1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2520

Новый режим совершения крупных сделок

Федеральный закон от 03.07.2016 № 343-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность», по сути, реформировал действовавшие ранее положения законов о хозяйственных обществах, регулирующие совершение крупных сделок. Он системно сузил круг сделок, требующих одобрения по правилам о крупных сделках, отнеся к ним только те из них, совершение которых способно прекратить деятельность общества, изменить ее вид и масштаб.

Легальное понятие

Как следует из легального определения, крупной признается выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и превышающая установленное пороговое значение балансовой стоимости активов сделка. То есть в основе выделения крупных сделок, как и ранее, лежит стоимостный критерий: для признания сделки крупной цена или балансовая стоимость имущества, являющегося ее предметом, должна составлять 25 и более процентов от балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

Следует заметить, что после внесения изменений в законодательство стоимостный порог сделки для признания ее крупной не может быть повышен самим хозяйственным обществом. До принятия Федерального закона от 03.07.2016 № 343-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» общество с ограниченной ответственностью могло предусмотреть в своем уставе, что для совершения крупных сделок не требуется их одобрения советом директоров или общим собранием участников. Это означало, что уставом общества с ограниченной ответственностью мог быть отвергнут режим одобрения крупных сделок, предусмотренный законом, в чем находило проявление диспозитивное регулирование деятельности этого вида обществ. Теперь такая возможность исключена. Причина этого в новом понимании крупных сделок как сделок, существенно меняющих или прекращающих деятельность хозяйственного общества. При таких последствиях участникам общества в принципе безразлично, сколько процентов (25 или 50) его активов отчуждено, главное, что его деятельность существенно изменена или прекращена.

Обычная хозяйственная деятельность

С 1 января 2017 года обычная хозяйственная деятельность получает легальное закрепление через определение сделок, не выходящих за ее пределы (п. 4 ст. 78 Закона об АО, п. 8 ст. 46 Закона об ООО в новой редакции).

Сделка, не выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности, – это любая сделка, заключаемая при осуществлении деятельности обществом либо иными организациями, осуществляющими аналогичные виды деятельности, если она не приводит к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее.

То есть обычность хозяйственной деятельности применительно к конкретному хозяйственному обществу оценивается путем ее сопоставления с предыдущей деятельностью этого общества или сравнимых с ним аналогов (например, в случае, когда общество только создано, и потому отсутствует база для внутреннего сопоставления).

Определяющим условием для отнесения сделки к совершаемым в ходе обычной хозяйственной деятельности сделкам является то, что она не ведет к прекращению деятельности общества, изменению вида его деятельности или существенному изменению ее масштаба. В то же время закон не предлагает какого-либо количественного признака для определения существенности изменения масштаба деятельности, тем самым оставляя этот критерий оценочным и включая его в предмет судебного толкования.

Иначе говоря, сами участники соответствующего отношения (акционеры, единоличный исполнительный орган, коллегиальные органы) должны оценить, изменит ли, например, отчуждение (приобретение) того или иного актива масштаб деятельности общества, и уже в зависимости от этого решить, подлежит ли сделка согласованию с компетентным органом общества. Такая внутренняя оценка значимости сделки в последующем может быть опровергнута судом.

Неопределенным является и критерий «изменение вида деятельности общества». Например, остается вопрос, следует ли в случае многопрофильной деятельности общества рассматривать в качестве крупной сделки изменение одного из нескольких видов деятельности.

В любом случае при таком законодательном подходе оценка сделки как совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности может быть предметом судебного усмотрения. Как отмечалось в ходе обсуждения законопроекта, ставшего впоследствии Законом № 343-ФЗ, сделка считается крупной, если она, в сущности, является некоей квазиреорганизацией или квазиликвидацией общества (пояснительная записка к проекту федерального закона № 1062760-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»).

Законодатель, вводя такое регулирование, полагает, что крупную сделку нельзя не узнать: это существенное изменение бизнеса, по своей экономической сути тождественное его продаже, реорганизации или ликвидации, и в силу этой существенности такая сделка требует особого порядка корпоративного согласования.

