Взыскание задолженности с несостоятельного должника: проблемы и перспективы правового регулирования

| статьи | печать

Как показывает практика, далеко не всегда даже тщательно прописанные в законе процедуры работают так, как это было задумано изначально. Например, текущие платежи, необходимые должнику для нормального функционирования в ходе процедур банкротства, по замыслу законодателя должны взыскиваться в первую очередь, однако на практике взыскать их бывает достаточно трудно. Есть и другие сложности, связанные с исполнением исполнительных документов в процессе введения процедур банкротства в отношении должников. Подробнее об этих проблемах, а также об инициативе Минюста России по их урегулированию рассказывает Игорь Селионов, экс-помощник директора ФССП России.

За последние годы в исполнительном производстве, затрагивающем порядок обращения взыскания на имущество должника при введении в отношении него процедур банкротства, кардинальных изменений не произошло. В то же время в Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) были внесены отдельные изменения, связанные с особенностями обращения взыскания при введении в отношении должника-гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, процедур, применяемых в деле о несостоятельности (Федеральный закон от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Порядок исполнения исполнительных документов в отношении гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя (ст. 69.1 Закона об исполнительном производстве), позволяет судебному приставу — исполнителю приостанавливать исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям на основании определения арбитражного суда о введении процедуры реструктуризации долгов в отношении указанных лиц (за исключением исполнительных документов по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, по делам об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении препятствий к владению указанным имуществом, о признании права собственности на указанное имущество, о взыскании алиментов, а также по требованиям об обращении взыскания на заложенное жилое помещение).

Указанный порядок имеет общие черты с порядком обращения взыскания на имущество должников-организаций в процессе введения процедур банкротства, в том числе в части последствий приостановления судебным приставом — исполнителем исполнения исполнительных документов. При этом вопросы, возникающие в процессе исполнения подобных исполнительных документов, характерны как для должников-организаций, так и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей.

В настоящее время при исполнении судебным приставом — исполнителем исполнительных документов, связанных с обращением взыскания при введении в отношении должника процедур банкротства, на практике возникают определенные трудности. Так, ФССП России отмечает, что затруднительным является исполнение требований исполнительных документов о взыскании задолженности по жилищно-коммунальным платежам, а также в пользу кредитных организаций. При этом исполнение по данным категориям исполнительных производств затруднено, в частности, предъявлением исполнительных документов в отношении юридических лиц, находящихся в стадии банкротства либо признанных таковыми (см. официальный сайт ФССП России — fssprus.ru // «Проект итогового доклада о результатах деятельности Федеральной службы судебных приставов в 2016 году»).

В чем же причина возникающих трудностей? Ответ на этот вопрос кроется в действующем регулировании соответствующих отношений нормами Закона об исполнительном производстве и Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Взыскивать задолженность с банкрота порой сложнее, чем с обычного должника

Порядок действий судебных приставов — исполнителей в случае введения процедур банкротства в отношении должника-организации предусмотрен в ст. 96 Закона об исполнительном производстве.

В соответствии с указанной статьей судебный пристав — исполнитель приостанавливает исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям в случае введения процедур наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления. В то же время по определенным исполнительным документам, указанным в Законе об исполнительном производстве, судебный пристав — исполнитель продолжает исполнение (например, по исполнительным документам, выданным на основании вступивших в законную силу до даты введения указанных процедур судебных актов, в том числе судебных приказов, о выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также о взыскании задолженности по текущим платежам и исполнительным документам о взыскании задолженности по заработной плате). При этом судебный пристав — исполнитель, приостанавливая исполнительное производство, снимает аресты с имущества должника-организации и иные ограничения по распоряжению этим имуществом, наложенные в ходе исполнительного производства, за исключением имущества, стоимость которого не превышает размер задолженности, необходимый для исполнения требований исполнительных документов, исполнительное производство по которым не приостанавливается.

Напомним, что в соответствии со ст. 51 Закона о банкротстве дело о банкротстве может рассматриваться в течение семи месяцев с даты поступления заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд.

