1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 130

Договор страхования

В рамках практики разрешения споров, возникающих из договорных отношений, в Обзоре важное место занимают вопросы, связанные с заключением договоров страхования. Несмотря на то что в рассмотренных ниже судебных делах действительно можно согласиться с доводами ВС РФ, защищающего в спорных ситуациях страхователя как слабую сторону договора, данный Обзор выходит на фоне новостей о планах крупнейших страховщиков совместно с Всероссийским союзом страховщиков (ВСС) направить на имя председателя ВС РФ обращение, содержащее конкретный перечень мер по усилению борьбы со страховым мошенничеством со стороны страхователей. По словам инициаторов, в обращении будет содержаться наработанный опыт для консолидации усилий по противодействию страховому мошенничеству, которое стало системным явлением в России в последние годы. Рассмотрим подробнее вопросы, затронутые в Обзоре.

Страховщик не должен злоупотреблять своим положением в целях навязывания обременительных условий для страхователя, которые могут позволить ему избежать выплаты страхового возмещения. ВС РФ приводит случай из судебной практики, когда в договоре добровольного страхования автомобиля (с выдачей полиса страхования) был определен срок действия договора, но при этом полисом страхования также предусматривалось, что страхователю необходимо установить в автомобиль поисковую спутниковую систему. По риску хищения автомобиля договор вступал в силу с момента предоставления представителю страховщика действующего договора на обслуживание такой поисковой системы.

После уплаты страхователем страховой премии у него был похищен автомобиль, однако страховая организация отказала в выплате страхового возмещения на основании того, что в автомобиле истцом не была установлена поисковая спутниковая система, как это было предусмотрено полисом страхования.

Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в иске страхователю, ссылались на недобросовестность истца из-за отсутствия в автомобиле установленной поисковой спутниковой системы. Судом апелляционной инстанции также было отмечено, что договор страхования по риску хищения не вступил в силу, в связи с тем что полисом страхования предусматривалось начало действия страховой защиты по данному риску с момента проверки представителем страховщика установленной на автомобиле указанной противоугонной системы.

Однако Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ было отмечено, что нижестоящими судами не учтены следующие обстоятельства.

Во-первых, страховщик существенно ограничил свои обязательства по договору страхования, поскольку в одностороннем порядке исключил из числа страховых случаев хищение автомобиля при отсутствии в нем дорогостоящей поисковой спутниковой системы и поддержании ее в постоянно рабочем состоянии. В то же время истец в своих требованиях ссылался на условие договора об установке противоугонного средства как на явно обременительное для него как потребителя условие. В связи с чем ВС РФ счел возможным сослаться на п. 2 ст. 428 ГК РФ, поскольку заключенный между сторонами договор страхования нарушал обычно предоставляемые права по такому договору, исключал или ограничивал ответственность другой стороны за нарушение обязательств и содержал другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Во-вторых, судами нижестоящих инстанций не было учтено, что сторонами срок действия договора страхования согласован в полисе страхования без каких-либо оговорок, оспариваемый пункт договора не содержал указаний на событие, которое неизбежно должно было наступить, а страховая премия была уплачена истцом в полном объеме.

Таким образом, судам нижестоящих инстанций следовало установить, являлось ли условие договора присоединения об установке конкретного противоугонного средства навязанным потребителю от страхователя, недобросовестным и, следовательно, могло ли повлечь за собой отказ в защите права страховщика путем неприменения данного условия договора или признания его недействительным.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание, что хищение автомобиля не является следствием недобросовестных действий страхователя, в отношении указанного страхового случая умысел истца отсутствовал.

На наш взгляд, нельзя не согласиться с выводами ВС РФ по данному делу, представляющему собой конкретный пример того, как страховые организации могут пользоваться неосведомленностью граждан по правовым вопросам, своим положением сильной стороны договора и навязывать дополнительные обременительные условия.

К спорам из договора страхования применяется законодательство, действующее на момент заключения такого договора лицом, виновным в причинении убытков. Страхователь имеет право на возмещение морального вреда при несвоевременной выплате страхового возмещения, а также на возмещение расходов на проведение экспертизы. В Обзоре рассмотрено судебное дело, в рамках которого истец обратился в суд к страховой организации с требованием о взыскании неустойки за выплату страхового возмещения в неполном объеме, компенсации морального вреда, штрафа и судебных издержек.

Истец попала в дорожно-транспортное происшествие, ее автомобилю был причинен ущерб. Страховщик выплатил страховое возмещение, однако согласно результатам оценочной экспертизы, проведенной истцом уже после получения возмещения самостоятельно и за собственный счет, сумма затрат на ремонт автомобиля оказалась больше.