Виды крупных сделок

Крупной признается сделка:

–связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества (в том числе заем, кредит, залог, поручительство, приобретение такого количества акций или иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции публичного общества, которое повлечет возникновение у общества обязанности направить обязательное предложение в соответствии с главой XI.1 Закона об АО);

–предусматривающая обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии. Следует отметить, что договоры аренды имущества уже признавалась в правоприменительной практике крупными сделками. Включение договоров аренды в перечень крупных сделок непосредственно в законах о хозяйственных обществах (Закон об АО и Закон об ООО) свидетельствует об отказе законодателя от формального подхода к определению крупной сделки. Действительно, передача во временное пользование значительных активов на длительный срок означает утрату возможности пользования имуществом, фактически тождественную его отчуждению.

Квалификация сделки как крупной

В законы о хозяйственных обществах внесена важная детализирующая поправка в части определения стоимости имущества для квалификации сделки как крупной: в случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется наибольшая из двух величин – балансовая стоимость такого имущества либо цена его отчуждения.

Такой подход законодателя стоит поприветствовать, поскольку стоимость балансовых активов хозяйственных обществ, как правило, занижена в связи с отсутствием переоценки, и тем самым создавалась опасность схоластичного выявления крупных сделок.

В случае приобретения имущества с балансовой стоимостью активов общества, как и ранее, сопоставляется цена приобретения такого имущества. В случае передачи имущества общества во временное владение и (или) пользование с ней сопоставляется балансовая стоимость передаваемого во временное владение или пользование имущества (п. 1.1 ст. 78 Закона об АО, п. 2 ст. 46 Закона об ООО в новой редакции). То есть применительно к передаче имущества в аренду не предусмотрена альтернатива в определении цены сделки, а ведь суммарная арендная плата по договору аренды может оказаться выше, чем балансовая стоимость передаваемого актива.

Изъятия из правил

Реформированным законодательством в значительной степени по-новому регулируются обстоятельства, исключающие применение правил о совершении крупных сделок. Закон № 343-ФЗ содержит закрытый перечень обстоятельств, при наличии которых сделка не требует корпоративного согласования (одобрения)

В их числе, например, сделки заключенные на тех же условиях, что и предварительный договор, если такой договор содержит все сведения, предусмотренные для согласования крупных сделок, и получено согласие на его заключение в порядке, установленном законом. Тем самым завершена дискуссия и о том, в какой момент следует согласовывать крупную сделку при использовании конструкции предварительного договора: согласование должно предшествовать заключению предварительного договора.

Конечно, если предварительный договор не был согласован, а основной договор согласован в установленном порядке, то признать последний недействительным не представляется возможным.

Заключение совета директоров АО

Сущностной новеллой, внесенной в Закон об АО, является положение, что совет директоров акционерного общества утверждает заключение о крупной сделке, в котором должна содержаться в том числе информация о предполагаемых последствиях для деятельности общества в результате совершения крупной сделки и оценка целесообразности совершения крупной сделки. Заключение о крупной сделке включается в информацию (материалы), предоставляемую акционерам при подготовке к проведению общего собрания акционеров общества, на котором рассматривается вопрос о согласии на совершение или о последующем одобрении крупной сделки (абз. 2 п. 2 ст. 78 Закона об АО). При отсутствии в обществе совета директоров заключение о крупной сделке утверждается единоличным исполнительным органом общества (абз. 3 п. 2 ст. 78 Закона об АО).

Таким образом, применительно к акционерным обществам, где владение в значительной степени отделено от управления, законодатель устанавливает обязанность совета директоров представить акционерам заключение о последствиях совершенной сделки и оценить ее целесообразность. Такое регулирование стоит поддержать, особенно с учетом новых подходов к определению крупности сделки и оценочности такого критерия ее квалификации, как изменение масштаба деятельности общества.