Таким образом, в настоящее время складывается ситуация, когда по приостановленным исполнительным документам судебный пристав — исполнитель в течение продолжительного времени не может совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения, пока они не будут переданы конкурсному управляющему. Количество таких исполнительных документов довольно значительно (например, в 2015 г. было возбуждено более 1 млн исполнительных производств в отношении должников, находящихся на различных стадиях банкротства). Соответственно, можно констатировать, что длительность различных процедур банкротства, при введении которых судебному приставу — исполнителю приходится приостанавливать исполнение исполнительного документа на продолжительное время, приводит к затягиванию исполнения подобных исполнительных производств.

Кроме того, необходимо также принимать во внимание, что с момента введения в отношении должника процедуры конкурсного производства исполнение обязательств должника, в том числе по исполнению судебных актов, актов иных органов, должностных лиц, вынесенных в соответствии с гражданским, уголовным, процессуальным законодательством, законодательством о налогах и сборах и др., осуществляется конкурсным управляющим. Одновременно снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению его имуществом. Основанием для снятия арестов и ограничений является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. При этом наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается (п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве).

Таким образом, в случае признания должника-организации банкротом и открытия в отношении него конкурсного производства судебный пристав — исполнитель должен окончить исполнительное производство, передать исполнительный документ конкурсному управляющему, за исключением исполнительных производств о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

Как следует из приведенных норм, в части имущественных взысканий судебный пристав — исполнитель не оканчивает исполнительное производство в связи с открытием конкурсного производства в отношении должника по требованиям о взыскании задолженности по текущим платежам (п. 7 ч. 1 ст. 47, ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве).

Вместе с тем при взыскании указанных платежей судебный пристав — исполнитель обладает ограниченными возможностями по применению всего комплекса исполнительных действий и мер принудительного исполнения, предусмотренных Законом об исполнительном производстве. Так, судебный пристав — исполнитель не вправе осуществлять исполнительные действия по обращению взыскания на имущество должника, за исключением обращения взыскания на денежные средства должника в банке в порядке, установленном ст. 134 Закона о банкротстве (п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве»).

С учетом изложенного можно сделать вывод, что порядок исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, в отношении должника, признанного банкротом, через органы принудительного исполнения, является малоэффективным.

Что предлагает Минюст?

Попытка найти решение возникающих на практике вопросов, касающихся исполнения исполнительных документов в отношении должников, к которым были применены процедуры банкротства, была предпринята еще 2013 г., когда Правительство РФ распоряжением от 04.04.2013 № 517-р утвердило государственную программу «Юстиция» (на сегодняшний день документ утратил силу в связи с изданием постановления Правительства РФ от 15.04.2014 № 312 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Юстиция»).

В этой программе было предусмотрено, что повышение эффективности исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, устранение коррупционных факторов невозможно без гармонизации процедур исполнительного производства и процедур, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве), четкого разграничения полномочий судебного пристава — исполнителя и арбитражного управляющего по контролю за исполнением судебных актов после возбуждения процедуры банкротства (в том числе о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, взыскании задолженности по текущим платежам).

В настоящее время Минюстом России подготовлен проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ и Федеральный закон „Об исполнительном производстве“» (в октябре 2016 г. законопроект был размещен на сайте http://regulation.gov.ru под id 01/05/10-16/00055618, далее — Законопроект).

В Законопроекте предусмотрено внесение ряда изменений, в том числе в ст. 96 Закона об исполнительном производстве, в соответствии с которыми судебный пристав — исполнитель должен будет окончить исполнительное производство об имущественных взысканиях в случае введения в отношении должника-организации любой из процедур банкротства, а исполнительный документ направить арбитражному управляющему для дальнейшего его исполнения. В частности, предлагается направлять исполнительные документы вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства в течение трех дней со дня вынесения постановления об окончании исполнительного производства арбитражному управляющему или в ликвидационную комиссию (ликвидатору).

Аналогичные изменения предлагается внести и в ст. 69.1 Закона об исполнительном производстве в отношении должников-граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей (п. 3 ст. 1 Законопроекта).