Истец предъявила претензию страховщику о доплате страхового возмещения, возмещении расходов на оплату независимой экспертизы, выплате компенсации морального вреда и возмещении расходов на нотариальные услуги. Страховщик удовлетворил претензию только в части страхового возмещения.

Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что истец не доказала ненадлежащее исполнение страховщиком обязанностей, предусмотренных договором, доплата страхового возмещения была осуществлена через несколько дней после предъявления требования, значит, оснований для взыскания неустойки нет. В связи с отсутствием нарушенных прав истца в компенсации морального вреда также отказано. Апелляционная инстанция указала на факт злоупотребления истцом своим правом, так как до подачи требования о доплате страхового возмещения с момента проведения самостоятельной оценки истцом ущерба прошел значительный срок в пять месяцев.

В рамках указанного дела Судебная коллегия ВС РФ пришла к следующим выводам по данному делу:

–судами не исследованы обстоятельства, связанные с датой изготовления и получения истцом экспертного заключения, причины, по которым истец обратилась в страховую организацию только спустя 5 месяцев с даты выплаты неполного страхового возмещения. Вопрос о юридически значимом обстоятельстве – злоупотреблении истцом правом суд на обсуждение не выносил;

–отказ суда о взыскании компенсации морального вреда противоречит закону, так как судом установлено, ответчиком не оспаривалось, что страховое возмещение в полном объеме выплачено несвоевременно, а, значит, установление самого факта нарушения прав потребителя предусматривает компенсацию морального вреда согласно ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-I «О защите прав потребителей»;

–подлежит пересмотру судебный отказ о взыскании расходов на проведение экспертизы, так как расходы на ее проведение как убытки истца связаны с ненадлежащей оценкой ущерба самой страховой компанией и не могут включаться в страховую выплату, подлежат возмещение сверх таковой. Давая оценку целесообразности проведения экспертизы, надо учесть, что из материалов дела следует, что дополнительная сумма страхового возмещения была выплачена ответчиком исключительно на основании заключения данной экспертизы.

С указаниями Судебной коллегии ВС РФ можно согласиться, так как ключевой момент в рамках этого дела – наличие в действия истца-страхователя признаков злоупотребления правом не исследовался судами.

Важным моментом данного дела является решение вопроса о выборе применимого законодательства. Страховое возмещение производится в соответствии с условиями договора лица, виновного в дорожно-транспортном происшествии, согласно абз. 11 ст. 1 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». При этом факт обращения истца к страховщику (ответчику) в порядке прямого возмещения на определение подлежащего применению законодательства не влияет.

Так как лицо, причинившее вред транспортному средству истца, было застраховано до 1 сентября 2014 года, то к данному делу будет применяться Закон № 40-ФЗ в редакции с нормами о сроках, действовавшими до 1 сентября 2014 года.

Срок исковой давности по требованию страховщика к перестраховщику о выплате страхового возмещения начинает течь не ранее момента нарушения права по договору перестрахования. В приведенном в Обзоре примере состраховщики произвели страховые выплаты по договору страхования имущества компании. Риск таких выплат состраховщики перестраховали у общества, общество перестраховало свой риск выплаты у фирмы.

Произведя страховые выплаты состраховщикам, общество потребовало выплаты от фирмы, получило отказ и обратилось в суд.

Суды первой, апелляционной инстанций и арбитражного суда округа отказали в иске на основании пропуска исковой давности, применяя двухгодичный срок исковой давности, исчисляемый с момента выплаты страхового возмещения состраховщиками компании по договору страхования имущества.

Судебная коллегия ВС РФ не согласилась с такими выводами на основании следующих выводов:

–вопреки правилу о том, что срок исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, и о том, кто является надлежащим ответчиком, суды признали, что срок начал течь ранее нарушения права общества на возмещение убытков от выплаты страховых возмещений. Общество могло потребовать выплаты страхового возмещения от фирмы только после исполнения обязанности страховщика по договору перестрахования, то есть после несения расходов по выплате сумм возмещения своим страхователям (состраховщикам).

– для проверки соблюдения сроков исковой давности необходимо исходить из того, согласованы ли в договоре сроки обращения и сроки реагирования на обращение. Если данный срок согласован, то срок исковой давности должен исчисляться с момента применения таких сроков, если не согласован – со дня, установленного законом (п. 2 ст. 200 ГК РФ).