1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 74

Мировой судья оказался прав

Являясь одним из основных звеньев судебной системы России, мировые судьи ежегодно рассматривают до одной трети уголовных дел, добрую половину гражданских дел, практически все дела об административных правонарушениях. При этом региональные судебные системы не только не всегда быстро и оперативно исправляют ошибки мировых судей, но и зачастую необоснованно вмешиваются в законные судебные решения. На примере двух дел продемонстрируем произвол, допускаемый судьями районных судов при рассмотрении решений мировых судей.

Переводчик был не нужен

Согласно п. 2.3.2 ПДД РФ водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения (формальный состав).

У дома 28 по ул. Фестивальной г. Курска 1 марта 2016 года в 17.45 был задержан С., управлявший автомобилем ВАЗ 21103, судя его поведению, в состоянии опьянения. С. не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Постановлением и. о. мирового судьи от 24.03.2016 С. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, ему назначено наказание – штраф 30 000 руб. с лишением права управления транспортными средствами на 1 год 6 мес.

Решением судьи Ленинского районного суда г. Курска от 04.05.2016 данное постановление было отменено и дело возвращено на новое рассмотрение мировому судье ввиду того, что дело С. рассмотрено мировым судьей в отсутствие переводчика.

Определением мирового судьи дело С. в очередной раз было назначено к слушанию.

Одновременно С. обжаловал в Курском областном суде решение судьи Ленинского районного суда, поставил вопрос о прекращении производства по делу, так как оснований направления его на медицинское освидетельствование не имелось.

Заместитель председателя Курского областного суда отменил и решение судьи Ленинского районного суда г. Курска, и определение мирового судьи, возвратил данное дело в Ленинский районный суд г. Курска на новое рассмотрение.

Вернемся к позиции судьи районного суда о нарушении прав водителя тем, что дело рассматривалось в отсутствие переводчика. С такой позицией нельзя согласиться. Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (ст. 24.1 КоАП РФ).

Любопытными являются причины, по которым, по мнению судьи районного суда, дело должно было рассматриваться с участием переводчика. Во-первых, С. окончил среднюю школу в Республике Армении. Во-вторых, один из свидетелей рассказал судье, что С. обращался к нему с просьбой перевести постановление с русского на армянский язык. Вопреки требованиям ст. 26.11 КоАП РФ, все иные обстоятельства, имеющие существенное значение для решения вопроса об участии в деле переводчика, оставлены судьей районного суда без какого-либо исследования.

При этом судья районного суда проигнорировал то, что С. – гражданин РФ. Он собственноручно на русском языке давал письменные объяснения по делу.

В ходе составления протоколов по делу и рассмотрения дела в суде С. не заявлял о необходимости назначения ему переводчика. С момента переезда С. из Армении в Россию прошло 19 лет.

При наличии у судьи сомнений относительно необходимости участия переводчика судья должен был дать оценку данным обстоятельствам и при необходимости допросить понятых и должностных лиц, составлявших протоколы по делу, выяснить у С., на каком языке он прошел курс обучения ПДД и сдал экзамены на получение водительского удостоверения.

Однако указанные выше обстоятельства и факты судьей районного суда не оценены и не проверены, меры к всестороннему, полному и объективному рассмотрению данных обстоятельств не приняты. Такое рассмотрение дела не отвечает указанным в ст. 24.1 КоАП РФ задачам производства по делам об административных правонарушениях.

Изложенное свидетельствует о том, что при рассмотрении данного дела об административном правонарушении требования ст. 24.1 и 26.1 КоАП РФ о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, соблюдены не были.

При таких обстоятельствах решение судьи Ленинского районного суда г. Курска от 04.05.2016 подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела судье следует учесть вышеизложенное, всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении и вынести законное и обоснованное решение (Постановление заместителя председателя Курского областного суда от 23.06.2016 № 4-а-128).

Грубая ошибка суда апелляционной инстанции

По приговору мирового судьи от 29.05.2013, оставленному без изменения апелляционным постановлением Северодвинского городского суда Архангельской области от 09.07.2013, Ц. Ек. и Ц. Ел. осуждены по ч. 1 ст. 116 УК РФ, каждой назначен штраф 5000 руб. Постановлением мирового судьи с обеих осужденных в пользу потерпевшей взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 56 000 руб. с каждой.

Апелляционным постановлением Северодвинского городского суда Архангельской области от 13.11.2014 вышеуказанное постановление мирового судьи изменено: постановлено взыскать с осужденных в пользу потерпевшей расходы в размере 14 500 руб. с каждой.