При этом необходимо обратить внимание на предлагаемые изменения ч. 3 ст. 95 Закона об исполнительном производстве (п. 4 ст. 1 Законопроекта), согласно которым если Федеральная налоговая служба сообщила судебному приставу — исполнителю об осуществлении действий, связанных с возбуждением в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации, то судебный пристав — исполнитель не совершает исполнительные действия и меры принудительного исполнения по реализации имущества должника-организации, указанного в п. 4 ч. 1 ст. 94 Закона об исполнительном производстве, до принятия арбитражным судом решения о введении в отношении должника процедуры банкротства, за исключением исполнительных действий по реализации имущества должника-организации для исполнения исполнительных документов.

Формулировка «судебный пристав — исполнитель не совершает исполнительные действия и меры принудительного исполнения» в данном случае представляется не вполне удачной. В Законопроекте не говорится, как конкретно происходит процессуальное оформление судебным приставом — исполнителем подобного «бездействия», и как следствие, возникает вопрос: почему судебный пристав — исполнитель не приостанавливает исполнительное производство?

В исполнительном производстве судебный пристав — исполнитель фиксирует каждый свой шаг процессуальными документами (постановлениями, актами). Исходя из этого, представляется целесообразным в данном положении Законопроекта указать на приостановление исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения по реализации имущества должника-организации, указанного в п. 4 ч. 1 ст. 94 Закона об исполнительном производстве.

При рассмотрении Законопроекта следует также обратить внимание на правовые последствия окончания подобных исполнительных производств.

В соответствии с Законом об исполнительном производстве судебный пристав — исполнитель вправе осуществлять ряд исполнительных действий за пределами исполнительного производства, например после его окончания. Подобный пример предусмотрен в действующей редакции ч. 6 ст. 96 Закона об исполнительном производстве, согласно которой по заявлению взыскателя судебный пристав — исполнитель вправе проводить проверку правильности исполнения исполнительных документов, направленных ликвидатору, в порядке, установленном ч. 8 и 9 ст. 47 Закона об исполнительном производстве.

В Законопроекте указанное положение Закона об исполнительном производстве сохранено. Однако, исходя из текста Законопроекта, судебный пристав — исполнитель сможет реализовать указанное право на основании заявления взыскателя после направления исполнительных документов арбитражному управляющему, то есть до конкурсного производства.

В пояснительной записке к Законопроекту указанные изменения обосновываются тем, что положениями Закона о банкротстве арбитражный управляющий наделен достаточно широким кругом полномочий. При этом указывается, что он принимает меры для формирования списка задолженности должника, активов должника, за счет которых может быть погашена задолженность, проводит мероприятия для выявления имущества должника и обеспечения его сохранности, а также иные мероприятия, целью которых является удовлетворение требований кредиторов, в том числе в случаях, предусмотренных законодательством РФ, мероприятия по непосредственной выплате имеющейся задолженности и исполнению иных требований.

В действительности арбитражный управляющий в деле о банкротстве по сравнению с судебным приставом — исполнителем имеет более широкие полномочия. Например, согласно ч. 1 ст. 67 Закона о банкротстве временный управляющий обязан принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника, проводить анализ его финансового состояния, выявлять кредиторов должника, запрашивать необходимые сведения о должнике, о лицах, входящих в состав органов управления должника, о контролирующих лицах, о принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), о контрагентах и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов, органов управления государственными внебюджетными фондами РФ и органов местного самоуправления, включая сведения, составляющие служебную, коммерческую и банковскую тайну и др.

Логика предлагаемых изменений заключается в том, что в случае введения в отношении должника процедуры банкротства, исполнительный документ передается судебным приставом — исполнителем лицам, которые обладают реальными полномочиями по исполнению подобных исполнительных документов, в том числе по формированию и реализации конкурсной массы.

По мнению авторов Законопроекта, его реализация будет способствовать снижению нагрузки на судебных приставов — исполнителей, с чем можно согласиться, но главным плюсом от подобной законодательной инициативы, на наш взгляд, можно назвать возможность создания реального механизма исполнения исполнительных документов в отношении несостоятельных должников.

День
Неделя
Месяц