1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 48

Куда ведет деофшоризация?

Процесс деофшоризации в России был обусловлен необходимостью соблюдения общемировых тенденций глобальной налоговой транспарентности и принятием необходимых внутригосударственных мер по борьбе с легализацией и отмыванием доходов, полученных преступным путем. Чем этот процесс обернулся сегодня для предпринимателей? Как выявляются налогоплательщики, участвующие в деятельности иностранных компаний, и какие основные проблемы могут возникнуть на пути этого выявления? Как российские компании осуществляют вывод средств из офшорных зон? Какие негативные последствия ожидают российские компании, в которых будет выявлен «офшорный компонент»? Какие предусмотрены санкции и кого они могут затронуть? Об этом нам рассказал партнер консалтинговой группы «ГидПрава» Илья Игоревич Назаров.

Ред.:Илья Игоревич, почему российский бизнес уходил в офшоры и чем была вызвана необходимость начала процесса деофшоризации?

И.И.:Бизнес-практика свидетельствует о трех основных целях вывода средств в офшоры. Первая цель – существенное снижение размера налогового бремени. Например, при перечислении дивидендов через кипрскую компанию в офшорную эффективная ставка налога составит 5% вместо 15% + 13% НДФЛ в случае дальнейшего распределения в пользу собственника. При экспортно/импортных операциях – возможность регулировать цены, занижать налоговую базу в РФ или пользоваться пониженными ставками корпоративного налога, установленными в иностранных юрисдикциях. Помимо этого, офшоры также дают прекрасную возможность вести полностью безналоговые и безотчетные расчеты со своими контрагентами, владеющими такими же офшорными компаниями.

Вторая цель использования офшоров – сокрытие и легализация доходов, полученных преступным путем (взятки, торговля наркотиками/оружием и т. д.), а также любых иных активов, приобретенных на такие деньги.

И третья цель – вывод и защита активов от возможных притязаний со стороны третьих лиц. Ввиду конфиденциальности владения офшорными компаниями на практике представляется крайне затруднительным, например, наложить арест со стороны правоохранительных органов или обратить взыскание в пользу кредиторов на имущество, выведенное собственником в офшор.

Начало же процесса деофшоризации в России было обусловлено, на мой взгляд, необходимостью соблюдения общемировых тенденций глобальной налоговой транспарентности с принятием в том числе необходимых внутригосударственных мер по борьбе с легализацией и отмыванием доходов, полученных преступным путем.

Ред.:С какими ожиданиями было связано начало деофшоризации российской экономики и какие цели и задачи ставились при ее осуществлении?

И.И.:Главным ожиданием от деофшоризации, надо полагать, было сокращение масштабов использования офшорных компаний российскими бизнесменами ввиду установления обязанности сообщить государству о контроле над иностранной компанией. Данное информирование устанавливает юридический факт аффилированности офшора с другими компаниями российского бенефицира, что делает экономически нецелесообразным дальнейшее использование офшора в ряде случаев. Как следствие, должен был сократиться чистый отток капитала из России.

Планировалось, что российская казна пополнится налогами, которые до введения деофшоризационных поправок оптимизировались через офшор. Кроме этого, ожидался массовый возврат в Россию активов российских граждан, выведенных ранее в офшоры. Отмечу, что частично поставленные государством цели за два года – 2015-й и 2016-й – были достигнуты. По оценкам ЦБ РФ, объем сомнительных операций с трансграничным перемещением денежных средств (фиктивных займов, консалтинговых услуг, экспортных/импортных поставок и т. д.) в 2014 году составлял 9 млрд долл., в 2015 году он снизился до 1,5 млрд долл., а в 2016 году – до 800 млн долл. При этом чистый отток капитала, по данным ЦБ РФ, в 2016 году составил 15,4 млрд долл. против 57,5 млрд долл. в 2015-м.