Постановлением судьи ВС РФ от 19.02.2015 потерпевшей А. отказано в передаче кассационной жалобы на апелляционное постановление Северодвинского городского суда Архангельской области от 13.11.2014 для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В повторной кассационной жалобе, потерпевшая, ссылаясь на Определение КС РФ от 09.02.2016 № 222-0, вынесенное по ее жалобе, в очередной раз заявила, что суд апелляционной инстанции необоснованно снизил сумму понесенных ею расходов на оплату услуг представителя, подлежащих взысканию с осужденных.

Заместитель Председателя ВС РФ, проверив доводы жалобы по материалам уголовного дела, пришел к выводу, что она вместе с уголовным делом подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ потерпевший по уголовному делу имеет право иметь представителя. В силу ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 УПК РФ.

Согласно п. 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ в редакции закона, действовавшего на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, относятся к процессуальным издержкам. В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены.

Согласно п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 № 42 в случае, когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом как до вступления в законную силу приговора, так и в период его исполнения.

Постановлением мирового судьи от 22.11.2013 по ходатайству А., поданному после постановления приговора, о взыскании судебных расходов постановлено заявленные потерпевшей расходы в размере 112 000 руб. на участие в суде представителей – адвокатов Насонова А.В. (в размере 67 000 руб.) и Казарина Э.Н. (в размере 45 000 руб.), подтвержденные соответствующими документами, взыскать с осужденных Ц. в равных долях как процессуальные издержки в соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК РФ.

Однако суд апелляционной инстанции освободил обеих осужденных от уплаты процессуальных издержек в указанном размере. Связано такое решение было с тем, что мировой судья участка № 7 заявил самоотвод и дело передали на рассмотрение мировому судье другого судебного участка – № 6. Суд апелляционной инстанции сослался на то, что на момент рассмотрения уголовного дела в отношении Ц. по существу мировым судьей до заявления мирового судьи о самоотводе и передачи уголовного дела для рассмотрения мировому судье судебного участка № 6 ни Ц. Ек., ни Ц. Ел. осужденными не являлись, частный обвинитель А. требований о возмещении ей представительских расходов не предъявляла, выплаты процессуальных издержек за счет средств Федерального бюджета РФ не производились. Поэтому суд посчитал взыскание с осужденных 40 000 руб., выплаченных частным обвинителем адвокату за представление ее интересов в судебных заседаниях у мирового судьи судебного участка № 7 г. Северодвинска Архангельской области, противоречащим нормам уголовно-процессуального закона.

По нашему мнению, такой вывод суда апелляционной инстанции противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

КС РФ в своем Определении от 09.02.2016 № 222-0 указал, что, принимая во внимание конституционно значимые цели, которые преследуются установлением института самоотвода судьи в связи с обстоятельствами, исключающими его участие в производстве по уголовному делу, а также учитывая, что такое производство с момента его возбуждения и до вступления в силу итогового судебного решения представляет собой единый процесс, расходы потерпевшего, понесенные на участие его представителя в судебном разбирательстве уголовного дела, в том числе в период до самоотвода первоначально рассматривающего данное дело судьи, образуют неразрывный массив и подлежат компенсации в установленном порядке.

Указанные обстоятельства не были учтены судьей Верховного Суда РФ при рассмотрении предыдущей кассационной жалобы потерпевшей А., в связи с чем постановление от 19.02.2015 подлежит отмене, а кассационная жалоба передаче с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции – президиума Архангельского областного суда (Постановление заместителя Председателя ВС РФ Давыдова В.А. от 21.07.2016 № 1-УД 16-2).

Послесловие

Основные научно-практические выводы напрашиваются сами собой. Искушенный читатель, скорее всего, уже сделал предположения, в силу каких обстоятельств районный судья вмешался в решение своего младшего по судебной иерархии коллеги, констатируя, что последний не заметил того факта, что успешно учившийся в России на русском языке уроженец Армении вдруг забыл этот язык к суду второй инстанции.

В данном случае радует то обстоятельство, что заместитель председателя Курского областного суда счел нужным надлежащим образом разобраться этом деле.

Что касается второго примера, то избитой осужденными потерпевшей, чтобы восстановить законность постановления мирового судьи, пришлось дойти сначала до Конституционного Суда, а затем уже до заместителя Председателя Верховного Суда. Утверждение суда апелляционной инстанции о том, что к моменту передачи дела из одного участка в другой обе осужденные таковыми не являлись, не выдерживает не только юридической оценки, в нем нет элементарной логики.

Кто-то скажет, что приведенные примеры носят частный характер. Позволим себе с данным суждением не согласиться. Произвол, допускаемый судьями районных судов при рассмотрении решений мировых судей, явление далеко не редкое. Механизма реагирования на него нет. Не случайно судьи по делу С. вошли в режим ожидания, пока истечет срок привлечения его ответственности. Также не случайно, что А. пришлось доказывать свою очевидную правоту даже в Конституционном Суде РФ.