Открытым остался только вопрос о правовых последствиях, наступающих в том случае, если совет директоров не представит подобного заключения или представит заключение об отрицательных последствиях совершения для общества соответствующей сделки или о нецелесообразности ее совершения. Может ли общее собрание акционеров в этом случае согласовать сделку? Закон об этом умалчивает. Представляется, что такое согласование акционерным собранием в принципе возможно: во-первых, в силу того, что собрание является высшим органом общества, сообществом владельцев акций, в интересах которого это акционерное общество создано, а во-вторых, по той причине, что в этом случае отсутствует законодательный запрет, подобный запрету для собрания акционеров, устанавливать размер дивидендов больше рекомендованного советом директоров (п. 4 ст. 42 Закона об АО).

Порядок принятия решения

Порядок принятия решения о согласовании (одобрении) крупной сделки, совершаемой как в акционерном обществе, так и в обществе с ограниченной ответственностью, не претерпел существенных изменений. В отношении терминологии следует заметить, что законодатель оперирует понятиями «согласие» (применительно к предварительной процедуре) и «одобрение» (применительно к последующей процедуре согласования ее условий компетентными органами управления общества). При этом правовые последствия несогласования и неодобрения идентичны.

Закон № 343-ФЗ ввел особый порядок одобрения крупной сделки, которая одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность.

Обновленное законодательство устанавливает особый порядок подсчета голосов при одобрении крупных сделок АО, стоимость которых cоставляет более 50% балансовых активов, и всех крупных сделок ООО, которые одновременно являются сделками с заинтересованностью: отдельно считаются голоса всех акционеров (участников), которые имеют право голосовать за одобрение крупной сделки (независимо от наличия у них конфликта интересов) и отдельно – голоса лиц, не заинтересованных в совершении сделки. И только в случае одобрения таких сделок требуемым большинством голосов в соответствии с законом и уставом для крупных сделок и одновременно большинством голосов незаинтересованных акционеров (участников) такая сделка считается надлежащим образом одобренной. Что же касается сделок АО со стоимостью имущества от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества, одновременно являющихся сделками с заинтересованностью, то к ним применяются правила, установленные для сделок с заинтересованностью.

Очевидно предположить, что смысл подобного регулирования заключается в том, чтобы в случае совершения сделок с заинтересованностью со значительными активами (выше 50% балансовых активов общества) дать возможность учесть позицию мажоритарного акционера, ведь до внесения соответствующих изменений мажоритарный акционер вообще отстранялся от голосования в сделках с заинтересованностью.

Следует заметить, что вопрос об особенностях согласования (одобрения) крупных сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, советом директоров законодательно не урегулирован.

Анализ оснований освобождения от применения режима согласования крупных сделок, например, в акционерных обществах (п. 3 ст. 78 Закона об АО в редакции Закона № 343-ФЗ) показывает разумность позиции законодателя, который избегает сложных процедур согласования в случаях, когда отсутствует возможность нарушить баланс интересов участников корпоративных отношений (например, подп. 1, 2, 6 п. 3 ст. 78 Закона об АО) или в законодательстве уже установлена иная усложненная корпоративная процедура, связанная с согласованием соответствующей сделки (например, подп. 3 п. 3 ст. 78 Закона об АО) или сделка должна быть совершена на заранее определенных условиях в соответствии с требованиями закона (например, подп. 4, 5 п. 3 ст. 78 Закона об АО).

Содержание решения

Очевидно, что содержание решения об одобрении сделки должно определить и индивидуализировать одобряемую сделку. В решении о согласии на совершение или о последующем одобрении крупной сделки по общему правилу должны быть указаны стороны сделки, выгодоприобретатели по ней, ее цена и предмет, а также иные ее существенные условия или порядок их определения. То есть с внесением изменений теперь уже на уровне закона закреплена возможность согласовывать (одобрять) крупную сделку, в которой установлены не сами существенные условия, а порядок их определения.