Что касается возврата денежных средств в Россию, то тут дело обстоит немного сложнее. Возвращать деньги выгодно только малому и среднему бизнесу, и то в случаях, когда деньги заработаны законным путем. В России создаются налогово-комфортные условия для таких налогоплательщиков, поэтому они действительно могут рассмотреть данный вариант. Если речь идет о крупном бизнесе, то перевод его в Россию автоматически повлечет возникновение налогового бремени, в десятки раз превышающего оптимизированное иностранной компанией. Именно поэтому борьба с офшорами в данном секторе не принесла планируемых результатов. Большинство собственников крупного бизнеса, как показывает практика, совместно с консультантами нашли выход из сложившейся ситуации, и, можно не сомневаться, что стоимость такого выхода несопоставима с последствиями предложенного перевода бизнеса в Россию.

Ред.: Как осуществляется выявление офшорных зон и с какими государствами у России уже подписаны соглашения об избежании двойного налогообложения?

И.И.: В настоящее время международная Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), деятельность которой направлена на разработку и реализацию мер по борьбе с уклонением от уплаты налогов и противодействию отмыванию денежных средств, разрабатывает, совершенствует и активно внедряет комплекс мер, получивший название BEPS и направленный на борьбу с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения. План BEPS подразумевает создание и совершенствование механизма автоматического обмена налоговой информацией на международном уровне, в том числе между странами, подписавшими соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН), а также странами, подписавшими иные соответствующие соглашения об обмене информацией.

Поясним. Наличие СИДН подразумевает обмен налоговой информацией между странами, его подписавшими. В теории это означает активное сотрудничество налоговых органов в рамках взаимного представления запрашиваемой информации, в частности, о собственниках того или иного юридического лица, однако на практике можно столкнуться с самыми различными трудностями в получении этой самой информации по запросу. Именно для целей устранения всевозможных препятствий и была внедрена идея автоматического обмена информацией. Страны, не обеспечивающие должного обмена налоговой информацией, негласно становятся изгоями, а сотрудничество с ними становится экономически крайне невыгодным и сложным: таким образом происходит выявление тех самых классических офшоров, главными преимуществами которых всегда были полная конфиденциальность и закрытость.

Из самых свежих подписанных и ратифицированных Россией СИДН является СИДН с Гонконгом. Подобные соглашения также имеются с Сингапуром, Кипром, Великобританией, со Швейцарией, с Люксембургом, Нидерландами, Эстонией и др. Нет соглашений с Белизом, Сейшельскими островами, Британскими Виргинскими островами и иными классическими офшорами.

Ред.: Илья Игоревич, как выявляются налогоплательщики, участвующие в деятельности иностранных компаний, и какие основные проблемы могут возникнуть на пути этого выявления? Кто может представить российским налоговым органам сведения о налогоплательщиках?

И.И.: Действительно, вопрос «А как узнают, что мне принадлежит иностранная компания?» является, наверное, самым главным. Способов узнать у государства как минимум два. Первый способ – через упомянутый автоматический обмен налоговой информацией по линии банков, при котором банки после получения сведений о бенефициаре иностранной компании передают их в налоговый орган, а тот в свою очередь выгружает информацию в некую общую базу, доступную налоговым органам России как страны, подписавшей соответствующее соглашение об автоматическом обмене.

Указанный обмен с Россией планируется в 2018 году, это тот самый год, когда налоговые органы, как ожидается, смогут увидеть данные о российских налогоплательщиках и об иностранных компаниях, которые им принадлежат, и далее сравнить полученные сведения со сведениями, представленными в специальных уведомлениях, которые в настоящее время налогоплательщики должны добровольно подать в налоговый орган. Отметим, что до настоящего момента некоторые банки допускают при заполнении сведений о бенефициарном владельце компании указать так называемую безбенефициарную структуру и не раскрывать, каким именно физическим лицом она контролируется. Многие бенефициары, понимая риски, активно пользуются этой особенностью. Однако вопрос о будущем данной позиции таких банков остается открытым.

