1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 328

Почем отказ от договора?

Пункт 3 ст. 310 ГК РФ допускает возможность согласования платы за отказ от договора (его изменение) для договоров между предпринимателями. При этом ВС РФ в Постановлении Пленума от 22.11.2016 № 54, разъясняя применение этой нормы, указал, что у суда есть право на снижение несоразмерной платы за отказ от договора. Как на практике будет соотноситься это положение ГК РФ с позицией ВС РФ?

Теперь прямо предусмотрено законом

В силу ст. 309 ГК РФ гражданско-правовые обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

С 01.06.2015 ст. 310 ГК РФ изложена в новой редакции, согласно которой по общему правилу односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами. Одностороннее изменение условий или односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, допускаются в случаях, предусмотренных настоящим ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

При этом предусмотренное ГК РФ, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения или одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства (п. 3 ст. 310 ГК РФ).

Другими словами, действующая редакция указанной нормы допускает установление сторонами обязательства платы за немотивированный (безусловный) односторонний отказ от исполнения и / или немотивированное (безусловное) одностороннее изменение условий обязательства в случаях, предусмотренных как законом, так и договором.

Нельзя сказать, что установление такой платы явилось абсолютной новеллой для российского гражданского законодательства, поскольку и до 01.06.2015 нормы, регулирующие отдельные виды договоров, предусматривали возможность одностороннего отказа от договора при условии выплаты второй стороне соответствующей компенсации.

В частности, заказчик по договору подряда по общему правилу вправе в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. При этом заказчик обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу (ст. 717 ГК РФ). Заказчик по договору возмездного оказания услуг вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, исполнитель вправе отказаться от исполнения договорных обязательств лишь при условии полного возмещения заказчику убытков (ст. 782 ГК РФ).

С точки зрения правовой природы предусмотренная п. 3 ст. 310 ГК РФ плата за односторонний отказ от исполнения или одностороннее изменение обязательств представляет собой компенсацию возможных убытков второй стороны, вызванных отказом или изменением, а не неустойку или штраф, так как это плата за правомерное поведение, допускаемое законом или договором, а не за нарушение обязательства.

Поскольку установление сторонами указанной платы теперь прямо предусмотрено законом, рекомендуется включать соответствующее условие в договоры, заключенные на определенный срок и содержащие положение о праве каждой из сторон на немотивированный отказ в любой момент.

Позиция ВС РФ

Пленум ВС РФ 22.11.2016 опубликовал Постановление № 54 (далее – Постановление), в п. 16 которого содержится следующее разъяснение: если будет доказано очевидное несоответствие размера денежной суммы (предусмотренной п. 3 ст. 310 ГК РФ) неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий, а также заведомо недобросовестное осуществление права требовать ее уплаты в этом размере, то в таком исключительном случае суд вправе отказать в ее взыскании полностью или частично (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Приведенное разъяснение коррелирует с позицией, выраженной ранее в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, согласно которому с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора. Таким образом, применение разъяснений Пленума ВС РФ не поставлено в зависимость от распределения баланса сил в отношениях сторон.

Из приведенного содержания п. 16 Постановления следует, что в случае уклонения стороны, заявившей об отказе от исполнения или об изменении обязательства, от предоставления согласованной платы возможность второй стороны взыскать такую плату в судебном порядке может быть ограничена судебным усмотрением. Однако, с учетом того, что в силу прямого указания отказ во взыскании полностью или частично возможен только в исключительном случае, при одновременном наличии двух условий: доказанное очевидное несоответствие требуемой суммы неблагоприятным последствиям, которые претерпела вторая сторона, а также доказанное заведомо недобросовестное осуществление второй стороной права требовать уплаты такой суммы – можно предположить, что на практике данные разъяснения применяться судами будут нечасто.

Несмотря на отсутствие указания на распределение бремени по доказыванию наличия двух необходимых условий, логично предположить, что это бремя должно быть возложено на сторону, не желающую исполнять обязательство по оплате соответствующей компенсации. И это бремя нельзя назвать легким, ведь необходимо доказать в совокупности отсутствие или малую значимость неблагоприятных последствий для другой стороны, а также недобросовестность поведения данной стороны.

Касательно очевидного несоответствия требуемой суммы неблагоприятным последствиям, которые претерпела вторая сторона, в п. 16 Постановления не приведены критерии или порядок установления такого несоответствия. Судебная практика по отказу во взыскании платы или взыскании лишь части ввиду несоразмерности, исходя из разъяснений Пленума ВС РФ, к настоящему моменту не сформирована.

Что осталось не ясным

Если обратиться к практике судебного применения вышеупомянутого п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, то можно увидеть, что в каждом споре критерий соразмерности платы стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ (возможным), потерям другой стороны от досрочного прекращения договора определяется судом дискреционно, исходя из предмета, срока, иных условий договора, его правовой природы, положения сторон и характера отношений между ними.

