1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1232

Ответственность за причинение вреда: проблемы правоприменения

В настоящее время решение вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного различными субъектами, находится в поле зрения как научных исследователей, так и практиков. Не достигнуто единое мнение относительно правовой природы и содержания ответственности за причинение вреда. Проанализируем судебную практику по данной категории споров.

Деликтная ответственность

Проблемам возмещения вреда в рамках гражданско-правовой ответственности уделялось недостаточно внимания. Различные аспекты ответственности за причинение вреда рассматривались в работах В.М. Болдинова, Т.П. Будяковой, О.В. Дмитриевой и др. Однако, несмотря на значительное количество научных исследований по указанной теме, не достигнуто единство в отношении определения общих условий наступления деликтной ответственности. Отдельные вопросы по-прежнему остаются неизученными или ответы на них противоречивы. Это вызывает необходимость комплексного анализа правоприменительного опыта в целях приведения судебной практики к единообразию.

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Общими условиями наступления деликтной ответственности являются:

–наличие вреда;

–противоправность действий его причинителя;

–наличие причинно-следственной связи между возникновением вреда и противоправными действиями;

–вина причинителя вреда.

ГК РФ не содержит определения понятия «вреда». Традиционно под вредом в гражданском праве рассматривается всякое умаление личного или имущественного блага. Аналогичное объяснение используется и в судебной практике.

Моральный и имущественный вред

Известно, что причиненный вред подразделяется на материальный (имущественный) и нематериальный (моральный). Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ). Согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), либо нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В свою очередь, имущественный вред, причиненный неправомерным завладением имуществом, – это лишение собственника реальной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Для подтверждения данной позиции обратимся к судебной практике. Так, право собственности считается нарушенным, а имущественный вред признается причиненным собственнику с момента, когда виновное лицо неправомерно завладело имуществом и тем самым лишило собственника реальной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению (в том числе обеспечивать его сохранность). С этого же момента следует считать возможным привлечение виновного лица к имущественной ответственности.

Доказательства вины, факта и размера вреда обязательны

Согласно п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, при рассмотрении споров, связанных с причинением вреда, необходимо учитывать, что потерпевший должен доказать возникновение вреда и его размер, а также то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, обязанным его возместить.

Данная позиция подтверждена и на примерах судебной практики. А.С. Пикалов обратился в суд с иском к ФКУ «Военный комиссариат Волгоградской области» и с учетом заявления об уточнении исковых требований просил взыскать в свою пользу с ответчика задолженность по выплате денежной компенсации в счет возмещения вреда здоровью, расходы на оплату услуг представителя и на оформление доверенности.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу А.С. Пикалова имущественного вреда в связи несвоевременной выплатой сумм возмещения вреда здоровью, суд первой инстанции не учел, что по общему правилу возникновения обязательства по возмещению имущественного вреда лицу, право которого нарушено (ст. 1064 ГК РФ), должен устанавливаться факт неправомерного причинения такого вреда, а также и его размер должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами.

Ввиду изложенного решение районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела. Без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичным примером является Определение ВС РФ от 14.03.2016 № 16-КГ15-40. Так, Е.В. Зорин и А.В. Полосин обратились в суд с иском к ФГУП «Государственный трест «Арктикуголь», ГУ – Московскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о взыскании единовременных и ежемесячных пособий.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу Зорина и Полосина имущественного вреда в связи несвоевременной выплатой обеспечения по страхованию, суд апелляционной инстанции не учел, что по общему правилу возникновения обязательства по возмещению имущественного вреда лицу, право которого нарушено (ст. 1064 ГК РФ), должен устанавливаться не только факт неправомерного причинения такого вреда, но и его размер должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами. Таких обстоятельств по настоящему делу судом апелляционной инстанции не установлено.

Следовательно, определение суда апелляционной инстанции в части удовлетворения исковых требований Зорина и Полосина о взыскании задолженности по ежемесячным страховым выплатам и инфляционных убытков нельзя признать законным. Оно принято в этой части с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, и без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя. Согласно ст. 387 ГПК РФ это является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции, которым правильно разрешен спор по исковым требованиям Зорина и Полосина.

Важно отметить, что согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (например, ст. 1069, 1070, 1073, 1074 ГК РФ и др.). Так, согласно п. 1 ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Условия деликтной ответственности

Одним из оснований возложения ответственности за причиненный вред является вина причинителя вреда. По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Однако законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Так, вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет (п. 1 ст. 1095 ГК РФ). Предусмотрены и иные случаи возмещения вреда независимо от вины причинителя вреда (п. 1 ст. 1070, ст. 1079, ст. 1100 ГК РФ).

Условием наступления деликтной ответственности также является противоправное поведение лица, которое выражается в нарушении нормативно-правовых норм и субъективных прав граждан и юридических лиц. Пункт 3 ст. 1064 ГК РФ допускает возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, лишь в случаях, предусмотренных законом. К таковым можно отнести п. 2 ст. 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Так, возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством РФ.

Важно отметить, что любое причинение вреда презюмируется противоправным (принцип генерального деликта). Обратимся к судебной практике. ООО «Производственно-коммерческая фирма «СТА» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Марспецмонтаж», ООО «Йошкар-Олинская передвижная механизированная колонна» о взыскании солидарно с ответчиков убытков, причиненных истцу сносом принадлежащего ему гаража.

Суд при рассмотрении требования о возмещении внедоговорного вреда должен установить наличие вреда и его размер, противоправность поведения лица, причинившего вред, причинную связь между наступившими убытками и действиями (бездействием) причинителя вреда, а также его вину, за исключением случаев, когда ответственность наступает без вины. Фирма, предъявляя иск к обществу и механизированной колонне, исходила из причинения ей вреда именно этими лицами, совершившими действия по сносу принадлежащего ей гаража. Выбор ответчиков по заявленному иску, являющемуся требованием о возмещении причиненного вреда, соответствует п. 1 ст. 1064 ГК РФ, из которой следует, что причинение имущественного вреда порождает обязательство по его возмещению между причинителем вреда и потерпевшим.

Суды, не опровергая факта наступления у истца неблагоприятных последствий в результате непосредственных действий ответчиков, не отрицавших их совершение, вместе с тем по изложенной причине, сославшись на п. 2 ст. 1064 ГК РФ, не усмотрели в их поведении вины – необходимого условия для возмещения убытков. Из данной нормы права следует, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Однако данный вывод об отсутствии вины ответчиков сделан судами без учета того, что закон, исходя из презумпции вины причинителя вреда и освобождения потерпевшего от доказывания его вины, преследует определенную цель – обеспечить тем самым восстановление имущественных прав потерпевшего лица. Суды, сославшись на снос гаража по заданию заказчика, не приняли во внимание того, что ответчики, исполняя это задание, влекущее гибель объекта недвижимости как очевидный факт и последующее прекращение права собственности на него, не оценили возможность его выполнения без нарушения законов, охраняющих право частной собственности, а также принцип генерального деликта (всякое причинение вреда презюмируется противоправным).

При указанных обстоятельствах и непредставлении доказательств, свидетельствующих о проявлении ответчиками должной степени заботливости и осмотрительности при демонтаже гаража, вывод судов об отсутствии в их действиях вины не может быть признан обоснованным. Поскольку причинение вреда другим лицам, в том числе и при выполнении своих обязательств перед контрагентами, является недопустимым, нарушенные при этом права потерпевшего подлежат восстановлению в виде возмещения причиненных этому лицу убытков.

Президиум ВАС РФ, учитывая изложенное, постановил: Решение Арбитражного суда от 24.04.2009 по делу № А38-2401/2008, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2009 и Постановление Федерального арбитражного суда ВВО от 05.02.2010 по тому же делу отменить.

Следует отметить, что в законодательстве постоянно происходят изменения. В частности, в абз. 2 п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03 2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» содержится следующее разъяснение: «Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно в целях причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (п. 5 ст. 10, п. 1 ст. 421 и п. 1 ст. 4341 ГК РФ). При этом правило п. 2 ст. 1064 ГК РФ не применяется». В названном пункте ст. 1064 ГК РФ говорится о том, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Таким образом, четырехэлементная конструкция наступления деликтной ответственности применительно к обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда, несовершенна в правоприменении. В частности, невозможно с математической точностью определить все возникшие и могущие появиться в будущем отрицательные последствия деликта.