Второй способ (применим, когда иностранная компания контролирует российскую дочернюю) – посредством запроса у российской компании сведений о ее бенефициарных владельцах. Обязанность вести реестр бенефициаров (доля контроля выше 25%) и представлять информацию о них по запросу налоговых органов появилась у российских компаний в конце 2016 года.

Основной проблемой в рамках автоматического обмена может стать непредставление информации по каким-либо формальным основаниям. Механизм еще не опробован на практике, в первое время не исключены проявления его несовершенства.

Ред.: Российские компании осуществляют вывод средств из офшорных зон. Каким способом они это делают и не возникают ли при этом ситуации дальнейшего уклонения от налогов?

И.И.: Самый простой путь вывода средств из офшоров – прямые инвестиции в российскую компанию. Необходимо понимать, что если инвестируемые средства будут носить невозвратный характер, то у российских компаний при получении таких инвестиций может возникнуть налогооблагаемая база, которую очень захочется оптимизировать «неофшорными» способами. Если же средства, накопленные в офшоре, являются нелегальными, то ни о каких легальных способах их возврата в российские компании речи быть не может.

Напомню, что до недавнего времени у собственников офшоров была возможность добровольно задекларировать свои иностранные активы в рамках так называемой декларации об амнистии капиталов. Процедура подразумевала амнистирование всех задекларированных и возвращенных в Россию активов и освобождение собственников от ответственности по ряду составов. Однако, как показало количество поданных деклараций, собственники бизнеса не очень поверили в обещания нашего государства.

Ред.:И последнее. Какие негативные последствия ожидают российские компании, в которых будет выявлен «офшорный компонент»? Какие предусмотрены санкции и кого они могут затронуть?

И.И.: С конца 2015 года установлен запрет на участие в государственных закупках для офшорных компаний, включенных с перечень стран, предоставляющих льготный режим налогообложения и не обменивающихся информацией при проведении финансовых операций.

Сделки с участием офшоров (государств, включенных в специальный перечень) при превышении определенного порога признаются контролируемыми для целей разд. V.1. Налогового кодекса РФ. Нормы Налогового кодекса в части контролируемых сделок направлены на контроль за соответствием рыночным ценам, устанавливаемым сторонами данных сделок.

Офшорные компании не могут являться учредителями (участниками) клиринговых компаний в РФ в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 07.02.2011 № 7-ФЗ «О клиринге, клиринговой деятельности и центральном контрагенте».

В настоящее время меры государственной поддержки компаниям, имеющим в составе учредителей офшоры, также сводятся к нулю. Данные положения затрагивают крупнейшие российские компании нефтяного, агро-промышленного и других секторов российской экономики. В большинстве таких компаний можно увидеть иностранный холдинг в участниках/акционерах, а это значит, что деньги из российской экономики, заработанные к тому же при государственной поддержке, могут быть выведены в офшор.

Стоит отметить, что само по себе использование «офшорного элемента» в российской корпоративной структуре не запрещено законом. В соответствии с «деофшоризационными» поправками в НК РФ российский налогоплательщик, контролирующий более 10% в иностранной компании, обязан в течение трех месяцев сообщить об этом, направив в налоговый орган по месту своей регистрации уведомление об участии в иностранных организациях. А в случае если доля контроля над иностранной организацией превышает 25%, то данная организация признается «контролируемой иностранной компанией» (КИК), о чем налогоплательщик также должен уведомить налоговый орган путем направления уведомления о контролируемых иностранных компаниях. Прибыль КИК далее должна быть рассчитана по определенным правилам и с учетом определенных особенностей и льгот. Если прибыль КИК будет соответствовать установленным признакам и критериям и не будет подпадать под установленные законодательством льготы, то с данной прибыли необходимо будет уплатить налог в бюджет РФ.

Ред.: Илья Игоревич, спасибо за разъяснения!