Например, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 28.08.2014 по делу № А56-69830/2013 указал, что уплата субарендатором неустойки в размере арендной платы за два месяца представляется экономически обоснованной гарантией, обеспечивающей имущественные интересы арендодателя, который при заключении договора субаренды исходил из долгосрочности арендных отношений.

Думается, что в случае установления несоразмерности платы разумно присудить ко взысканию плату в части, не превышающей соразмерный, по мнению суда, уровень. Тем не менее, исходя из прямого указания п. 16 Постановления, судам предоставлено право отказать во взыскании платы в полном объеме.

Также Пленумом ВС РФ не разъяснено, что подразумевается под недобросовестным осуществлением второй стороной права требовать уплаты такой суммы. Приведенный в п. 16 Постановления п. 2 ст. 10 ГК РФ отсылает к п. 1 указанной статьи: не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Данная норма, как известно, носит общий характер, в связи с чем суды применяют ее неохотно, хотя и более часто в последнее время.

С учетом того что право стороны требовать уплаты компенсации обусловлено реализацией другой стороной своего права на безусловный отказ от обязательства или его изменение (то есть сторона осуществляет свободный выбор – исполнять обязательство согласно его условиям либо отказаться от него или изменить), даже умозрительно трудно представить, какое именно осуществление соответствующей стороной права требования платы в данном случае может быть признано недобросовестным.

Необходимо также отметить, что из текста п. 16 Постановления не ясно, вправе ли суд по своей инициативе отказать во взыскании или снизить размер платы либо для этого требуется заявление стороны, которая уклоняется от исполнения обязательства по выплате компенсации. Разумно предположить, что стороне, заинтересованной в уменьшении или отказе во взыскании платы, нелишне заявить об этом по аналогии с п. 1 ст. 333 ГК РФ, не дожидаясь инициативы суда.

Так, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела № А56-30541/2016 не сделал вывода о несоразмерности платы за отказ заказчика от договора возмездного оказания услуг, равной общей стоимости услуг, вне зависимости от фактически понесенных исполнителем расходов и достигнутых результатов, и удовлетворил исковые требования о взыскании указанной платы в полном объеме. При этом в тексте судебного акта отсутствует указание на заявление ответчиком о несоразмерности данной платы (Постановление от 26.12.2016 № 13АП-27555/2016).

Чтобы условие о плате за немотивированный отказ от исполнения обязательства (его изменение) в одностороннем порядке считалось согласованным, стороны должны определить в договоре фиксированную сумму такой платы или порядок ее определения. Также существует мнение о том, что рассматриваемая плата может выражаться не в уплате определенной денежной суммы, а в передаче некоего иного, заранее определенного имущества, исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Данная позиция представляется неоднозначной ввиду прямого указания в п. 3 ст. 310 ГК РФ именно на денежную сумму, в связи с чем есть риск, что в случае спора суд сочтет условие о передаче иного имущества не соответствующим указанной норме закона и откажет в его применении.

На практике стороны, определяя размер и/или порядок исчисления платы за отказ от исполнения (изменение) обязательства, отталкиваются от особенностей договора, его предмета, цены. Если договор предполагает длящееся исполнение, с регулярным взаимным предоставлением (например, договор аренды, договор оказания услуг по теплоснабжению), стороны могут согласовать, что подлежащая выплате компенсация эквивалентна сумме нескольких регулярных платежей (например, арендной плате за два-три месяца).

Для единовременно исполняемых обязательств характерно установление в качестве платы фиксированной суммы, эквивалентной цене договора или ее части либо определенной сторонами произвольно. Возможно определить размер платы посредством отсылки к потерям другой стороны, которые могут быть вызваны отказом от исполнения (изменением) обязательства. Например, как указал Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, для арендодателя такие расходы могут быть связаны с простоем имущества и поисками нового арендатора, для арендатора – с заключением нового договора с более высокой арендной платой (Постановление от 26.12.2016 № 13АП-27555/2016 по делу № А56-30541/2016). Также стороны могут установить дифференцированный размер платы в зависимости от срока совершения отказа (изменения) обязательства.

Рекомендации

В качестве примера договорного условия о плате за отказ от договора можно привести следующее: «В случае одностороннего отказа заказчика от договора (оказания услуг, заключенного 26.05.2016) в любую из дат после 31.08.2015 заказчик обязуется уплатить исполнителю компенсацию в течение 7 (семи) календарных дней в следующих размерах:

– при отказе от договора в срок до 03.12.2015 – 70% от указанной в п. 3.1 договора суммы с зачетом выплаченного аванса;

– при отказе от договора после 03.12.2015 – 100% от указанной в п. 3.1 договора суммы с зачетом выплаченного аванса».

Поскольку п. 16 Постановления судам предоставлено право по своему усмотрению отказать во взыскании несоразмерной платы за отказ одной стороны от исполнения (изменение) обязательства, с учетом тенденций судебной практики можно рекомендовать участникам гражданского оборота устанавливать такую плату в разумных пределах, исходя из критерия соразмерности цене договора и/или возможных потерь второй стороны вследствие прекращения или изменения обязательства.