Нормы о согласовании крупных сделок в законах о хозяйственных обществах в редакции Закона № 343-ФЗ предполагают и иную дискрецию. Так, в решении об одобрении крупной сделки могут не указываться сторона сделки и выгодоприобретатель, если сделка заключается на торгах, а также в других случаях, когда названные лица не могут быть определены к моменту получения согласия на совершение такой сделки. Это исключение не применяется к сделкам акционерных обществ, включенных в Перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ (утвержденный Указом Президента РФ от 04.08.2004 № 1009), а также акционерных обществ, 50 и более процентов акций которых находятся в собственности РФ и (или) в отношении которых используется специальное право на участие Российской Федерации в управлении этим обществом (так называемая золотая акция) (абз. 4 п. 4 ст. 79 Закона об АО в новой редакции).

Следуя за уже сложившейся правоприменительной практикой, законодатель закрепил, что решение о согласии на совершение крупной сделки может содержать указание на минимальные и максимальные параметры условий такой сделки (верхний предел стоимости покупки имущества или нижний предел стоимости продажи имущества) или порядок их определения, согласие на совершение ряда аналогичных сделок, альтернативные варианты условий такой сделки, требующей согласия на ее совершение, согласие на совершение крупной сделки при условии совершения нескольких сделок одновременно (абз. 5 п. 4 ст. 79 Закона об АО, абз. 6–8 п. 3 ст. 46 Закона об ООО в редакции Закона № 343-ФЗ).

С 1 января 2017 года в решении о согласии на совершение крупной сделки может быть указан срок, в течение которого это решение действительно. Если такой срок не указан, согласие считается действующим в течение одного года с даты его принятия, за исключением случаев, когда иной срок вытекает из существа и условий крупной сделки, на совершение которой было дано согласие, либо обстоятельств, в которых давалось согласие (абз. 6 п. 4 ст. 79 Закона об АО, абз. 10 п. 3 ст. 46 Закона об ООО в редакции Закона № 343-ФЗ). Это законодательное решение позволяет избежать как неопределенности сроков совершения ранее согласованных сделок, так и возможных злоупотреблений, ведь в течение значительного периода времени с момента принятия решения о согласовании (одобрении) сделки до ее совершения может произойти много фактических изменений, влияющих на размеры активов, масштаб и виды деятельности общества.

Крупная сделка может быть совершена под отлагательным условием получения одобрения на ее совершение в порядке, установленном законами о хозяйственных обществах (абз. 7 п. 4 ст. 79 Закона об АО, абз. 11 п. 3 ст. 46 Закона об ООО в редакции Закона № 343-ФЗ).

Согласно п. 2 ст. 157.1 ГК РФ, если при совершении сделки в силу закона требуется согласие органа юридического лица, последний сообщает о своем согласии или несогласии лицу, запросившему согласие, или иному заинтересованному лицу в разумный срок после получения обращения лица, запросившего согласие.

В период до получения соответствующего согласия крупная сделка может быть совершена под отлагательным условием.

Охрана прав акционеров

Законом № 343-ФЗ предусмотрены особенности реализации права акционеров на выкуп акций при совершении хозяйственным обществом крупных сделок, одновременно являющихся сделками, в совершении которых имеется заинтересованность.

Норма абз. 2 п. 1 ст. 75 Закона об АО в новой редакции повысила гарантии акционеров на тот случай, когда крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность. По действующим до 1 января 2017 года правилам заинтересованные в сделке акционеры не могли требовать выкупа принадлежащих им акций, даже если они голосовали против или не принимали участия в голосовании за одобрение сделки с заинтересованностью, поскольку правила для сделок с заинтересованностью не предусматривали возможности требовать выкупа акций общества.

В то же время применительно к обществу с ограниченной ответственностью регулирование не изменилось: особенности выкупа долей при совершении обществом с ограниченной ответственностью крупных сделок, которые одновременно являются сделками с заинтересованностью, на законодательном уровне не установлены (п. 2 ст. 23 Закона об ООО).

Оспаривание крупных сделок

Крупная сделка, совершенная с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть признана недействительной по иску общества, члена совета директоров (наблюдательного совета) общества или его акционеров (участников), владеющих в совокупности не менее чем одним процентом голосующих акций (общего числа голосов участников) общества – п. 6 ст. 79 Закона об АО и п. 4 ст. 46 Закона об ООО.

Перечень лиц, которые могут обжаловать сделку, с одной стороны, расширен включением в состав истцов членов совета директоров (что соответствует абз. 2 п. 4 ст. 65.3 ГК РФ), а с другой стороны, сужен путем установления требований к проценту их участия в уставном капитале.

По правилам, действующим с 1 января 2017 года, крупная сделка, совершенная с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть признана недействительной в соответствии с положениями ст. 173.1 ГК РФ.

В силу ст. 173.1 ГК РФ сделка, совершенная без согласия органа юридического лица, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия органа юридического лица, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого органа. Таким образом, бремя доказывания осведомленности контрагента об отсутствии согласия органа хозяйственного общества, совершающего крупную сделку, возлагается на истца.

Как следует из законов о хозяйственных обществах в редакции Закона № 343-ФЗ, суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной в отсутствие надлежащего согласия на ее совершение, недействительной при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

–если к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения совершения данной сделки;

– при рассмотрении дела в суде не доказано, что другая сторона по данной сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой, и (или) об отсутствии надлежащего согласия на ее совершение (п. 6 ст. 79 Закона об АО, п. 5 ст. 46 Закона об ООО в новой редакции).

Презюмируя добросовестность стороны по сделке, законодатель тем самым обеспечивает стабильность имущественного оборота. Еще до принятия Закона № 343-ФЗ, значительно сузившего содержание понятия крупной сделки, в судебной практике сложилась презумпция, согласно которой сторона сделки не знала и не должна была знать о том, что сделка являлась крупной, кроме случаев, когда это было очевидно любому разумному участнику оборота исходя из характера сделки, например при отчуждении одного из основных активов общества (недвижимости, дорогостоящего оборудования и т. п.) (см. подп. 3 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28).

Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, который лег в основу Закона № 343-ФЗ, ссылка на ст. 173.1 ГК РФ при обжаловании крупных сделок предполагает для признания сделки недействительной исключение необходимости доказывания того, что эта сделка нарушает права и законные интересы общества и (или) акционера (участника), поскольку, во-первых, ст. 173.1 ГК не содержит такого условия для признания сделки недействительной; во-вторых, крупные сделки в текущем регулировании (связанные с прекращением, изменением вида и масштабов деятельности) по сути представляют собой квазиреорганизацию или квазиликвидацию, в связи с чем вопрос о доказывании нарушения прав и законных интересов общества и (или) акционера (участника) нивелируется. «Указанные корпоративные действия могут быть совершены только по решению общего собрания участников (акционеров), при этом не имеет значения вопрос о выгодности таких действий» (пояснительная записка к проекту федерального закона № 1062760-6).

То есть при наличии иных необходимых оснований крупная сделка признается недействительной независимо от того, причинила ли она убытки обществу или нет.

Такой подход должен найти понимание в правоприменительной практике, которая в текущий момент ориентирована на обязательное установление убытков или иных неблагоприятных последствий для признания крупной сделки недействительной.

В правоприменительной практике имущество как предмет крупной сделки всегда трактовалось широко: не только как вещи и иное имущество, включая бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, но и как результаты работ, оказание услуг. Ни новая, ни действовавшая до 1 января 2017 года редакция законов о хозяйственных обществах не содержат исчерпывающего перечня сделок, которые могут относиться к крупным, однако называют отдельные их виды: заем, кредит, залог, поручительство, а также приобретение акций или ценных бумаг, конвертируемых в акции публичного общества, которое повлечет возникновение у общества обязанности направить обязательное предложение в связи с приобретением крупного пакета акций ПАО.

Кроме того, законы о хозяйственных обществах по-прежнему предусматривают в качестве признака крупной сделки не только отчуждение имущества, но и возможность такого отчуждения. К сделкам, прямо или косвенно подразумевающим возможность отчуждения имущества общества, а следовательно квалифицируемым как крупные, могут относиться договоры поручительства, договоры о залоге имущества, договоры о предоставлении независимой гарантии, поскольку неисполнение обеспечиваемого обязательства может повлечь за собой обращение взыскания на имущество поручителя, залогодателя или гаранта с отчуждением этого имущества в установленном порядке.