указанное решение районного суда, суд апелляционной инстанции указал, что наличие близких отношений ответчика с истицей подтверждено показаниями свидетелей и ответчиком не опровергнуто. В связи с этим вывод районного суда о невозможности признания доказанным факта отцовства при уклонении ответчика от экспертизы был сделан без учета положений ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, а также ст. 49 СК РФ, согласно которой требования об установлении отцовства должны разрешаться с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица.

Репродуктивные технологии

По вопросам разрешения споров, возникших в связи с применением вспомогательных репродуктивных технологий, Верховный Суд отметил несколько важных моментов. В частности, в п. 30 Постановления № 16 указано, что лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери). Иными словами, в сложившейся актуальной правоприменительной практике приоритетное значение имеет волеизъявление суррогатной матери. Важно подчеркнуть, что включение в договор суррогатного материнства условия о передаче ребенка биологическим родителям после его рождения, по сути, ничтожно.

Также хотелось бы обратить внимание, что данная правоприменительная позиция распространяется и на одиноких женщин, не состоящих в браке, воспользовавшихся услугами суррогатной матери. Так, Туапсинским городским судом Краснодарского края 24.11.2016 по делу № 2а-1633/16 было рассмотрено исковое заявление биологической матери, ребенка которой вынашивала суррогатная мать, к органу ЗАГС, который отказал в регистрации рождения ребенка по заявлению биологической матери при наличии соответствующего согласия суррогатной матери. Свой отказ орган ЗАГС обосновал следующим: ребенок, рожденный от суррогатной матери, должен иметь обоих родителей, и эти родители должны состоять в зарегистрированной браке. По итогам рассмотрения судом данного дела требование истицы удовлетворено в полном объеме, действия органа ЗАГС признаны неправомерными.

Вместе с тем ВС РФ подчеркивает, что в случае если суррогатная мать отказалась дать согласие на запись родителями указанных выше лиц (потенциальных родителей), то данное обстоятельство не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание. В целях правильного рассмотрения дела суду, в частности, следует проверить: заключался ли договор о суррогатном материнстве и каковы условия этого договора, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, по каким причинам суррогатная мать не дала согласия на запись истцов в качестве родителей ребенка, и с учетом установленных по делу обстоятельств разрешить спор в интересах ребенка.

Кроме того, Верховный Суд обращает внимание на следующее: по смыслу семейного законодательства (п. 4 ст. 51 СК РФ) рождение ребенка с использованием супругами либо одинокой женщиной донорского генетического материала не влечет установления родительских прав и обязанностей между донором и ребенком независимо от того, было данное лицо известно родителям ребенка или нет. По этой причине донор генетического материала не вправе при разрешении требований об оспаривании и (или) установлении отцовства (материнства) ссылаться на то обстоятельство, что он является фактическим родителем ребенка. По этим же основаниям не могут быть удовлетворены и требования лиц, записанных в качестве родителей (единственного родителя) ребенка, об установлении отцовства в отношении донора генетического материала.

Дополнительно нужно отметить, что в связи с принятием Постановления № 16 признаны утратившими силу п. 1–7, 9 и 10 Постановления Пленума ВС РФ от 25.10.1996 № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов».