1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 326

Юристы в социальных сетях. Степень регламентированности поведения юристов в России и за рубежом

Активное присутствие юристов в социальных сетях стало предметом многочисленных дискуссий в профессиональном сообществе. В первую очередь обсуждается вопрос о целесообразности создания юристами страниц в социальных сетях и их активного заполнения не только профессиональной, рабочей, но и личной информацией.

Необходимость регламента деятельности

Дискуссия о присутствии юристов в социальных сетях была детерминирована неоднократными скандальными ситуациями, в которых оказывались замешанными юридические консультанты, адвокаты и даже судьи. Как правило, эти скандальные ситуации являются типовыми. Можно разделить их на несколько видов:

–демонстрация в социальных сетях личных фотографий и видео, на которых юристы запечатлены в неформальной обстановке – на отдыхе, с алкогольными напитками или в состоянии опьянения, в интимном виде;

–нецензурная лексика, используемая юристами в социальных сетях как на своих страницах, так и на форумах и дискуссионных площадках Интернета;

–агрессивное навязывание собственных услуг и рекламирование самих себя, которые могут принимать самые нелепые и дискредитирующие формы;

–публичное высказывание своих политических предпочтений, оценка действий тех или иных публичных лиц не с юридических, а с политических позиций.

Подобные ситуации часто оказываются в центре внимания средств массовой информации, либо их начинают использовать в своих интересах конкуренты, политические оппоненты, клиенты, а иногда и обвиняемые. Компромат на неугодных юристов пытались найти всегда (достаточно вспомнить знаменитое дело «человека, похожего на генерального прокурора», в результате которого лишился своего поста генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов), но в данном случае юристы демонстрируют компромат на себя сами. Именно это обстоятельство и заставило профессиональное сообщество российских юристов обратиться к обсуждению необходимости ввода некоего регламента деятельности юристов в социальных сетях.

В пользу регламентации, целью которой должно стать разграничение личной и профессиональной сторон жизни российских юристов на их страницах в социальных сетях, выступило руководство Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Российской Федерации. Действительно, данная проблема стоит очень остро, причем именно в российском профессиональном сообществе. За рубежом уже предпринимались неоднократные попытки регламентировать присутствие юристов в социальных сетях.

Международный опыт

Один из наиболее известных документов – Международные принципы поведения специалистов в области права в социальных сетях, датированные 24.05.2014. В состав группы, непосредственно работавшей над принципами, вошли несколько юристов из разных стран – Анураг Бана (IBA LPT, председатель Рабочей группы), Стивен М. Ричман (США), Роберт Хеслетт (Англия), Элис Хокер (IBA LPT), Симоне Куомо (CCBE, Европа), Татсу Катайама (Япония), Масимо Луис Бомчил (Аргентина).

В качестве цели данных принципов провозглашена помощь организациям юристов и контролирующим органам в использовании социальных сетей способом, соответствующим профессиональной ответственности и корректности юридической профессии. Документ подчеркивает важность социальных сетей в информационном обеспечении профессиональной деятельности юристов, в том числе в коммуникационном плане, в направлении оповещения о важнейших новостях правовой системы. В то же время подчеркивается, что использование социальных сетей может иметь и ненадлежащие последствия, идущие вразрез с допустимыми и установленными практиками, нарушающие профессиональную этику юристов.

В результате детального рассмотрения проблемы присутствия юристов в социальных сетях Международной ассоциацией юристов (IBA) были сформулированы шесть принципов правил поведения.

В качестве первого принципа выделена независимость юристов как непредвзятость при оказании юридических услуг и отсутствие внешнего давления на профессиональную деятельность. Для этого юрист должен анализировать последствия своей активности в социальной сети, включая устанавливаемые в ней контакты, а также содержание публикуемого контента. Посты, комментарии и любая другая информации должны соответствовать принципу профессиональной независимости юриста.

Второй основополагающий принцип деятельности юристов в социальных сетях – честность. Он основывается на этике профессионального общения и подразумевает необходимость соблюдения этических стандартов, от которых прямо зависит репутация не только конкретного юриста, но и всего профессионального сообщества. Неэтичные и непрофессиональные публикации юриста способны привести к серьезным репутационным издержкам, утрате доверия потенциальных клиентов и общества в целом. Поэтому к сетевой активности следует относиться очень внимательно.

Принцип ответственности, в понимании авторов документа, связан с конфиденциальностью общения и позиционирования юристов. Информация, опубликованная в социальных сетях, может быть использована заинтересованными сторонами судебного разбирательства, в том числе против юриста, ее поместившего. Поэтому надо очень тщательно продумывать контент. Известны многочисленные примеры, когда публикация определенной информации становилась основанием для обращений в суд.

Четвертый принцип – конфиденциальность. В первую очередь юрист должен понимать, что социальные сети представляют собой очень продуктивное пространство для утечки или кражи данных, в том числе персональной информации о клиенте. Поэтому необходимо заботиться о защите информации, а наиболее оптимальным путем является табуирование размещения любой конфиденциальной информации, равно как и общения на конфиденциальные темы в личных сообщениях.

Сохранение общественного доверия – пятый важнейший принцип поведения, ориентированный на обеспечение репутации. Проявляя активность в социальных сетях, юрист должен следовать таким правилам, как сдержанность в общении, корректность, отсутствие дискредитирующей его информации. Юристы, как и любые люди, имеют право на частную жизнь, но страницы в социальных сетях не должны содержать информацию, которая могла бы представлять юриста или его образ жизни в негативном ключе.

Шестой принцип обращен в первую очередь к юридическим фирмам и ассоциациям юристов. Его суть заключается в том, что, если юридические фирмы принимают решение об использовании социальных сетей в своей повседневной деятельности, им необходимо разработать четкие нормативные инструкции, регламентирующие поведение их сотрудников в социальных сетях.

В настоящее время во многих странах мира предпринимаются попытки упорядочения регламента активности юристов, особенно адвокатов, в социальных сетях. Так, во Франции публичную активность адвокатов контролирует Внутренний национальный регламент. В США 9 июня 2015 года были опубликованы Рекомендации для адвокатов по поведению в социальных сетях в соответствии с установленными этическими нормами и правилами (SOCIAL MEDIA ETHICS GUIDELINES), разработанными Ассоциацией адвокатов Нью-Йорка – одной из крупнейших организаций профессиональных адвокатов страны.

Ряд зарубежных правил весьма детально определяет характер деятельности адвокатов в социальных сетях. Например, регламент, разработанный адвокатами Нью-Гемпшира, требует от адвоката, если он добавляется в друзья к свидетелю по делу, указывать, что он является адвокатом, и сообщать, интересы какого клиента он представляет. В то же время регламент поведения создает дополнительные возможности для адвокатов. Например, Ассоциация адвокатов Нью-Йорка в Рекомендациях подчеркивает, что адвокаты могут фиксировать с помощью скриншотов переписку со своими клиентами. Такая зафиксированная переписка в распечатанном виде может быть представлена в суды, где будет учтена в качестве доказательств.

Основные проблемы в современной России

В России такая детальная регламентация отсутствует, и многие представители адвокатского сообщества уже ощущают необходимость некоего упорядочения поведения своих коллег в Интернете. Попытка регламентировать деятельность юристов в социальных сетях, безусловно, представляет собой большое продвижение в направлении повышения контроля за соблюдением профессиональной и деловой этики участниками профессионального сообщества юристов. Инициаторы внедрения регламента в России пытаются транслировать и распространять на активность юристов в социальных сетях действие универсальной адвокатской этики. Однако эта попытка сталкивается с многочисленными проблемами.

Во-первых, проконтролировать деятельность всех юристов, а это миллионы профессионалов, практически невозможно. Для этого нет ни организационных ресурсов, ни нормативных оснований, ни даже практической потребности.

Во-вторых, в современном мире социальные сети распространены повсеместно и оказывают важнейшее влияние на социокультурную жизнь общества. Уже воспиталось и получило юридические профессии целое поколение молодых людей, для которых социальные сети – неотъемлемый атрибут повседневной жизни. Отучить их от активности невозможно.

В-третьих, социальные сети стали пространством профессиональной активности юристов, поскольку многие юристы, особенно принадлежащие к младшему поколению представителей профессии, работают и оказывают свои услуги онлайн. В процессе своей трудовой деятельности они сами вырабатывают некоторые неписаные правила активности в социальных сетях.

В-четвертых, не следует забывать, что юристы также имеют право на частную и публичную жизнь. И если они не хотят проводить между ними четкой границы, то это тоже их право. Примерно об этом говорил во время обсуждения данной проблемы один из самых известных российских адвокатов Генри Резник.

Рассматривая существующую проблему, не стоит забывать и о многозначительности самого понятия «юрист». Применительно к данной теме мы можем выделить пять категорий:

–юридические работники фирм;

–частнопрактикующие юристы и другие независимые деятели (например, правозащитники);

–адвокаты – члены коллегий адвокатов;

–судьи;

–прокуроры, следователи, другие государственные служащие.

Отличия между данными категориями весьма существенны, поэтому и вопрос об активности представителей этих категорий в социальных сетях следует ставить исходя из того, о какой конкретно профессиональной группе юристов идет речь. Поведение судей, прокуроров, следователей и других государственных служащих-юристов должно регламентироваться наиболее строго, причем озаботиться этим должны сами ведомства посредством издания соответствующих нормативно-правовых документов. Деятельность адвокатов должна определяться общими принципами адвокатской этики либо конкретными регламентами ассоциаций или коллегий адвокатов. В наиболее свободной ситуации оказываются частнопрактикующие юристы, которые фактически сами определяют границы дозволенного в своем позиционировании в социальных сетях, руководствуясь здравым смыслом и законодательством страны.

Юристу, активно позиционирующему себя в социальных сетях и ведущему собственные страницы, все же нужно придерживаться следующих рекомендаций:

–соблюдать конфиденциальность профессиональной информации о своей работе, об обстоятельствах рассматриваемых дел, о клиентах и т. д.;

–воздерживаться от использования нецензурной лексики, некорректных высказываний в адрес оппонентов;

–избегать политической агитации и пропаганды в своих высказываниях в качестве юриста;

–публиковать проверенную и не противоречащую законодательству страны информацию;

– соблюдать разумные границы между публичной профессиональной и приватной жизнью, в том числе ограничивать возможности просмотра личных материалов, не рассчитанных на широкую аудиторию коллег и потенциальных клиентов или оппонентов.

Мы видим, что в современной России регламентация поведения и активности юристов в социальных сетях практически отсутствует в отличие от США, Франции и ряда других государств, где деятельность юристов, особенно адвокатов, регламентируется весьма жестко. В то же время в профессиональном сообществе российских юристов ведутся обстоятельные дискуссии, посвященные данной проблеме, что не исключает вероятность появления в обозримой перспективе каких-либо попыток формулирования и публикации регламентирующих документов. Скорее всего, пока они будут носить лишь рекомендательный характер.